Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Анна Козачек: «Каким будет климат Земли, зависит от нас»
    Ученый-гляциолог – о глобальном потеплении и не только.
659
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Анна Козачек: «Каким будет климат Земли, зависит от нас»

Ученый-гляциолог – о глобальном потеплении и не только.

Арина Демидова

Магистр географии Анна Козачек в 33 года работает младшим научным сотрудником Лаборатории изменений климата и окружающей среды Арктического и антарктического научно-исследовательского института. По специальности она гляциолог, специалист по изучению ледяных кернов (цилиндрических образцов льда).

Ледники формируются благодаря накоплению слоев снега. Каждый последующий отличается составом и структурой. Со временем снег под давлением слоев становится ледником. Каждый слой помогает ученым получить информацию о климате. Ледяные керны собирают на всех континентах, но большинство из них поступает из Антарктики и Гренландии. Гляциологи занимаются наукой о природных льдах во всех их разновидностях на поверхности Земли, в атмосфере, гидросфере и литосфере.

Чем вы увлекались в детстве? Любили ли познавать все необычное?
Мне всегда нравились географические карты. Мне кажется, я даже читать училась не по букварю, а по атласу мира. Хотя не могу сказать, что география была моим самым любимым предметом в школе. Физика, химия и история мне тоже нравились, но я выбрала профессию, которая связана не только с интересными знаниями, но и с полевыми исследованиями. Так и оказалась на факультете географии и геоэкологии СПБГУ.

Почему выбрали направление гляциологии? Популярно ли оно в России, на ваш взгляд, и почему?
Да, в России много гляциологов и много научных организаций, где изучают ледники. В гляциологии я оказалась скорее случайно, моя однокурсница узнала про набор студентов в отдел подготовки кадров ААНИИ, мы вместе проходили конкурсный отбор, и меня взяли на стажировку в лабораторию, которая занимается изучением ледяных кернов. Мне понравилось, и я осталась.

Вы всегда хотели заниматься наукой или выбирали, сравнивали с другим направлением деятельности?
Нет, не выбирала, пришла на работу в ААНИИ сразу после бакалавриата в 2009 году. Учебу в магистратуре СПБГУ совмещала со стажировкой в отделе подготовки кадров ААНИИ, а потом перешла на работу в Лабораторию изменений климата и окружающей среды ААНИИ, где сейчас и работаю.

Есть ли у вас кумиры в научном мире?
Кумиров нет, но я с интересом слежу за работами коллег из других институтов, не только российских, но и зарубежных, которые занимаются исследованиями ледяных кернов.

Какую из собственных работ считаете прорывом?
Такой работы пока нет. Сейчас большинство работ, по крайней мере в области исследования ледяных кернов, не содержит каких-то прорывных результатов. В основном в этих работах представлены новые данные, сделаны уточнения предыдущих результатов, но все вместе эти труды позволяют узнать больше об изменениях климата в прошлом.

Над чем вы сейчас работаете?
Дописываю кандидатскую диссертацию про изменение климата на Кавказе по данным ледяного керна с Эльбруса. Хочу отметить, что существенных изменений за последние 200 лет не было.

Как выглядели экспедиции, в которых вы бывали?
Их было много и разных, и каждая чем-то особенна. Но ни в одну из них я строгий отбор не проходила, достаточно было только желания поработать в поле. Например, в первую экспедицию на Алтай попала потому, что туда ездили все желающие студенты кафедры. В 2010 году я участвовала в экспедиции в Выборгском районе Ленинградской области, это совсем недалеко, но она отличалась тем, что ее организовали студенты самостоятельно, без участия преподавателей. Мы делали описания ландшафтов и затем составили ландшафтную карту. Это стало темой дипломной работы моей однокурсницы. А в 2016–2017 году я участвовала в экспедиции на НЭС (научно-экспедиционное судно. – Ред.) «Академик Трёшников», где было много иностранных ученых, и помимо моих научных задач часто приходилось быть переводчиком при общении ученых и экипажа.

Как вы попали в самую первую экспедицию?
Первый раз в экспедиции я была на Алтае в 2007 году, когда училась на втором курсе университета. Попасть в нее было довольно просто, достаточно сообщить преподавателю, ответственному за экспедицию, о своем желании участвовать. Я, конечно же, хотела и поехала. Мы изучали динамику ледников и многолетней мерзлоты в горном массиве Монгун-Тайга. Экспедиция длилась больше месяца. До объекта исследования мы добирались сначала на поезде до Барнаула, а потом на машине ГАЗ-66 ехали по Чуйскому тракту и по бездорожью еще несколько дней. В той экспедиции я впервые увидела ледник, научилась работать с образцами льда, грунта и растений, а еще научилась готовить еду в полевых условиях, что тоже очень важно.

Какая из экспедиций больше всех запомнилась и почему?
Больше всех запомнилась Кругосветная антарктическая экспедиция: ноябрь 2016-го – апрель 2017-го. Она продолжалась пять месяцев. Я работала на НЭС «Академик Трёшников» и выполняла измерения изотопного состава водяного пара в атмосфере. Маршрут основной части экспедиции начался и закончился в Кейптауне, он включал заход в порты Хобарта и Пунта-Аренаса и работу на островах Марион, Крозе, Кергелен и Хёрд (Индийский океан), Макуори, леднике Мерц, островах Баллени, Скотта, Петра I и Диего-Рамирес (Тихий океан), на Южных Сандвичевых островах, островах Южная Георгия и Буве (Атлантический океан). Моя деятельность в рамках российского проекта была связана с измерениями изотопного состава водяного пара в атмосфере, что необходимо для получения новых данных о формировании осадков над поверхностью океана.

Почему, на ваш взгляд, Антарктика и Арктика нуждаются в исследовании?
Сейчас воздействие человека на окружающую среду очень велико. Важно понимать, как именно человек влияет на природу в том или ином регионе. В исследовании нуждаются все зоны нашей планеты. Проблема скорее в том, что в Арктику и Антарктику сложнее организовать экспедицию, поэтому нужно использовать любую возможность для получения новых данных.

В чем, на ваш взгляд, ценность ваших исследований для фундаментальной науки и, возможно, в дальнейшем – в прикладной?
Мы изучаем, как менялся климат в прошлом. Это позволяет выявить закономерности климатических изменений и отделить изменения, происходящие по естественным причинам, от тех, что вызваны деятельностью человека. Узнав эти закономерности, мы можем прогнозировать, как будет меняться климат в будущем.

Ученые, как правило, люди с определенными требованиями ко всему своему окружению. Есть ли у вас какие-то требования к друзьям, знакомым, близким?
Нет, главное, чтобы люди были хорошие и адекватные.

Как каждый человек может заботиться о том, чтобы на планете не наступил климатический кризис?
Существует множество маленьких дел, которые каждый в состоянии совершить для заботы о собственной планете. Важно выбрать то, что вы можете делать без ущерба для своего комфорта: сдавать мусор раздельно, отказаться от личного автомобиля, стать веганом. Каждый может внести свой вклад, и для этого не нужно много усилий.

В прошлом году 14 февраля вы читали лекцию про то, как менялся климат Земли и каким он будет. А каким он будет?
Каким будет климат Земли, зависит от нас. Есть несколько сценариев в зависимости от количества выбросов углекислого газа в атмосферу. Если выбросов будет больше, чем сейчас, то будет увеличение температуры воздуха на 6 градусов, что приведет к катастрофическим последствиям, изменится практически всё, но не факт, что везде эти изменения будут в худшую сторону. А если выбросы останутся на уровне 2000 года, то климат останется таким, какой он есть сейчас. Этими оценками занимается межправительственная группа экспертов по изменениям климата (МГЭИК), они используют все имеющиеся публикации по климатической тематике для оценки будущих изменений климата и многого другого.

Чем деятельность молодых исследователей в России отличается от работ коллег из СНГ и Европы, на ваш взгляд?
В научном плане ничем, все одинаково стремятся к получению новых данных и знаний. Есть организационные отличия, например, в Европе конкурс на должность научного сотрудника огромный, десятки человек на место, в России почти всегда можно устроиться на работу просто так, без конкурса. Не уверена, что это хорошо, но это так.

Что бы вы посоветовали школьникам, которые хотят заняться наукой?
Найти ту область науки, в которой интересно, и развиваться в этом направлении: общаться с известными специалистами в этой сфере, читать статьи, найти работу, возможно, на первых порах неоплачиваемую, по выбранной теме.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"