Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Армине Макичян: «Я проводила экскурсии для Дэвида Духовны и дочери Че Гевары»
    Заместитель заведующего экскурсионно-методическим отделом Государственного исторического музея — о музее мечты, зрителе мечты и королеве Иордании
2741
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Армине Макичян: «Я проводила экскурсии для Дэвида Духовны и дочери Че Гевары»

Заместитель заведующего экскурсионно-методическим отделом Государственного исторического музея — о музее мечты, зрителе мечты и королеве Иордании

https://t.me/Armine_o_prekrasnom

Арина Демидова

Армине Макичян ровно треть своей жизни работает в Государственном историческом музее в Москве. За это время она успела показать экспонаты и рассказать о них множеству мировых знаменитостей — от Дэвида Духовны до Мика Джаггера.

Вы из «музейной» семьи? Это обусловило выбор профессии?

Я не из музейной семьи, долго думала, куда поступить. Дедушка у меня хотел быть историком, но не сложилось. Папа интересовался историей, даже исследовал генеалогическое древо. Я сначала хотела на журналистику, потом решила на социологический факультет, даже отучилась на курсах. Затем к нам пришел искусствовед, который интересно рассказывал о своей профессии. И я решила, что стану искусствоведом. Но так как мне архитектура нравилась больше, чем живопись, я пошла на исторический в МГУ. На 4-м курсе у нас была производственная практика. Мы приехали в Санкт-Петербург и ежедневно ходили по музеям. И я поняла, что хочу пойти работать в музей. После возвращения в Москву распечатала себе список и стала звонить по вакансиям. В историческом музее не было вакансий, но я позвонила, попробовала и случайно попала к моей будущей начальнице. Меня пригласили на собеседование. Прошла его, предложили работу. Меня поддержали родители. Когда я готовила первую экскурсию, показывала им какие-то памятники и картины и спрашивала, интересно ли.

Помните свою первую экскурсию?

Было страшно. Мы сначала готовим экскурсию, проводим пробную, потом нас прослушивает методист, потом комиссионное прослушивание. У меня так получилось, что пробной экскурсии не было. Методист прослушал меня на первой экскурсии, потом уже было с комиссией. После этого принималось решение, берут ли меня. И тогда моя начальница сказала, что ко мне нет замечаний, и никто с первого раза так хорошо не сдавал. Конечно, это далось мне непросто: за кулисами этого всего было много слез и подготовки.

Как вы доросли до заместителя заведующего экскурсионно-методическим отделом?

В музее работаю больше 11 лет. Прошла испытательный срок, за который необходимо подготовить экскурсию и сдать ее. Тех, кто сдает, берут в штат. Два года параллельно училась на вечернем отделении и работала. После этого я стала методистом, то есть еще и писала маршруты, документы. Плюс методист может готовить других экскурсоводов. Я сначала готовила гидов-переводчиков, а потом уже стала готовить штатных экскурсоводов. Где-то спустя 7 лет от своего устройства в музей стала заместителем экскурсионно-методического отдела. Для этого нужно очень хорошо знать экспозицию, иметь организаторские способности, понимать людей и уметь хорошо работать в команде, видеть сильные стороны своих коллег.

Каковы тренды в современных музеях?

Если говорить о запросах детей — это, конечно, интерактив. Кроме того, в тренде VR/AR. Но это достаточно дорогие технологии. Я работала в Авиньоне (коммуна во Франции. — Ред.) и видела в музее интересную систему экранов: там выдают планшеты, которыми ты проводишь по стене, и показывают картинку, как пространство выглядело много лет назад. VR можно использовать для визуализации предметов старины, которые не сохранились или сохранились не в первозданном виде, потому что часто не хватает образности. Очень важно также посмотреть, как выглядят художественные проекты. Даже оформление становится отдельным видом современного искусства. Опять же, многое зависит от музеев, их аудитории. Многое появляется онлайн, даже маршруты. Наш музей одним из первых начал онлайн-экскурсии на хорошем уровне, и они стали частью жизни. Офлайн, конечно, лучше. Но онлайн-экскурсии дают возможность людям регионов, которые не могут приехать, посмотреть памятники истории или познакомиться с ними.

Есть ли музей, с которым вы бы хотели посотрудничать?

Я бы очень хотела поработать с Британским музеем, так как он проводит много классных программ для детей. И у них ведется хорошая работа также с семьями и индивидуальными посетителями. Я должна была поехать в командировку в этот музей. Но в связи с пандемией пока это все перенеслось на неопределенный срок. Вообще очень интересно на общемузейных конференциях смотреть, как кто развивается. В Эрмитаже недавно рассказывали, как адаптировались на период пандемии. Кто-то даже игры делал. Многие говорят о сложности в привлечении молодежной аудитории. В ход идут в том числе компьютерные игры.

Зритель мечты — кто это?

Любой зритель, которому интересно, что ему рассказывают, как ему рассказывают, который благодарен за то, что ты делишься с ним своими знаниями.

Площадка мечты — какая она?

Мне все нравится в Государственном историческом музее. Я люблю все красивое, места, оформление. В историческом музее этого хватает.

Вы создавали экскурсию для актеров и съемочной группы фильма «Тобол». С какими еще знаменитостями приходилось работать? Чем их поведение отличается от поведения остальных посетителей?

У меня было много VIP-гостей. Это и послы, и шейхи. Я как-то делала экскурсию для королевы Иордании. Кстати, она была в простых джинсах и кроссовках. С ней были телохранители, но они держались поодаль. Она с большим интересом слушала. Проводила экскурсию в Покровском соборе для Мика Джаггера. А одна из первых экскурсий на английском языке у меня была для Дэвида Духовны. Александр Васильев, Полина Гагарина были гостями экскурсий. Одну из экскурсий я проводила для дочери Эрнесто Че Гевары, Алейды. Там была целая делегация с Кубы, еще были кубинский космонавт и революционер. Они ходили в Музей Отечественной войны 1812 года, а потом мы по Красной площади прошлись. И не вспомнить всех, так как мы — один из центральных музеев страны. Сложно сказать, чем знаменитости отличаются от остальных. Бывает такое, что специально для них готовятся экскурсии, как в случае с фильмом «Тобол». Это очень благодарная публика, я никогда не сталкивалась с высокомерием. Люблю с такой публикой работать.

С кем сложнее работать — с детьми или взрослыми?

Не могу сказать, что с кем-то сложнее, но к каждому нужен подход. Я могу работать и с детьми, и со взрослыми, но у меня есть коллеги, которые работают с кем-то одним. Детям необходимо больше внимания, интерактива, вопросов. Взрослые бывают разными. К примеру, иностранцы любят, когда с ними как с детьми общаешься. Многое зависит и от экспозиции. Есть те, которые рассчитаны на взрослых и детей, а есть те, которые рассчитаны на более узкую аудиторию.

Как экскурсовод может привлечь внимание непоседливого подростка?

Смотря какие подростки. Есть те, кого заставили прийти, и ему это все неинтересно. И в таком случае затруднительно заинтересовать. Мы сейчас вышли в TikTok, но сохраняем определенный уровень наших роликов. Есть разная молодежь, среди них много тех, кто интересуется историей. В любом случае важно не настаивать, а заинтересовать. Я, например, люблю аналогии с современным миром.

Как изменились запросы посетителей за последние 10 лет?

У нас более популярными стали театрализованные и интерактивные экскурсии. Театрализация дает больше погружения в атмосферу. Также большим спросом пользуется концерт. Я не могу сказать, что люди за время пандемии отказались от офлайн-экскурсий, напротив: как только музеи открывались, люди приходили в музей лично. Были большие потоки.

Чем отличается самостоятельный поход по музею от похода с экскурсоводом, на ваш взгляд? И чем отличается поход с аудиогидом от этих двух форматов?

Зависит от целей. Например, экспертам экскурсия не нужна. У взрослых также бывает цель быстро пройтись, но тогда проще идти самому. Школьникам, которые сами по себе ничего не поймут, экскурсовод необходим. С экскурсоводом экскурсия получается более живой: ведь насколько бы ни была подробная этикетка, «оживить» тот или иной предмет способен только человек. Экскурсовод может объяснить ценность тех предметов, которые посетители самостоятельно могут не заметить. Лучше всего ходить с экскурсоводом, а потом самостоятельно что-то досматривать.

Насколько часто люди берут экскурсии?

По-разному. Чаще самостоятельно осматривают основную экспозицию, а на выставках стараются брать экскурсии.

Современный экскурсовод — кто он? Что он должен уметь, какими навыками обладать?

Экскурсовод всегда немного психолог: как только видишь группу, ты должен понимать, как удерживать ее внимание, что показывать, о чем рассказывать, должен совершенно точно уметь быть в тренде. Например, одна моя коллега изучила популярную у молодежи игру, и ей теперь намного проще общаться с этой аудиторией. Кроме того, нужно быстро уметь ориентироваться. Бывает такое, что во время экскурсии вы подходите, а экспонат занят. И нужно быстро уметь перестроиться. В нашем музее очень высокие знания истории необходимы, а также нужно знать современную повестку. Например, иностранцам интересна не только история, но и то, что есть сейчас. Также нужно владеть различными интерактивными методами.

Вашей первой темой в ГИМ было «Приглашение в Древнюю Русь». А есть ли тема, период отечественной истории, который привлекает вас больше всего?

Больше всего мне нравятся экскурсии, связанные с историей моды. И я вижу высокий отклик от посетителей, которые приходят на подобные экскурсии. Хотя я готовила множество экскурсий по разным направлениям.

Вы выходите с экскурсиями за пределы музея?

Одной из экскурсий, которую я делала, была «Один день на Красной площади». Она довольно продолжительная по времени, охватывает главное здание музея, Красную площадь и Покровский собор, подходит для туристов, которые приезжают ненадолго, но хотят охватить не только музей, но и как можно больше всего. Я достаточно долго писала по ней методичку, маршрут, согласовывала ее. Но она стала очень успешной, особенно среди иностранцев. Многие предпочитают ее в летнее время.

Какое, на ваш взгляд, ваше главное достижение 2021 года?

Если говорить про работу в музее, то это то, что мы с коллегой создали и доработали систему онлайн-экскурсий. Мы создали огромную фотобазу, наладили работу отдела, подготовили множество экскурсий, сделали и разместили анонсы, поставили все это на поток. Из личного: я начала вести свой блог, мне это очень нравится. Раньше посетители часто спрашивали, есть ли какой-то блог, я в итоге его сделала. Где-то текстом, где-то видео снимаю.

У вас есть профессиональная мечта?

Если говорить про музей, я бы хотела, чтобы у нас было много посетителей, много интересных выставок, была слаженная работа между разными отделами, чтобы то, что мы делаем, пользовалось спросом. И чтобы удалось выйти на доковидные показатели. Я бы также хотела развивать блог, чтобы было больше читателей. Я бы очень хотела развивать онлайн-направление, так как считаю его достаточно перспективным. Но для этого нужны средства, команда. Было бы здорово выйти на иностранный рынок.

Что бы вы посоветовали начинающему экскурсоводу?

Не бояться прежде всего. Также я бы посоветовала много записывать себя на диктофон и работать над речью, искать синонимы. Не быть самокритичным, но анализировать себя. Не расстраиваться, но видеть возможности, точки роста. И понимать, что любые неудачи — они означают только то, что нужно больше работать над собой, заниматься. Слушать методистов, но не бояться привносить что-то свое.

Вы из поколения детей 1990-х. Какое оно, на ваш взгляд, это поколение? Какие сильные его стороны, а в чем недостатки?

Плюс в том, что мы ощущаем это влияние советского периода, но при этом живем уже в новой реальности. У нас есть словно связующая нить двух эпох. Хотя это и плюс, и минус. Образование у нас было лучше, более широкий кругозор, нас учили анализировать, структурировать, на мой взгляд, больше от нас требовали. Мое поколение помнит, когда дети играли во дворе и читали живые книги. Мир в любом случае изменился. Мы застали и то, и это время. Мы можем такой мостик проводить к более старшему поколению, которому зачастую непонятно, что сейчас вообще происходит, и к молодому поколению, объясняя, что и как обстоит на самом деле. У современных детей больше адаптивных способностей, они видят больше. У нас заложено другое отношение ко всему.

Есть ли различия между представителями этого поколения в разных странах?

Отличий очень много. В Европе вообще другой менталитет. Это люди, которые думают по-другому. На мой взгляд, у нас больше уважения к старшим. У них больше свободы самопроявления, мы же являемся более закрытым обществом. Мы чуть более медленные, чем современные дети. Мы настолько не гонимся за деньгами. Сейчас молодежь, когда приходит, часто спрашивает «А сколько это стоит?». Мне такой вопрос даже в голову не приходил.

Каковы приоритеты и жизненные ценности поколения?

Мы несколько более консервативны. У нас заложена ценность уважения к старшим, ценность высшего образования. В Европе, например, вовсе не все считают, что нужно получать высшее образование. У нас есть уважение к своим корням. В парах более традиционные отношения. В Европе сейчас очень редко женщины позволяют перед ними открывать двери.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"