Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Армир Ли: «Мечтаю реформировать джаз!»
    Саксофонист из США — о собственной музыкальной философии, российской джазовой сцене и о том, почему его прозвали Черным сибиряком
Обновлено: 16.06.2024
Лица поколения
7 минут чтения

Армир Ли: «Мечтаю реформировать джаз!»

Саксофонист из США — о собственной музыкальной философии, российской джазовой сцене и о том, почему его прозвали Черным сибиряком


























































































































Армир Ли

Автор: Кристина Сарханянц

Фото: Александр Кучерявый


Восходящая звезда джаза, саксофонист Армир Ли к своим 25 успел поколесить по миру, поиграв в разных городах Америки, в Мексике и Израиле. Обосновался же виртуоз в России — за 2021–2022 годы стал резидентом Клуба Алексея Козлова. Помимо сочинения и исполнения музыки, он занимается преподаванием, в том числе рассказывает о джазе и проводит мастер-классы для людей с ментальными особенностями и слушателей инклюзивных учебных заведений и программ.


Вы из музыкальной семьи? Вообще, чем занимаются ваши родители?

В моей семье никогда не было профессиональных музыкантов, хотя некоторые из моих бабушек и дедушек играли на пианино в церкви. Мой отец Рональд Эдвард Ли был моим первым учителем и вдохновителем игры на саксофоне. А моя мать Иветт Ли научила меня всему, что нужно знать о жизни. Я бесконечно люблю ее и испытываю к ней невероятное уважение. По моему мнению, она отличная женщина.


А на что были похоже детство и юность в Хьюстоне?

Взросление в Хьюстоне подготовило меня ко многому во взрослой жизни. Так, культура американского Юга научила меня смирению и тому, как любить людей. Я многое узнал о жизни, исполнении музыки, музыкальном бизнесе и культуре Техаса от своих наставников Кайла Тёрнера, Даррелла Лавина и других. Именно в Хьюстоне по-настоящему овладел инструментом, играл со своим братом и музыкальным партнером Джеромом Гиллеспи-младшим, и именно там мы с ним прошли через кучу историй и многому научились. Поэтому я испытываю огромную любовь и уважение к этому городу — он сыграл решающую роль в моем становлении и как музыканта, и как человека в целом.

Армир Ли

Вы помните свою первую встречу с музыкой? Была ли это пластинка или живое исполнение? Что вы тогда почувствовали?

Моя первая встреча с музыкой состоялась, когда я был маленьким мальчиком, — в баптистской церкви. И дальше эти встречи проходили каждое воскресенье. Моей любимой частью похода в церковь было время, когда можно было послушать хор и музыкантов. Я ощущал пульсацию музыки в своем теле, в венах, это было чистое счастье, энергия, которая заставляла меня чувствовать себя супергероем. Это ощущение от музыки побудило меня установить отношения с Богом.


С чего вы начали изучение музыкального мира? С какими жанрами и исполнителями для вас связаны первые погружения в музыку?

Среди стилей, которые вдохновили меня на игру, когда я был еще ребенком, стоит отметить R’n’B 1980-х, нью-джек-свинг (гибрид соула, фанка и хип-хопа, возникший в конце 1980-х. —Авт.) и госпел. В самом начале меня вели такие музыканты, как Майкл Джексон, Анита Бейкер, Кит Свит и другие. Мой интерес к джазу возник позже, когда мне было примерно 13.

Армир Ли

А помните, когда и как впервые услышали саксофон? Каково было ваше первое впечатление от этого инструмента? И помните ли вы момент, когда решили, что станете музыкантом?

На занятия музыкой меня сильно вдохновил отец. Он брался за саксофон, наверное, раза два или три, когда я был маленьким. С чем я мог бы сравнить звучание инструмента в тот момент? Ну это было похоже на лакомство каким-нибудь редким восхитительным шоколадом. С тех пор я задался целью научиться играть на саксофоне и исполнять музыку во всех стилях, где задействован этот инструмент.


Назовите трех саксофонистов, которые для вас абсолютные герои и настоящие мастера.

Первое имя — Кайл Тёрнер. Он уже стал культовой фигурой, такое влияние на джазовую историю и культуру Техаса он оказал. Кайл обладает уникальным чувством в мелодических и ритмических решениях. У него есть способность сыграть ноту так, что вы забудете, что находитесь на свидании, к примеру, он умеет приковать внимание зрителя к сцене. В то же время он очень тонкий, обходительный и обаятельный человек с отличным чувством юмора, в его компании вы всегда весело проведете время. Я безмерно люблю и уважаю Кайла. Для меня он король.

Джейвон Джексон мне как старший брат. Он был моим наставником, когда я учился в университете. Слушать его или играть с ним — эти вещи изменили мой подход к саксофону. Мне буквально пришлось это сделать, когда я стал свидетелем его игры — такой мощный звук он выдавал. Ну и его способность без видимых усилий выдавать сложные последовательности аккордов… И хотя за Джейвоном стоит серьезный послужной список и абсолютно заслуженное звание профессионала, что сделало ему имя и определенный имидж в джазовом сообществе, он по-прежнему остается одним из самых искренних и скромных людей, кого я знаю. И еще: он один из самых стильных джазменов в мире.

Наконец, назову Бенни Картера. Бенни умер в начале 2000-х, но он и родился в 1907-м! Поэтому я не был с ним знаком, но на меня сильно повлияли его записи. Его мелодии — просто мед, а еще у него был интересный, романтический подход к импровизации. Мне также говорили, что для Голливуда он был своего рода «призрачным писателем». Музыка в исполнении Бенни всегда вызывает улыбку на моем лице и напоминает мне о том, как звучит любовь.

Армир Ли

Как получилось, что вы оказались в России? Помните свое первое впечатление от страны и людей? И как оно изменилось со временем, проведенным здесь?

Впервые я попал в Россию, когда приехал в Новосибирск, чтобы выступить на студенческом джазовом фестивале, организованном моей подругой и блестящим продюсером Викторией Верба. Декан исполнительского факультета в Беркли Рон Сэвидж отобрал меня для этого выступления как представителя колледжа на фестивале.

Затем я приехал уже в Москву на гастроли с моим братом, партнером и великолепным пианистом Николаем Мищенко и его трио. Мы решили организовать тур по России после того, как почувствовали связь друг с другом на выступлении в Новосибирске и ощутили потенциал совместной игры.

Мне действительно понравилось в этой стране. Полученный мной опыт оказался фактически полной противоположностью тому, что я ожидал. У России потрясающе богатая культура, в людях заложены правильные ценности. Мне интересно слушать самых разных музыкантов и выступать с теми, кого я, без преувеличения, считаю величайшими джазменами в мире: это Павел Тимофеев, Петр Ившин, Дмитрий Сабуров, Игорь Яковенко, Даниэль Адиянц, Николай Мищенко, Илья Блаж и многие другие.


Тогда назовите нескольких молодых наиболее перспективных российских джазовых музыкантов прямо сейчас.

Во-первых, Николай Мищенко — мой давний друг. Мы в некотором смысле братья. Его подход к игре на пианино волшебен и романтичен. Слушать его, играть с ним — все равно что смотреть театральную постановку: он всегда привносит в музыку много эмоций и жизни. На мой взгляд, он настоящий новатор и легенда.

Во-вторых, Даниэль Адиянц — еще один мой названный брат. То, как играет на пианино Адиянц, — это как оно и должно быть. Он великолепен в роли аккомпаниатора, но может проявить себя и как умелый солист. Он всегда привносит в концерты очарование, а в музыку — плавность. За сценой Даниэль — тоже образец скромности и профессионализма. И его я также могу причислить к джазменам, очаровывающим публику не только своими музыкальными способностями, но и безупречным вкусом во внешнем виде. Это один из самых выдающихся пианистов нашего поколения.

В-третьих, Эдмонд Мурадян — молодой пианист большого таланта, на мой взгляд. Он все еще совершенствует свое звучание, но каждый раз, когда я его слышу, оно становится более определенным. Я чувствую его страсть и любовь к музыке, и это очаровывает меня, немного напоминает меня самого в его возрасте. В игре Эдмонда есть пламенный подход к музыке, который соединяет музыку с сердцем. Впрочем, он умеет быть и методичным, деликатным, держать все под контролем.

Наконец, Антон Нетёсов, я выступал с ним недавно, и он проявил себя как талантливейший контрабасист. У него сдержанная манера, но живой ум, и он прекрасно демонстрирует это в своей игре. Многие молодые музыканты стремятся показать мастерство, а Нетёсов обращается к эмоциональным вещам. У него внутри вообще много глубоких эмоций и мыслей, и по жизни он, возможно, стесняется их раскрывать, но все меняется, когда он выходит на сцену. Он также готов к вызовам и не боится чего-то не знать или не уметь. Антон всегда стремится стать лучше, развиваться, и я это очень уважаю.

Армир Ли

Не могу не спросить, откуда такое прозвище — Черный сибиряк?

Обожаю об этом рассказывать (смеется)! Прозвище придумал классный московский контрабасист Сергей Васильев. Мы как-то репетировали с группой, и я упомянул, что Сибирь — один из моих любимейших в России регионов и что иногда, когда меня спрашивают, откуда я родом, в шутку говорю, что из Новосибирска. Просто потому что это было первое место в России, где я побывал, и очень люблю этот город. Музыканты мне на это сказали, что, раз я такой фанат Сибири, то могу называть себя русским, а я такой: «Да, но тогда я черный русский». Сергей на это выдал: «Не-а, тогда ты черный сибиряк». Все хохотали минут десять. Так оно и прилипло.

Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 4/2023.

23 мая на главной сцене «Клуба Алексея Козлова» Армир Ли представит новую концертную программу.

Армир Ли

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю