Все самое интересное о жизни стран-соседей России
6771
Культура и традиции
ПОДЕЛИТЬСЯ

Дальше действовать будем мы

Кино Казахстана в XXI веке

Дарья Борисова

Отчеты об итогах международных кинофестивалей все чаще полнятся названиями фильмов из Казахстана. Однажды так уже было – в конце 1980-х на киномир накатила «казахская новая волна». Дерзкий молодняк, воспитанный знаменитым режиссером Сергеем Соловьевым во ВГИКе, вернулся из Москвы в родную Алма-Ату, и началось… Рашид Нугманов, Серик Апрымов, Амир Каракулов – теперь-то они классики. «Дальше действовать будем мы», – как бы говорят им нынешние 20–30-летние режиссеры, продюсеры, актеры.

Интересно, знают ли они, что эта песня Виктора Цоя впервые прозвучала с экрана в 1986 году в учебном фильме их земляка Рашида Нугманова «Йя-хха»?

Поколение беспокойных

Недавно завершившийся 72-й Берлинский кинофестиваль стал для казахского кино триумфальным, фильмы из этой страны завоевали главные призы в двух важных программах: «Счастье» Аскара Узабаева – в конкурсе «Панорама» (где членами жюри являются не профессионалы киноиндустрии, а зрители-киноманы), и «Схема» Фархада Шарипова – в программе «Generation 14+» (фильмы о подростках и молодежи). В конкурсе «Big Screen Competition» 51-го Международного кинофестиваля в Роттердаме, прошедшего за пару недель до Берлинале, состоялась премьера фильма «Штурм» Адильхана Ержанова – пожалуй, самого известного в мире казахского кинематографиста нового поколения. Картины Ержанова участвовали в программах Венецианского, Каннского кинофестивалей, а в 2018-м в Париже прошла ретроспектива фильмов 36-летнего режиссера.

Фильмы представителей нынешней «казахской волны» чаще всего камерные, малобюджетные, какие-то из них сняты в копродукции с другими странами (например, премированное в Берлине «Счастье» Узабаева и представленный в Роттердаме «Штурм» Ержанова – казахско-российские проекты). Что же так привлекает в них отборщиков мировых фестивалей и кинокритиков? Нельзя объяснить нынешнюю востребованность казахского кино только тем, что пресыщенные деятели фестивального движения нашли и раскручивают экзотическую «жилу». Дело в том, что в фильмах Фархада Шарипова, Адильхана Ержанова, их старшей коллеги Жанны Исабаевой (чьи картины также в последние годы достаточно хорошо представлены на киносмотрах) ощутимо искреннее волнение за свою страну, трезвое видение вредоносных процессов, разлагающих общество. Можно применить к этому направлению казахского кино архаичный, но не утерявший смысла термин «кино социального беспокойства». Именно беспокойство авторов за свой народ придает их фильмам нерв, силу воздействия. В фильме Исабаевой «Судьба», премьера которого состоялась в конкурсе 42-го Московского международного кинофестиваля, обжигающе честно воспроизведены реалии жизни в современном Казахстане. Они таковы, что честному и работящему человеку из низов трудно пробиться на благополучный социальный «этаж». Об опасном расслоении общества на очень бедных и очень богатых и фильм Фархада Шарипова «Тренинг личностного роста», признанный лучшим в основном конкурсе 41-го Московского международного кинофестиваля в 2019-м. Последовавшие за «Тренингом» картины Шарипова «18 килогерц» (2021) и «Схема» (2022) рассказывают о серьезном неблагополучии в подростково-юношеской среде. Картина «Счастье» Аскара Узабаева, премированная на Берлинале-2022, вписывается в актуальный общемировой тематический тренд: это история о том, как функционирует в патриархальной семье порочный круг психологического и физического насилия, как мало ресурсов защиты у женщины в «традиционном» обществе.

Адильхан Ержанов работает в совершенно отличной от других манере. Его фильмы (которых на данный момент уже 14!), по сути, представляют собой один большой фильм, действие которого разворачивается в вымышленном казахском аиле Каратас. Это мирок, живущий по своим (абсурдным) законам, а его обитатели – сплошь фрики, носители той или иной социальной «маски» – как было в театре комедии дель-арте, только сатира Ержанова злее и мрачнее сатиры витальных итальянцев. Форма фильмов Ержанова столь эксцентрична, что, на первый взгляд, они совершенно не сравнимы с картинами других режиссеров. Но суть авторского послания в них та же, что и в фильмах других режиссеров нынешней казахской «волны»: нравственный климат общества внушает опасения.

Истории оказалось многовато

Возможно, этот ряд фильмов о проблемах современного казахского общества – естественная реакция молодого поколения на ту ситуацию в отечественном кинематографе, которая сложилась еще в середине 2000-х. Тогда руководством киноотрасли молодого государства был взят курс на производство высокобюджетных исторических блокбастеров и байопиков, рассказывающих миру и самим казахам о героическом прошлом их народа, о выдающихся сынах этого народа. «Нациостроительство» – такой термин позаимствовали у социологов и философов киноведы и культурологи, чтобы определить это направление в кинематографе Казахстана. Открыл этот «парад» амбициозный проект «Кочевник» (2006) по сценарию известного советского кинодраматурга Рустама Ибрагимбекова, в постановке трех режиссеров: Ивана Пассера (Чехия, США), Сергея Бодрова (Россия), Талгата Теменова (Казахстан). Цель проекта – рассказать миру, кто такие казахи. Казахский киновед, кинокритик Гульнара Абикеева назвала этот фильм «героическим сказом о батыре, который родился, чтобы защитить свой народ и отстоять свою землю». Создатели «Кочевника» не скрывали того, что руководствовались голливудскими принципами построения сюжета, разработки образов персонажей. Центральные роли сыграли американские актеры, а в производстве картины участвовали американские специалисты – тем самым предполагалось укрепить потенциал фильма на мировом рынке. Но, по большому счету, «Кочевник» стал событием лишь у себя на родине, и то потому, что под производство этой картины была технически переоснащена национальная киностудия «Казахфильм» и специалисты «среднего звена», работая под началом у американцев, прошли бесценную школу голливудского кинопроизводства. Особой народной любви эта выморочная история-схема, разыгранная загримированными под степняков американцами, не заслужила.

В той же тематической линейке – фильм «Мустафа Шокай» (2008) режиссера Сатыбалды Нарымбетова, экранная биография казахского общественного и политического деятеля начала XX века Мустафы Шокая, который разрабатывал идею объединения народов Средней Азии в государство под названием Единый Туркестан. С 2011 по 2016 год на «Казахфильме» были сняты пять игровых фильмов о жизни первого президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева: «Путь лидера. Небо моего детства», «Путь лидера. Железная гора», «Путь лидера. Огненная река», «Путь лидера. Разрывая замкнутый круг» (режиссер четырех картин Рустем Абдрашев) и «Путь лидера. Так сложились звезды» (режиссер Сергей Снежкин). Альманах «Сердце мое – Астана» был создан под художественным руководством российского режиссера и продюсера Егора Кончаловского (сына Натальи Аринбасаровой – замечательной актрисы, уроженки Казахстана); в нем несколько режиссеров – каждый в своей новелле – признавался в любви к новой столице Казахстана (ныне носящей название Нур-Султан). Наконец, в 2019 году вышел фильм Акана Сатаева «Томирис» о легендарной степной царице, объединившей племена кочевников в борьбе с персидским царем Киром.

Казахстан – фестивальный край

Конечно, в первые десятилетия XXI века в Казахстане снимались не только помпезные высокобюджетные фильмы, имеющие целью рассказать миру, кто такие казахи. Режиссеры, художники, операторы, составившие знаменитую «казахскую новую волну», оставались активными игроками на поле артхауса. И именно их картины представляли миру Казахстан на международных кинофестивалях. Это Серик Апрымов («Аксуат», «Три брата», «Охотник»), Амир Каракулов («Жылама»), Дарежан Омирбаев («Поездка к матери», «Дорога», «Шуга», «Студент»). А также Рустем Абдрашев («Подарок Сталину», «Лоскутное одеяло»), Гульшад Омарова («Шиzа»), Нариман Туребаев («Маленькие люди»), Абай Кулбай («Стриж») и другие. Молодой режиссер Эмир Байгазин (по возрасту принадлежащий к нынешней «казахской волне») добился серьезных успехов со своими иносказательными притчами «Уроки гармонии» («Серебряный медведь» Берлинского кинофестиваля – 2013 за выдающиеся художественные достижения в области изображения) и «Река» (приз за лучшую режиссерскую работу в конкурсе «Горизонты» Венецианского кинофестиваля – 2018). То есть параллельно с кинематографом «крупных форм» жил и тот кинематограф, который на стыке XX и XXI веков привлек внимание киномира к поздне- и постсоветскому Казахстану. Просто поколение «казахской новой волны» выросло, их юношеская дерзость, стремление к эксперименту уступили место зрелости и эстетической солидности. А те ребята, что вступали в мир кино уже в контексте независимой Республики Казахстан (в большинстве случаев, кстати, получившие образование не во ВГИКе, как их предшественники, а в Казахской национальной академии искусств им. Т. К. Жургенова, в которую преобразовали Алма-Атинский театрально-художественный институт в 1993 году), во-первых, еще не созрели для сколько-нибудь серьезных киновысказываний, во-вторых, в 2000-е годы начинающих кинематографистов закономерно поджидали новые соблазны: производство музыкальных клипов, «коммерческое» кино, телевизионные фильмы и сериалы.

Как и в других странах постсоветского центрально-азиатского региона, в Казахстане в годы независимости появились независимые кинокомпании. Есть среди них те, которые гонят сугубо коммерческий продукт, рассчитанный на широкого зрителя внутри страны, или – в лучшем случае – в сопредельных странах. Но некоторые частные студии сотрудничают с национальной киностудией «Казахфильм», с зарубежными кинокомпаниями и делают авторское кино. Казахстан регулярно участвует в совместных постановках, предоставляет кинопроизводственную базу для съемок зарубежных фильмов. Например, в Казахстане снимали свои фильмы такие известные режиссеры, как Фолькер Шлендорф («Ульжан», 2007, Германия – Франция – Казахстан), Сергей Бодров («Монгол», 2007, Россия – Германия – Казахстан), Сергей Дворцевой («Тюльпан», 2008, Россия – Казахстан – Польша – Италия – Германия – Швейцария). Осенью 2021 года на 30-м Открытом фестивале «Киношок» был показан чрезвычайно любопытный фильм «Три» молодого режиссера Руслана Пака, снимавшийся в Казахстане силами южнокорейской, узбекской и казахской компаний.

Думается, развитию копродукции в Казахстане немало способствовал фестивальный бум, развернувшийся в этой стране в 2000-е годы. Для привлечения зарубежных журналистов, дистрибьюторов, фестивальных отборщиков и, наконец, продюсеров в Казахстане делалось все эти годы действительно очень много. В 1998 году в Алма-Ате впервые прошел Международный кинофестиваль «Евразия» – и по сей день крупнейший кинофорум на территории постсоветской Центральной Азии. До 2007 года «Евразия» проводилась ежегодно в Алма-Ате, а с 2008 по 2019 год – в Астане/Нур-Султане. Регулярное проведение этого фестиваля, как и большинства других киносмотров мира, прервала пандемия коронавируса. Но в течение десятилетия жизни «Евразии» на ней побывали сотни кинодеятелей со всего света – в том числе звезды первой величины. Участников фестиваля встречали с особым восточным гостеприимством, а культурную программу организаторы смотра выстраивали таким образом, чтобы приехавшие кинематографисты, журналисты получили максимум живых впечатлений и конкретной информации о том, что может предоставить Казахстан в плане кинопроизводства. Также в Казахстане действуют фестиваль кинодебютов и студенческих фильмов «Звезды Шакена», фестиваль студенческих фильмов и киношкол «Бастау». В 2019 году, накануне начала пандемии, в «старой» столице Казахстана впервые прошел Международный Алма-атинский кинофестиваль. Сегодня кинематографисты Казахстана, как и их коллеги по всему миру, ждут возобновления привычного течения жизни, при котором можно будет вновь планировать программы киносмотров.

С 2019 года основной государственной институцией, определяющей жизнь киноотрасли в Казахстане, является Государственный центр поддержки национального кино (ГЦПНК). Прежде всего аппарат ГЦПНК осуществляет финансирование кинопроектов, претендующих на признание их национальными фильмами. В экспертный совет центра входят порядка 15 кинодеятелей разных поколений и профессий (режиссеры, сценаристы, дистрибьюторы, продюсеры, актеры, киноведы) – то есть это транспарентная, демократичная структура, принцип которой идентичен большинству подобных национальных кинофондов в европейских странах. Наставший в кинематографе Казахстана период можно считать успешным не только из-за того, что фильмы из этой страны один за другим включаются в программы престижнейших кинофестивалей мира. Успех острых, критически осмысляющих действительность картин признан как успех национального кино – а такая способность общества к самоанализу говорит о здоровье и жизнеспособности этого самого общества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Культура и традиции"
Лучшие материалы за неделю