Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Darkhan Juzz: «Мне сделку с совестью предлагали»
    Музыкант из Казахстана Дархан Джунусбеков — о светлой и темной сторонах, общаге и поиске тюркских корней.
1755
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Darkhan Juzz: «Мне сделку с совестью предлагали»

Музыкант из Казахстана Дархан Джунусбеков — о светлой и темной сторонах, общаге и поиске тюркских корней.

Сергей Лютых

Его считают одним из лучших современных трэп-исполнителей, называют звездой инди, а он по-прежнему ощущает себя дворовым пацаном, который просто делает то, что любит.Darkhan Juzz сегодня на пике популярности, но постоянно ищет себя, свою дорогу, вновь и вновь возвращается к собственным корням.

# Семья

Дархану 30 лет. Он был младшим ребенком в семье военного. Его отец 15 лет прослужил в спецназе. С детства у парня сохранились теплые воспоминания о том, как папа пел и играл на гитаре. Мама от музыки всегда была далека, работала маляром, но умеет очень красиво говорить по-казахски. Сын уверен, что именно от нее он научился рифмовать тексты на родном языке.

У Дархана были две сестры, которые всегда заботились о нем. Разница в возрасте со старшей у парня значительная: в год, когда она окончила школу, он только пошел в первый класс. Со средней — Ляйлей — у Дархана были более близкие отношения, но она умерла, когда парень учился в четвертом классе. Большое горе заставило его пересмотреть свою жизнь и разом повзрослеть, но Дархан не зачерствел и не покрылся коркой, а наоборот, открыл в себе творческую жилу. «У меня обострились чувства», — говорит Джунусбеков.

Семья жила в алма-атинском районе Аксай. «Это был “островок” из нескольких бывших общаг: четырехэтажки с длинными коридорами», — вспоминает Дархан. Когда он рос, у каждой семьи тут уже имелись своя кухня и санузел. Мать говорила, что раньше условия были более спартанскими.

Дархану нравился его дом и царивший там особый дух общинной жизни. «Соседи были очень близки друг к другу. Из этого рождалось особое мировоззрение, когда общие ценности важнее личных», — рассказывает музыкант.

Парень с детства рос в двух культурах: русской и казахской. Первую ему прививал отец, вторую —мать. Однако порядок в их доме царил по-настоящему немецкий. Глава семьи требовал, чтобы всё всегда было чисто и аккуратно, следил за осанкой детей, их успехами в спорте. «Папа родился в Павлодаре. У его матери не было грудного молока, а у соседки-немки ребенок скончался, иона выкормила отца. Тот вспоминал это потом, по случаю», — объясняет Дархан.

# Цой

К 14 годам у Дархана назрел протест против по-военному жесткого уклада жизни в семье. Ему больше хотелось проводить время с друзьями во дворе, гулять, курить, общаться с девушками.Однажды он увидел у друга гитару и попросил научить играть. Будущий музыкант был настойчив и внимателен — к концу дня уже освоил песню «Пачка сигарет» Виктора Цоя. У Дархана ломался голос, манера пения Цоя подходила ему больше всего. Но парень пошел еще дальше: проникся образом лидера группы «Кино», стремился стать похожим на него во всем. «Мне казалось тогда, что я смотрю на мир глазами Цоя», — вспоминает музыкант. Подражая кумиру, он занялся и восточными единоборствами.

Со временем стремление подражать прошло, Дархан Джунусбеков стал сочинять свои песни. Он играл их друзьям, они хвалили. Парень стал мечтать о том, чтобы стать популярным музыкантом,но никаких реальных планов на этот счет у него не было. Тогда еще не существовало популярных ныне соцсетей. Единственный путь к успеху, о котором знал Дархан, — работа с продюсерскими центрами, куда без знакомств и денег, как ему казалось, не пробиться. Молодому человеку следовало, как и всем, получить профессиональное образование. На этом настаивали и родители.Дархан поступил в колледж «Престиж» (бывшее ПТУ), но учиться у парня не было никакого желания, и на втором курсе его отчислили.

Джунусбекову по-настоящему хотелось заниматься только музыкой. Где бы он ни находился,голова всегда была занята сочинением новых песен. «Это было похоже на болезнь. Я не мог не заниматься творчеством, не мог остановиться», — говорит Дархан. А эстрадой служила улица,здесь его принимали хорошо. В конце концов именно улица и привела музыканта к славе, но интересно, что ни одна из первых песен не попала в число будущих записей: «Это были очень наивные, добрые песни».

# Дистрибьютор

После отчисления из колледжа Дархан купил газету с объявлениями и устроился работать в дистрибьюторскую компанию, переехал в Караганду. На работе занимался организацией бизнес-тренингов, изданием книг. «Я ворвался в это дело, хотел стать директором, создать свою компанию. Стал немного разбираться в маркетинге, научился вести переговоры, освоил азы ораторского искусства», — вспоминает Джунусбеков. В тот период жизни он глотал одну задругой книги о личностном развитии, носил деловой костюм, мечтал быть богатым и успешным.Но однажды, перебрав с алкоголем, Дархан вновь очутился с гитарой на улице. Он пел и играл,как раньше, и новая творческая волна уже не позволила ему вернуться к прежней жизни и работе в офисе. «Я ушел на Арбат — самое популярное для уличных музыкантов в Алма-Ате место», —рассказывает Дархан. Некоторое время он пел с группой и сочинял на русском языке.

Джунусбеков до сих пор профессионально не учился вокалу и игре на музыкальных инструментах. Все мелодии он пишет и воспроизводит по памяти, ориентируясь на свой природный абсолютный музыкальный слух.

# Новый жанр

Когда Дархан писал свои первые песни, музыкальный вкус подростков определяла принадлежность к той или новой тусовке: тех, кто слушал рэп, или тех, кто слушал рок. Для Джунусбекова с самого начала стили не имели значения. Ему нравились конкретные исполнители,как было с Виктором Цоем, привлекали разные способы творческого самовыражения. Дархан слушал и русский рэп — Касту, Наггано, Многоточие, Noice MC и хиты мировой популярной музыки. Любимой песней у парня в детстве была It’s my Life шведского музыканта Doctor Alban. Он также увлекался творчеством Боба Марли и Элвиса Пресли. Читать рэп научился еще в школе.

«Хороший рэп передает настроение автора, его естественную манеру общения с друзьями. Вот ты рассказываешь им свою историю таким образом. Ритм, темп, особенности рифмования —это все только средства для передачи сути повествования, своего отношения к произошедшему,а мелодичное пение — тоже средство выражения. Мне кажется, это так естественно —переключаться с него на речитатив и обратно», — говорит Дархан.

Музыкальные издания Казахстана причисляют Darkhan Juzz к трэп-исполнителям, называют его восходящей звездой qazaq indie. «Может быть, у меня получится когда-нибудь создать собственный оригинальный жанр, но я еще не нашел», — признается Дархан. Давления со стороны продюсера он не испытывает, потому что продвигает себя сам. Для него большое значение имеет поддержка со стороны друзей и коллег-музыкантов, их советы.

Впрочем, если не жанр, то моду на казахский язык среди сверстников ему уже создать удалось.Несколько лет назад исполнители из Казахстана, желавшие развиваться в международном русле,стремились петь на английском или хотя бы на русском. Сейчас, вслед за Darkhan Juzz, музыканты все чаще стали использовать для творчества родной язык. «Мне просто легче было выразить свои эмоции, свои чувства именно на казахском. А потом уже пришло осознанное желание доказать, что можно быть успешным музыкантом и петь на казахском», — считает Джунусбеков.

# Казах

Творчество помогло Дархану осознать, что прежде он преследовал фейковые цели, стремился к описанной в книгах о мотивации мечте, к богатству. «Но я же не американец, я казах. Нужно свои идеалы и принципы иметь», — подчеркивает музыкант. Так Дархан решил настойчиво продвигаться именно как человек, поющий по-казахски.

Перевороту во взглядах способствовало глубокое погружение в культуру народа. А началось с того, что Дархан, еще питаемый бизнес-амбициями, снял павильон на городском рынке, чтобы торговать материалами для ремонта. «Там я встретил таких казахов, с которыми мы, живущие в городе, обычно не пересекаемся. Настоящих, из аулов», — рассказывает Дархан. Тогда же он увлекся чтением казахских национальных писателей.

«Нас с детства учили: если ты казах, то мусульманин, и выбирать нельзя. Но я стал много читать и узнал, что раньше у нас и религия, и мировоззрение другое было. Нас может объединить не только ислам, но богатая и древняя тюркская культура. Я хочу приложить к этому свои силы и творческие способности», — говорит музыкант. Многому Дархан научился у казахских коллег-музыкантов, особенно у рэперов, с которыми ему довелось познакомиться лично. Большим творческим авторитетом для него стал широко известный и, пожалуй, главный казахский хип-хоп исполнитель Скриптонит.

# Бари-музыкант

«Я очень хотел одну песню сочинить, казалось, ухватил мотив и настроение, но все никак она не давалась. Поехал к родителям за город, куда они переехали несколько лет назад. Там у них озера, степь, лес, я пошел прогуляться. И тут в мне в голову пришла какая-то совсем другая песня — мелодия и слова. Начал ее напевать», — вспоминает Дархан историю написания своего первого суперхита «Бари-музыкант». На следующий же день он записал ее у друзей буквально за полчаса, и к вечеру песню уже выложили в сеть. Клип на нее собрал в YouTube 408 тысяч просмотров.

В 2017 году Джунусбеков стал быстро набирать известность. Его не показывали по телевизору, не раскручивали по радио, но песни Дархана распространялись через соцсети. Тысячи пользователей«ВКонтакте» добавляли их себе на страницы, качали на телефоны, включали своим друзьям на улице, слушали в машинах. Следующий хит «НЕГЕ НИГГА?» собрал в YouTube уже 3 миллиона просмотров. Дархан записал эту песню совместно с несколькими молодыми казахскими трэп-исполнителями.

Интересно, что свой популярный сингл Sheker о роскошной жизни успешного человека Дархан написал еще перед стартом звездной карьеры, когда ему пришлось подрабатывать в Астане официантом в ресторане, куда вообще-то пришел устраиваться как музыкант. «Я сидел в подсобке, мне было так холодно, так плохо, я уже не понимал, зачем и что вообще делаю.Тогда вдруг решил написать песню о том, как будто уже стал богатым и успешным», —вспоминает Darkhan Juzz.

В 2019 году вышел альбом «TBRN». Здесь Дархан решил рискнуть и показать себя аудитории в роли иного исполнителя, едва ли не рокера.

# Darkhan Juzz

Дархан сам придумал себе музыкальный псевдоним, добавив к имени Juzz («жуз»). Впервые он услышал это слово, когда работал в дистрибуции. Коллеги произносили «жуз» в качестве приветствия. А изучая национальную культуру, музыкант узнал, что «жуз» означает «лицо», а вместе с его именем получается нечто индейское — «многогранное лицо».

Ощущение, что музыка приносит не только радость творчества, но и достаточно денег, не нужно наконец искать подработки, пришло к Джунусбекову 3 года назад: «Тогда я начал часто выступать с концертами и как-то, сидя в гостиничном номере, вспомнил, как 10 лет назад ехал в автобусе после того, как меня отчислили из колледжа. Мне было очень паршиво: мама меня ругала, отец ругал за то, что я так безрассудно со своей жизнью поступаю. Но там, в автобусе, у меня было и другое ощущение: все в порядке, я буду заниматься музыкой, даже если придется играть только на улице».

К слову, Дархан не любит часто выступать. Ему тяжело придерживаться некоего сценическогообраза, который хочешь не хочешь, а возникает, даже если стараешься вести себя максимально естественно.

# Черная энергия

Darkhan Juzz всерьез считает, что существует черная магия, черная энергия, которая вступает в контакт с человеком и может ему очень навредить. В случае с музыкантами эта негативная сущность предлагает им некий контракт — наподобие того, какой Фауст заключил с дьяволом.

«Это на уровне чувств, ощущений, а не так прямо, как в кино или книгах. Думаю, многие проходят через этот момент, когда их творчество вдруг замечают люди с деньгами. Все хотят быть знаменитыми, хотят, чтобы их музыку слушали и любили миллионы людей, но нельзя идти к успеху любыми способами. Это опасно. И мне такую сделку с совестью предлагали, но я отказался. Рядом были другие. Они согласились, теперь это очень известные люди», —утверждает Дархан. А еще музыкант уверен: не просто так через творчество популярных артистов зачастую транслируются негативные ценности. Хотя в его собственном творчестве, по словам Дархана, тоже «розовых единорогов нет».

Каждая его песня — это ощущения, чувства, мысли и события, взятые из жизни обычного уличного парня, некий личный дневник. Здесь есть место и наркотикам, и дракам. К слову, вести дневник парень тоже пробовал, но когда перечитывал мысли себя 16-летнего, то удивлялся их простоте и даже глупости. «А когда писал, то думал, что на все времена», — вспоминает Дархан с улыбкой.

Когда к Darkhan Juzz пришла первая популярность, ему тоже было интересно погрузиться в жизнь селебрити: клубы, дорогие машины, элитный алкоголь. Пришлось потрудится, чтобы не потерять голову. Тогда Дархан был в Москве и почувствовал, что еще немного — и тот настоящий казахский парень в нем умрет под давлением ночной столичной жизни. Дархан вернулся на родину, где и живет до сих пор. Впрочем, он не исключает, что еще переедет на несколько лет в другое место.Его манит берег теплого океана, где он мог бы пожить в бамбуковой хижине под пальмами.

Дархан планирует участвовать в интересных благотворительных проектах, помогать своим землякам, выходцам из таких же «общаг», как и он сам. А еще музыкант стремится участвовать в сохранении древних культурных традиций тюркских народов. В последнее время Джунусбеков даже заинтересовался политикой, но не в абстрактном, а в самом прикладном смысле. Он понимает: раньше был аполитичен — как раз из-за того, что не видел за людьми с предвыборных плакатов никаких реальных дел. Сейчас же Дархан считает: он сам дорос до реальных дел в сфере национальной культуры. «Я хочу, чтобы молодым людям было легче занимать светлую сторону,опираясь в том числе и на древнюю народную мудрость», — говорит музыкант.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"