Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Мнения
  • Дары Востока
    Мировая биологическая наука – хоть и единое одеяло, но лоскутное.
4591
Мнения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Дары Востока

Мировая биологическая наука – хоть и единое одеяло, но лоскутное.

Несмотря на открытость, коллаборации и интеграции, каждая страна возделывает свой огород, который часто не пересекается с соседскими полями. И наоборот: по содержанию научного открытия нередко можно угадать, откуда оно родом.

Если нашли кости очередного древнего человека – то, скорее всего, в Германии, Франции или России. Просканировали с ног и до ушей сверхдолгожителя – наверняка в Италии. Опробовали новый хитрый метод генной терапии – это почти точно США. А вот если произошло что-то непонятное, прорывное и этически сомнительное – в деле обычно оказывается замешан Китай.

Китайские биологи редко получают Нобелевские премии, зато часто провоцируют научные скандалы. Вот неполный список только за последние три года. Зимой 2019-го они заявили о том, что научились клонировать обезьян, одновременно подправляя их гены. И немногим позже создали животных с “очеловеченным” мозгом – то есть внесли вих ДНК человеческую копию одного из генов, который считается важным для эволюции мозга и когнитивных способностей гоминид. Научное сообщество сразу насторожилось: у клонированных обезьян улучшилась кратковременная память, а некоторыми чертами строения мозг стал подозрительно напоминать человеческий.

Весной того года китайские врачи рассказали о том, что пробуют лечить онкологических больных, заражая их малярией. А летом появились сообщения о том, что китайцы создали химерные зародыши из клеток человека и обезьяны. Настоящих химер они, конечно, выращивать не стали и уничтожили зародыши на какой-то стадии развития – однако до сих пор никто не знает, на какой. «Экспериментальные дети», впрочем, в Китае тоже рождались – в 2018 году, после попыток исследователя Цзянькуя Хэ освоить генетическую модификацию людей.

Все эти новости вызывают затяжные споры в научном сообществе, поскольку достижения китайских экспериментаторов лежат на грани общепринятых этических норм. Точнее, они затрагивают те области, в которых никто не может эту грань провести. Например, никто не знает, какой процент человеческих клеток должен оказаться в мозге обезьяны, чтобы его можно было счесть «человеческим». И никто не отваживается проверять – потому что как только окажется, что он перешел эту грань, его эксперименты превратятся в преступление.

Когда типичный европейский экспериментатор видит перед собой призрачную грань между этичным и неэтичным, он обычно заключает, что, пока он не в силах ее четко разглядеть, он должен остановиться. А китайский двигается дальше.

Почему так происходит? Дело в том, что китайские регуляторные органы спокойнее относятся к этически спорным экспериментам, да и общественный запрос на прозрачность и чистоту науки куда слабее, чем на Западе. В результате в Китае становится возможным то, о чем и помыслить не могут благопристойные европейские и американские профессора. А значит, появляется лазейка, через которую и западные ученые могут ускользнуть от своего регуляторного надзора в страну вседозволенности. И если мы посмотрим на тех, кто руководил последними нашумевшими экспериментами, то заметим, что в Китае они появились не случайно.

Например, Цзянькуй Хэ, «автор» генетически модифицированных детей, вернулся в Китай, отучившись в США, где, вероятно, насмотрелся не только на технологию редактирования генов, но и на строгости американской системы.

Врачи, которые собирались справиться с раком посредством малярии, тоже до этого долго работали с западными коллегами – пытались тем же методом лечить ВИЧ-инфекцию. А руководитель группы, которая вырастила химерный человекообезьяний эмбрион – и сам испанец, его зовут Хуан Карлос Исписуа Бельмонте.

Его история особенно показательна. Он работает сразу во многих областях, от эмбриологии до старения, и руководит группами по всему миру – например, в США и Саудовской Аравии. Но если с экспериментами на мышах он вполне справляется и в других странах, то за рискованными работами на человеческих эмбрионах приходится ехать на Восток. Несколько лет назад Бельмонте, по его словам, даже получил одобрение самого Папы Римского на эксперименты с химерами. Но, судя по всему, европейские регуляторные органы оказались не столь благосклонны, и «скрещивать» зародышей пришлось у китайских коллег.

Не так давно у китайской группы Бельмонте начали выходить статьи, посвященные старению. Пока что они абсолютно «мирные», фундаментальные, не предполагающие какого бы то ни было выхода в практику. Но Бельмонте и в этой области известен своими смелыми идеями: например, он предлагал омолаживать млекопитающих, раскручивая ДНК их клеток в реальном времени (и даже проверил эту технологию на мышах!). Так что стоит держать ухо востро: едва ли рисковые китайцы и отчаянные европейцы остановятся на достигнутом.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Мнения"