Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Дарья Степура: «Я хотела помочь прабабушке»
    Создательница «шагающего колеса» – о доступной среде для всех и честности перед собой.
4382
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Дарья Степура: «Я хотела помочь прабабушке»

Создательница «шагающего колеса» – о доступной среде для всех и честности перед собой.

Арина Демидова

Выпускница МАИ Дарья Степура придумала механизм, который позволяет беспрепятственно передвигать инвалидные коляски по лестницам, – так называемое шагающее колесо. В сентябре она планирует представить разработку на конкурсе социально значимых проектов и рассчитывает запустить колесо в массовое производство.

Как у вас появилась идея такой разработки?
Я с самого начала знала, что хочу помогать людям, поэтому при поступлении в МАИ выбор специальности особо остро не стоял: выбирала из тех направлений, в которых был медицинский уклон. Выбор пал на кафедру девятого факультета «Прикладная механика», специальность «инженерное дело в медико-биологической практике». Первой разработкой, собственно, и было многофункциональное колесо ДАР для инвалидного кресла-коляски. Эта история берет начало в моем юношестве, когда нам с сестрой приходилось таскать на руках по лестнице нашу потерявшую возможность самостоятельно передвигаться прабабушку. Доктора сказали, что операцию проводить нецелесообразно в силу возраста. Прабабушка жила 6 лет без возможности гулять и наслаждаться природой, так как в силу большого веса бабули и самой коляски мы с сестрой физически не могли вывезти ее из подъезда. Чтобы вывезти ее на прогулку или, например, в поликлинику, нам втроем необходимо было преодолеть лестничный пролет в 27 ступенек. Именно тогда у меня впервые появилась идея создания универсального средства передвижения для подобных случаев.

Как пользоваться шагающими колесами?
Для спуска по лестнице при использовании коляски с многофункциональным колесом изменяемой геометрии необходимо задействовать механизм трансформации. После этого лопасти колеса сложатся и будут шагать вниз/вверх по лестницам различного типа. При подъеме наконечники лопастей будут упираться в ступени и благодаря смещению центра тяжести помогать человеку (сопровождающему лицу) поднимать коляску без рывков. Колесо можно поставить на инвалидную коляску любого типа и, конечно, использовать на ровной поверхности.

Каковы планы по внедрению разработки на рынке?
Я сделала сначала макет, затем опытные образцы, сейчас выхожу на партию. Сотрудничаю с такими компаниями, как «Преодоление» (производитель инвалидных кресел-колясок. – Авт.), которые смогут мое колесо предлагать как дополнительную функцию или оснастить им уже конкретную модель.

Почему лично для вас важно делать жизнь людей с ограниченными возможностями более комфортной?
Потому что вижу отношение различных структур к проблемам людей с ограниченными возможностями. У меня пока есть силы и желание биться о стену, чтобы помочь.

Каковы ваши ближайшие профессиональные планы?
Я разрабатываю вариант колеса для детских колясок. А также другую конфигурацию колеса, которое можно будет использовать на погрузчиках в авиаиндустрии, где тоже есть заметные проблемы с пандусами. Не исключен вариант применения колеса в космосе, на поверхности других планет.

Почему вы изначально решили работать в ортопедии?
Меня давно интересовало строение тела человека, как можно ему помочь в сложной жизненной ситуации, какие специальные устройства есть для компенсации утраченных возможностей. Можно считать, что ортопедия делится на два типа: детская и взрослая. Также я изучила вопрос доступной среды в домах семей, где есть взрослые дети с ограниченными возможностями. Была расстроена, что родителям приходится в два этапа выходить с ребенком на прогулку – сначала вывозить коляску, а потом бежать за самим ребенком. Я выбрала непосредственно детскую, потому что хочу на ранних этапах успеть помочь ребенку, чтобы в дальнейшем, во взрослой жизни, у него было значительно меньше проблем.

В чем сложность работы в таком направлении?
Люди, работающие в протезно-ортопедической сфере, пропускают всю тяжесть жизненных ситуаций, с которыми к ним обращаются, через себя. И в таком положении у психики есть два пути: или цинизм, или депрессия. Может быть, я сгущаю краски, но искренне считаю: важно помнить, что все мы люди. Я мечтаю о том, чтобы по всей нашей стране оплата труда медицинского персонала в госучреждениях, начиная от фельдшеров и санитарок, и до руководителей отделений, была достойная. Полагаю, что за особый характер работы можно рассмотреть увеличение количества календарных дней отпуска со стандартных 28 до 45.

Когда вы увлеклись наукой в целом и почему?
Моим первым местом работы было Федеральное бюро медико-социальной экспертизы, где я занималась разработкой технической документации для протезно-ортопедических изделий. Эта деятельность дала мне возможность более детально разобраться в имеющихся разработках в протезно-ортопедической отрасли. Однако волей случая мне суждено было покинуть это место.

Всего в моей карьере можно отметить три ключевых места работы: ФБМСЭ, РГСУ, ПРОП МП «ОРТЕЗ», каждое из которых повлияло на вектор моего развития. Можно так выразиться, что наукой меня увлек Новиков Владимир Иванович (основатель ПРОП МП «ОРТЕЗ». – Авт.). Он помог оформить мои несколько разрозненные мысли и идеи в один естественный союз. Человек с богатейшим опытом в протезно-ортопедическом секторе оценил мою идею создания колеса видоизменяемой конструкции и вдохновил на получение патента и дальнейшее участие в разработках изделий компании «ОРТЕЗ». Кстати, идея самого колеса пришла ко мне на пятом курсе первого образования, но из-за коротких сроков взять его за тему диплома не разрешили. Именно поэтому я затем поступила на магистратуру авиастроения, чтобы защищаться уже по моей разработке.

Есть ли у вас кумир в научном мире, человек, работами которого вы вдохновляетесь?
Моим кумиром в последние годы был основатель научно-производственного предприятия «Моторика» Илья Чех. Харизматичный, умный, сверхкоммуникабельный, он собрал коллектив профессионалов и был первопроходцем в создании протезов на 3D-принтере. Мы с ним познакомились, когда он привлек крупные инвестиции в свой бизнес, это было более пяти лет назад. На протяжении всех этих лет мы сохраняли общение и даже сделали один проект вместе. Сейчас он мне помогает с моим колесом и созданием 3D-макета. Он, как Данко, за ним шли профессионалы и альтруисты, потому что верили в его модель бизнеса и его разработки.

Что было самым сложным в студенческие годы, а что давалось легко?
Студенческое время – время новых открытий, познаний и разочарований. Наверное, как и у всех, что-то мне давалось легко, что-то – через приложение известных усилий. Легендарные, требовательные преподаватели – Анатолий Васильевич Вестяк (знающие маевцы вздрогнули), Рустем Галятдинович Тазетдинов, сложные к освоению предметы «сопромат», «механика», «биофизика» и бесконечное количество энергии для всего этого и еще чуть-чуть сверху.

Есть ли у вас проект мечты и почему именно он?
«Модный пикник», который мы делаем совместно с Натальей Малько, – адаптивная одежда для детей с ОВЗ. Мы хотим создать аналог «Пикника Афиши», но в нашем случае это будут представители всех направлений реабилитационной индустрии: производители ТСР, производители одежды и обуви, реабилитологи, реабилитационные центры, государственные структуры, которые находятся в цепочке взаимодействия лиц с инвалидностью. Мы хотим, чтобы пикник проводился с живой музыкой и различными активностями как для детей, так и для их родителей. Это тот формат, которого нет в нашей стране, когда родители могут получить максимальное количество информации и пообщаться в одном месте, а не ездить по всей Москве.

У вас есть сестра-двойняшка. Правда ли, что двойняшки даже на расстоянии как бы чувствуют друг друга?
У нас с сестрой очень тесная связь, но импульсивная. У нас дети погодки, мужья, друзья. Мы в максимально комфортных условиях. Бывают периоды, когда ругаемся, но благодаря наших «вторым половинам» очень быстро миримся. Случались раньше фантомные боли, когда я или она чувствовали физическую боль и, созваниваясь, удивлялись. Мы с ней родились 1 июня, в День защиты детей, и символично, что обе работаем в реабилитации детей. У нас вообще большая прекрасная семья: бабушка, мама и папа, сестра и я. Плюс у моей мамы тоже есть сестра. У нее, соответственно, две дочери, у этих дочерей на двоих четверо детей. Мы всегда очень тесно общались и не разрывали семейных связей, даже несмотря на то, что живут они в Латвии, в Риге! До пандемии несколько раз в год бывали друг у друга в гостях. Обязательными для посещения считаются дни рождения мам. У нас с сестрой замечательные мужья, и, что интересно, они тоже маевцы, более того – они хорошие друзья и бывшие одноклассники.

Какие требования вы выдвигаете к самой себе?
Быть честной перед самой собой и перед Вселенной. Никогда не останавливаться на достигнутом. Доводить все до конца.

Какой вы видите себя через 10 лет?
У меня будет налажено производство колес. Будет создан инклюзивный бассейн для детей. Раз в год будет проводиться «Модный пикник». Мои разработки помогут тысячам людей в России. Я получу звание кандидата технических наук.

С кем из книжных героев ассоциируете себя и почему?
Фрида Кало. Я люблю ее за твердость духа, умение не предаваться горю, оставаться верной себе и при этом не предавать любовь.

Вы из поколения детей 1990-х. Какое оно, на ваш взгляд, это поколение? Какие сильные его стороны, а в чем недостатки?
Разное, как во всех поколениях, но однозначно не самое плохое. Есть те, кто стремятся что-то сделать и делают, а есть те, кто прожигает жизнь. Мне повезло, что меня окружают положительные герои детей 1990-х, но я знаю много и других представителей нашего поколения.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"