Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Новости
  • Документ – всему голова
    Национальная литературная премия «Большая книга» объявила «длинный список» XVII сезона
Новости
4 минуты чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Документ – всему голова

Национальная литературная премия «Большая книга» объявила «длинный список» XVII сезона



































































Анна Хрусталева

303 русскоязычных писателя, рассеянных волею судьбы и случая по всему земному шару: от Дальнего Востока, Урала, Кавказа и средней полосы России до Казахстана, Китая, Латвии, Литвы, США, Канады, Израиля. Разные почерки, многообразие жанров – цель одна: остаться в истории и попасть в анналы одной из крупнейших российских литературных премий. Экспертный совет, составляющий «длинный список» «Большой книги», дал шанс лишь 48 авторам. Гонку за место в финале можно считать открытой.

Церемония объявления «длинного списка» из года в год проходит по одному сценарию. Эксперты не имеют права называть своих личных фаворитов, но могут рассказать об основных тенденциях, «жанровых лидерах» и комментировать «среднюю температуру по больнице». Литература – дело небыстрое, а потому в последние годы эта самая «температура» остается, в общем-то, неизменной. Авторов по-прежнему волнует советское прошлое с его неизжитыми травмами, лучшим способом рассказать о нем остаются семейные саги, большие неспешные романы, но в нынешнем сезоне эксперты наблюдают еще и небывалый всплеск качественной документальной прозы. Не то чтобы раньше она совсем не попадала в поле зрения «Большой книги»: в минувшем году второе место досталось документальному роману Майи Кучерской «Лесков: Прозеванный гений», в 2019-м первую премию получило фундаментальное литературоведческое исследование Олега Лекманова, Михаила Свердлова и Ильи Симановского «Венедикт Ерофеев: Посторонний», в год столетия двух революций «золото» взял биографический труд Льва Данилкина «Ленин: Пантократор солнечных пылинок», а «серебро» – «Валентин Катаев: Погоня за вечной весной» Сергея Шаргунова. Самая первая «Большая книга» была вручена в 2006-м документальному эпосу Дмитрия Быкова «Пастернак». И все же это были скорее исключения из правил, единичные самоцветы, в этом же сезоне работ в жанре нон-фикшн набралась целая «малахитовая шкатулка».

Что в ней? Помимо классических и не всегда классических жизнеописаний (Алексей Варламов, «Имя Розанова»; Александр Архангельский, трилогия «Счастливая жизнь»; Сергей Беляков, «Парижские мальчики в сталинской Москве»; Сергей Дмитренко, «Салтыков (Щедрин)»; Евгений Попов и Михаил Гундарин, «Фазиль»; Сергей Солоух, «Никому ни за что ничего не будет»), место в «длинном списке» нашлось и для биографий целых территорий (Василий Авченко, «Дальний Восток: иероглиф пространства»), профессий (Мария Бурас, «Лингвисты, пришедшие с холода») и даже книг (Павел Басинский, «Подлинная история Анны Карениной»). Экспертам, по их признанию, всегда было сложно решить, по какому принципу отбирать или отсеивать нон-фикшн. Некий весьма зыбкий, но все же критерий найден: текст должен быть не просто богат научным материалом, но и представлять собой яркое литературно-художественное высказывание.

Впрочем, это требование относится ко всем романам, повестям и сборникам рассказов, претендующим на попадание в «длинный список». На этот раз всем необходимым условиям отвечают среди прочих «Каждые сто лет» Анны Матвеевой; «Радин» Лены Элтанг; «Исландия» Александра Иличевского; «Сезон отравленных плодов» Веры Богдановой; «Плохая жена хорошего мужа» Александра Снегирева и еще несколько десятков разноголосых текстов, которые, по утверждению главы Литературной академии Дмитрия Бака, можно смело назвать лоцией в море современной прозы.

Комментируя особенности последних премиальных лет вообще и нынешнего сезона в частности, глава экспертного совета писатель Михаил Бутов заметил, что изменились не столько жанры, сколько формы книжных репрезентаций и самих представлений о книге. Что имеется в виду? Раньше книгой считался лишь тот текст, что был опубликован в издательстве, в крайнем случае – в «толстом» журнале. Затем появились электронные и аудиоверсии, платформы самиздата, интернет-стримы. И все это тоже книги! Так, например, «Пост» Дмитрия Глуховского в течение трех лет выходил в виде аудиосериала и лишь потом был напечатан.

По мнению члена редколлегии журнала «Новый мир» Ольги Новиковой, в нынешних текстах стало меньше авторского самолюбования, стилистических игр, на первый план вышли простые и искренние человеческие чувства как главная ценность жизни.

А сильно ли повлияла на литературу пандемия? По словам заведующей отделом прозы журнала «Знамя» Елены Холмогоровой, она оказалась лишь инструментом, художественным приемом, фоном, заострившим проблемы более глубокие: человеческое одиночество, кризис семьи. Оно и понятно: литература не обязана зеркально отражать реальность, ее задача – переосмыслять и рефлексировать.

Заместитель главного редактора журнала «Октябрь» Алексей Андреев обратил внимание на то, что современные прозаики все больше уходят от истории «вообще» к истории частной, камерной, личной. Он же заметил, что среди присланных работ совсем немного фантастики, а вот антиутопии, напротив, держат оборону и позиций не сдают.

Эксперты единодушны: «длинный список» получился крепким и свести его до 12–13 книг-финалистов будет ох как непросто. А уж выбрать из него трех лауреатов – и вовсе задача из задач. Но это уже головная боль Литературной академии: 16 лет справлялись – не пропадут и теперь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю