Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Джавидан Набиев: «Азербайджан для меня – место силы»
    Музыкант из Азербайджана – об Учителе с большой буквы, нотах для нагары и футболе
Обновлено: 24.07.2024
Лица поколения
11 минут чтения

Джавидан Набиев: «Азербайджан для меня – место силы»

Музыкант из Азербайджана – об Учителе с большой буквы, нотах для нагары и футболе





















































































































































































Джавидан Набиев
Фото:Jalil Didevar©

Ансамбль Алима Гасымова из Баку познакомил зрителей XV Международного театрального фестиваля им. А. П. Чехова с искусством мугама, представив композицию «Мир воздвигнут на любви» на стихи азербайджанских поэтов-классиков. Один из музыкантов этого самобытного коллектива, Джавидан Набиев, играет на нагаре.


Джавидан, почему вы играете именно на нагаре?

Моя связь с нагарой настолько сильна, что, мне кажется, я влюбился в ее звук еще до того, как начал себя осознавать. Мой отец был музыкантом, играл на этом инструменте, и я с самого рождения слышал, как звучит нагара. Правда, отец не раз говорил мне, что я должен учиться играть на каком-нибудь другом инструменте, потому что от игры на нагаре, особенно поначалу, очень травмируются и болят руки. Отцу хотелось, чтобы моя жизнь была немного легче. Я пытался следовать его наставлениям: два года учился играть на фортепиано, потом на кеманче (тоже национальный азербайджанский инструмент). Но сколько ни старался заниматься чем-нибудь другим, меня все равно тянуло к нагаре, и сейчас не представляю своей жизни без этого инструмента.


Что за музыкальный инструмент нагара? Почему от игры на ней травмируются и болят руки?

Нагара – древнейший кавказский ударный инструмент, можно назвать ее разновидностью двустороннего деревянного барабана. Ее округлая деревянная оболочка с двух сторон обтягивается тонкой пластиковой мембраной (раньше оболочку обтягивали кожей). Когда уникальный музыкант Алим Гасымов – руководитель ансамбля, где я работаю, – исполняет мугамы, нагара всегда ему аккомпанирует. На ней отбивают ритм руками, поэтому в музыкальной школе детей сначала учат наносить удары пальцами и ладонью так, чтобы этот инструмент издавал правильный звук. Когда занимаешься этим по 6–8 часов в день, начинают болеть руки. К тому же лет 20 назад, когда я был ребенком, мембрана нагары, по которой наносят удары, накладывалась на шероховатую металлическую основу, учась играть, мы разбивали об эту основу пальцы в кровь, и наши руки были постоянно заклеены лейкопластырями. В наше время технологии изготовления нагары изменились, музыкантам гораздо удобнее и комфортнее играть. Хотя по-прежнему бывает, что от ударов изменяется форма кистей рук.


Расскажите о своих педагогах. Кто научил вас играть?

Моим самым первым учителем был мой отец. Но когда пришло время отдать меня в музыкальную школу, где он преподавал, отец передал меня другому педагогу. В музыкальной школе, где я занимался пять лет, педагоги развивали мои способности и правильно меня направляли, но настоящий Учитель с большой буквы появился у меня только в музыкальном колледже. Его звали Тахмасиб Маммедов или, как мы его называем, Тахмасиб Муаллим (в переводе с арабского «учитель», «наставник»; уважительное обращение к мужчине в Азербайджане. – Ред.), он увидел, что у меня есть талант и неплохо развита техника исполнения, и стал заниматься со мной теоретической составляющей. Благодаря ему игра на нагаре для меня неразрывно связана с музыкальной наукой. Тахмасиб Муаллим научил меня правильному написанию нот, научил играть по нотам и еще очень многим вещам. Он был моим педагогом восемь лет: в музыкальном колледже, а потом в Азербайджанском университете культуры и искусств. Теперь я сам уже семь лет работаю педагогом. Когда мои ученики осваивают правильные удары и самые простые азербайджанские ритмы, я начинаю учить их играть по нотам.

Джавидан Набиев
Фото:Jalil Didevar©

Не знала, что существуют ноты для нагары!

Да, не удивляйтесь! Для нагары, как и для любого музыкального инструмента, есть ноты, размеры и все, что полагается. Например, можно взять ноты любого произведения для фортепиано и транспонировать его для нагары. Разница между нотными партиями для этих музыкальных инструментов только в одном: в наших указаны виды ударов, которые нужно наносить. Допустим, где-то надо ударить ладонью, где-то тыльной стороной руки и так далее. В принципе, на нагаре можно исполнить любое произведение. Хотя что-то, конечно, будет звучать немного иначе и ритм в какие-то моменты может измениться.


А какие удары считаются правильными?

Те, что помогают извлечь нужный звук. Обычно начинают с изучения трех основных ударов. Удар по краю грани барабана серединой ладони называется дан. Удар кончиками пальцев – дин. Третий удар сверху так и называется – верхний удар. Девяносто процентов ритмов нагары основаны на этих трех видах ударов. Конечно, есть и другие удары: кончиками пальцев – боковые, верхние. Но это уже усложнение основной техники. Главное – изучить три первых удара и запомнить звук, который возникает, когда ударил правильно.


Занятия музыкой по 6–8 часов, разбитые в кровь пальцы… А ведь вы еще учились в обычной школе. Складывается впечатление, что у вас совсем не было детства.

Это у вас неправильное впечатление (смеется). В этом не было ничего драматичного, и мне как-то удавалось все успевать. Я очень хорошо учился в школе, и поэтому меня часто отправляли на всевозможные олимпиады, занимался музыкой. Но я всегда был озорным мальчишкой и любил футбол. Родители знали, что если я уже вернулся из школы и не учу дома уроки, значит, я во дворе и играю в футбол. Не раз бывало, что родители буквально вытаскивали меня с какого-нибудь футбольного матча со словами: «Что ты делаешь, у тебя же завтра олимпиада!». Но я очень любил футбол и не мог оторваться от этой великолепной игры.


Сейчас вы тоже играете в футбол?

Конечно! Люблю не только смотреть футбольные матчи, но и играть. Сейчас я это делаю как минимум раз в неделю, стараюсь не упускать такой возможности. А иногда бывает, что противники не согласны с победой нашей команды, и тогда нам приходится играть два раза в неделю (смеется).


Давно ли вы работаете в ансамбле Алима Гасымова? Как вам удалось попасть в этот коллектив?

Я работаю в этом ансамбле уже 14 лет. Мне просто повезло! Когда я, окончив музыкальную школу в Шемахе, где родился и вырос, приехал в Баку и поступил в музыкальный колледж, оказалось, что Алим Гасымов ищет исполнителя на нагаре для своего ансамбля. Гасымов преподает в этом же музыкальном колледже, он дружил с моим учителем Тахмасибом, и тот посоветовал послушать талантливого молодого музыканта, играющего на нагаре. Это был я. Алим Гасымов пришел в наш класс, прослушал меня и пригласил на свои индивидуальные репетиции. Мы репетировали по 6–8 часов в день, мы исполняли самую разную музыку, потом Гасымов взял меня в свой ансамбль.

Джавидан Набиев

Сколько вам было лет? Комфортно ли вы чувствовали себя в большом городе?

Страха перед большим городом у меня не было, я жил у родственников. Хотя поначалу очень скучал по дому, поэтому в субботу и воскресенье возвращался в Шемаху к родителям. Но через несколько лет родители переехали в Баку, и мы стали жить вместе. Хотя летний отпуск всегда проводили в Шемахе. Она расположена всего на несколько километров выше Баку над уровнем моря, но из-за этого возникает большая разница температур. Летом, когда в Баку очень жарко, в Шемахе приятная прохлада. Сейчас родители вернулись в Шемаху, а я живу в Баку.


Что вы сейчас считаете своим творческим достижением?

Для меня это работа с таким мастером, как Алим Гасымов. На мой взгляд, нет ничего выше этого. Гасымов помог мне, 16-летнему, адаптироваться в Баку и полюбить этот город. Алим Гасымов музыкальный гений. Именно он сыграл ключевую роль в моем становлении как хорошего музыканта. Ведь наш ансамбль не просто исполняет традиционные азербайджанские мугамы, которые в нашей стране передаются из уст в уста. Гасымов сумел вдохнуть в традицию новую жизнь: он импровизирует (мугам предполагает «вольности» и внутреннюю свободу исполнителя), сочетает правила исполнения мугама со сложными инновациями и такими музыкальными стилями, как джаз, использует новые формы и инструменты, чтобы современным людям было проще воспринимать мугамы.


Поясните, что значит из уст в уста. Ведь вы сказали, что существуют ноты для народных инструментов.

Дело в том, что мугам – это разновидность фольклорной музыки, которую азербайджанцы слышат с самого детства. Она звучит на свадьбах и на других праздниках. Есть фольклорные композиции, которые знает каждый азербайджанец, например сары гялин. Но есть и такие, которые исполняют только в отдаленных селах. Алим Гасымов старше нас и еще в юности начал исполнять эту музыку, два года слушал своего учителя Агахана Абдулаева, а потом и других ханенде (исполнитель мугама. – Ред.), изучал старые записи на грампластинках, перенимая способы пения. Маэстро Гасымов, как все мастера мугама, запоминает все композиции на слух. Да, я вам рассказывал о нотах для нагары и других народных инструментов, но их используют в основном в образовательных учреждениях. А мы, музыканты, можем рассчитывать только на свой собственный слух и память. Невозможно сосчитать, сколько композиций помнит Алим Гасымов и сколько их он может сыграть. Периодически он напоминает нам разные мелодии, насвистывая или наигрывая их, и мы подхватываем эти мелодии. Гасымов передает нам свой опыт, рассказывает, как мугамы исполнялись из поколения в поколение и дошли до наших дней.

Джавидан Набиев

Можно ли в наши дни обнаружить какую-нибудь неизвестную древнюю мелодию?

Скорее всего, нет. Но если мы, поехав в какой-то регион Азербайджана, услышим древнюю мелодию, то запомним ее на слух. Хотя иногда маэстро Алим Гасымов может сделать что-нибудь малоизвестное суперпопулярным. Допустим, он где-то услышит интересную композицию и постарается донести ее до слушателей. В результате наш ансамбль будет так часто исполнять эту музыку, что все ее выучат наизусть.


Следите ли вы за творчеством музыкантов в европейских или азиатских странах? Что вас интересует больше всего?

Конечно, я слежу за творчеством музыкантов в разных странах, чаще всего в Турции. Азербайджанский язык очень похож на турецкий, наш ритм – это их ритм. Например, очень интересно работает музыкант с псевдонимом Мисирли Ахмет («мисирли» значит «египтянин»). Он по национальности турок, но часто гастролирует в Египте, поэтому у него такой псевдоним. Хотя самые интересные ритмы сейчас исполняют музыканты из Индии, и я в социальных сетях слежу за их работой. Еще мне очень интересны узбекские музыкальные инструменты и музыканты, играющие на них. Например, Аббас Касымов, который играет на инструменте под названием дэф. В узбекской музыке тоже уделяют большое внимание ритму. Если музыканты нашего ансамбля слышат какую-то интересную музыку, мы стараемся ее изучить, независимо от того, какой народ ее создал. Если говорить про Азербайджан, то здесь меня вдохновляет творчество «Ритм-группы Натика Ширинова». Это ансамбль, в котором играют только на ударных инструментах: барабанах, нагаре и других. Бывает, что во время концерта на сцену выходит 30 человек и все играют на разных формах нагары. Это самый высокий уровень владения ритмом, существующий в Азербайджане.

Натик Ширинов придумывает и создает новые ударные инструменты. Конечно, не сам, а в сотрудничестве с мастерами, изготовляющими их. Это очень интересно. Бывает, что ты исполняешь какую-то музыку и не удается добиться нужного звука. Или, исполняя новую композицию, слышишь, что здесь необходим какой-то новый звук, и пытаешься экспериментировать. Например, снимаешь одну мембрану с нагары и играешь только на оставшейся. Мы в нашем ансамбле иногда используем ударные инструменты других народов, например, испанский кафон.


Вам нравится жить и работать в Азербайджане? Предлагали ли вам выступать или заниматься с учениками в других странах?

Конечно нравится! Азербайджан – моя родина. Можно уехать на гастроли или на фестиваль куда-нибудь за границу, но я очень сильно люблю свою родину, поэтому жить и работать еще где-нибудь не смогу. Были разные деловые предложения, например, поехать преподавать в Турции. Но я отклонял их, даже не вдаваясь в подробности. Азербайджан для меня – место силы, я хотел бы постоянно здесь жить и совершенствовать свое мастерство.


Вы по-прежнему занимаетесь по 6–8 часов в день? У вас так же, как в детстве, болят руки?

Я вас обману, если скажу, что сейчас ежедневно трачу столько времени на занятия. Но если кто-то хочет стать профессионалом игры на нагаре, обязательно нужно подолгу заниматься. А если постоянно играешь, боль в руках уже не чувствуется. К тому же настоящий профессионал может довести искусство игры на нагаре до такого уровня, что вместо удара ладонью может ударить одним пальцем в правильном месте, и звук будет точно таким же.


А правда, что вы с женой познакомились на свадьбе? Вы там выступали?

Нет, не выступал. Мы познакомились на свадьбе родственников. Я увидел свою будущую жену и понял, что это мой человек. А дальше, по традициям Азербайджана, старейшины наших семей познакомились, потом нам тоже позволили познакомиться. Мы встретились и поняли, что созданы друг для друга. Потом общались около трех лет и только после этого поженились. В России молодые люди могут познакомиться и через несколько дней пойти в загс. У нас процесс создания семьи гораздо сложнее. Сначала надо получить согласие старших в семье и родителей, чтобы молодые люди встречались. Это называется хари. Парень и девушка могут встречаться, разговаривать. Например, он может встречать девушку у школы или университета и провожать ее домой. Еще через несколько этапов происходит нишан, что-то вроде помолвки. Потом жених и невеста начинают готовиться к свадьбе. Эти традиции существуют для того, чтобы обезопасить молодых людей от возможных ошибок.

Джавидан Набиев

Вы будете заставлять своих детей заниматься музыкой?

Я бы хотел дать им свободу выбора: пусть занимаются, чем хотят, делают то, что им интересно. А я всегда буду их поддерживать. Правда, мои дети еще очень маленькие: дочери три года, сыну – годик. Дочь уже ходит на музыкальные занятия в детском саду. Интересно, что если ей понравилась какая-то мелодия, она ее повторяет, но меняет слова. Например, я везу ее на машине и пою: «Едем в садик, едем в садик». А она мне подпевает, но поет: «Едем в Шемаху, едем в Шемаху». Конечно, если дочь и сын очень захотят стать музыкантами, мы с женой не будем этому противиться.

Джавидан Набиев

Что собираетесь делать в ближайшем будущем в творчестве и в жизни?

О ближайших планах трудно говорить, мы живем в эпоху перемен. Жизненные планы на перспективу – вырастить и воспитать детей, дать им правильное образование и поставить на ноги. А творческие – быть мастером своего дела и постоянно развиваться, осваивать новые музыкальные направления и новые ударные инструменты.


Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 5/2022.

Рекомендуем прочитать интервью с джазовым музыкантом из Азербайджана Исфаром Сарабским.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Лучшие материалы за неделю