Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Культура и традиции
9 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Елецкие кружева как всемирное наследие

Ольга ЕЛЬНИКОВА, краевед




















































































































































Елецкие кружева

Фото автора

Официальной датой возникновения промысла принято считать 1801 год. Сохранилось полотенце, отделанное кружевной прошвой (узкая вставка из различных материалов. – Ред.), на котором вышито: «Сей плат шила диаконова дочь Александра Иванова. 1801 г.». Кружево имеет элемент сетка, характерный для Елецкого уезда. Понятно, что дочка дьякона не сама придумала плести на коклюшках сеточку, но коль скоро более ранняя дата пока доподлинно неизвестна, то годится и 1801 год.

Елецкие кружева

До недавнего времени в Ельце плели кружева очень многие, а в 1870–1880-е годы это было основным занятием большинства женщин и девушек мещанского сословия. Иван Алексеевич Бунин, учившийся в елецкой мужской гимназии с 1881 года, описывая в романе «Жизнь Арсеньева» дом мещанина Ростовцева, упоминает и «мелкий треск коклюшек под руками Мани и Ксюши, весь день сидевших за плетением кружев».

К этому тонкому ремеслу приучали лет с семи-восьми. Во всяком случае, в частные школы помещиц Огаревой и Колпенской крестьянских девочек брали именно с этого возраста. Инструментами кружевницы являются подушка – валик диаметром около 40 сантиметров и менее метра в длину, туго набитый ржаной соломой (в наше время обходятся другими материалами), коклюшки – палочки-катушки длиной 17–18 сантиметров, булавки – ими мастерица обозначает места переплетения нитей в узоре. Подушку устанавливают на специальные козлы или обычное решето. На коклюшки наматывают нитки, булавками крепят сколок (что-то вроде трафарета, по которому работает кружевница, кожаный или картонный отрезок, где точками отмечены места, необходимые для размещения булавок. – Ред.) к подушке и – за работу. Но обязательно предварительно чисто помыв руки, иначе белые нити быстро станут неопрятно-серыми.

Изготовление подушек и коклюшек исстари в Ельце тоже было особым промыслом. Коклюшки изготавливают, как правило, из березы, клена или яблони. Такие палочки получаются звонкими и гладкими, не оставляющими на руках заноз. В прежние времена иногда их украшали резьбой.

Как и всякое русское кружево, елецкое бывает двух видов – мерное (или, как говорили в старину, аршинное) и штучное, оно же сцепное. Мерное – это длинная ажурная лента с волнистым или прямым, иногда зубчатым краем, в зависимости от рисунка. Узор в нем повторяется бесконечно. Ширина ленты может быть от 2–3 см до 15 и более. Мерное кружево используют для отделки: украшают манжеты, вырезы дамских туалетов, платочки, подолы юбок и рубашек, а также наволочки, салфетки и тысячи других вещей.

Штучное кружево представляет собой готовое изделие – воротник, накидку, пелерину, скатерть и так далее. Сцепным оно называется, потому что отдельные элементы требуется соединять, сцеплять тонким вязальным крючком. В Ельце и по сей день модницы охотно используют так называемые мотивы, то есть кружевные фигурки в виде веточек, цветочков, квадратиков, ромбиков. Эти фигурки используют в качестве отделок-вставок на одежде или предметах быта. О моде на мотивы писала еще З. М. Твердова-Савицкая в книге «Очерк кустарных промыслов Елецкого уезда» 1916 года.

Елецкие кружева

Степень мастерства кружевницы определяется несколькими позициями. Прежде всего это количество пар используемых коклюшек, ведь чем узор сложнее и кропотливее, тем больше палочек. Следующий маркер мастерства – толщина нитей. Чем они тоньше, тем воздушнее изделие и выше мастерство. Наконец, о многом скажет сколок. Если много таких элементов, как насновка, она же мушка, то изделие, безусловно, создано мастером высокого уровня. В наше время большинство изделий выплетается 6–30 парами коклюшек. А раньше, по Твердовой-Савицкой, нередки были изделия с помощью 40–200 пар.

Елецкие кружева

Используются в основном хлопчатобумажные нитки. Лен и шелк тоже применяют, но намного реже. Особенно трудно работать с шелком, поэтому такое кружево всегда было очень дорогим. Лен быстро высыхает, и нити могут рваться, их приходится смачивать. В прежние времена изделия из льна плели в сырых подвалах.

Елецкое кружево имеет особенности, отчего его не спутать ни с одним другим. Например, вологодское кружево выплетается исключительно из белых ниток, очень богато северными, зимними мотивами на основе изображений снежинок и звездочек. В Ельце же и узор более теплый, южный, в нем преобладают цветочные и растительные мотивы. Об этом говорят даже названия декоративных элементов: гречишка, павлинка, паучки, вороний глаз, реченка и другие. Кроме того, елецкое кружево не обязательно одноцветное. Особенно эффектно это выглядит, когда мастерица пускает по контуру узора более толстую нить контрастного цвета. Этот характерный прием называется скань.

Елецкие мастерицы охотно плетут косынки, шарфики и другие изделия из черных нитей. Черное кружево выглядит торжественно и стильно, хотя история его появления прозаична. В старину кружева плели в избах, где пыльно, бегали ребятишки с чумазыми ручонками, а мастерице приходилось совмещать плетение кружев с домашней работой. Белоснежные нити не всегда были нужного качества и дороги, быстро пачкались, и изделие теряло вид. А черные кружева пришлись по вкусу елецким мещанкам из-за относительной дешевизны. Мода распространилась на другие города и сословия.

Разглядывая великолепные скатерти, воротники, накидки и шарфы из кружев, сложно поверить, что вся эта узорчатая красота создается всего двумя приемами: перевить и переплести. Благодаря повторяющимся движениям и создаются те самые плетешки, полотнянки, насновки, сетки и прочие элементы, из которых складываются узоры.

Елецкие кружева

Одна кружевница рассказывала мне, что однажды на мастер-классе на ярмарке к ней подошел молодой мужчина, долго и задумчиво наблюдал за работой. Затем решил попробовать и сам. Вникнув в формулу «перевить – переплести», удивленно сказал: «Но это же двоичный код!».


Заработок

Премудрости ремесла осваивали года за три. И уже в 10–12 лет девочки начинали зарабатывать в семью. Работали по 10–16 часов в день осенью и зимой. Крестьянки садились за коклюшки от Покрова (14 октября) до Пасхи, а горожанки работали дольше, примерно семь месяцев в году.

Отдельно следует сказать о монахинях. Старинный Знаменский женский монастырь в Ельце был одним из важнейших центров кружевного промысла. Здесь разрабатывали новые узоры и создавали сколки, учили мастерству. В начале XX века в монастыре было 400 монахинь и послушниц, и почти все плели кружева. Эти изделия по сей день поражают тонкостью и мастерством, их носили и великие княгини.

На изготовление одной вещи в технике сцепного кружева уходило 20–100 дней. Хотя условия для работы были далеко не идеальными – зимой при минимальном освещении, в сырых подвалах – ремесло давало заработок. Одна вещь в 1916 году стоила три-пять рублей, то есть вполне прилично. В большой семье, где много женщин, можно было недурно заработать.

Елецкие кружева

Краеведческие исследования сохранили имена лучших кружевниц начала XX века: – Матрена Выставкина, Авдотья Панарина, Мария Полосина и другие. Они приносили в семьи до 10–12 рублей в месяц. Одна из самых знаменитых елецких мастериц – Дарья Матюхина, художник-самородок от Бога, настоящий творец. Накидка ее работы хранится в фондах Русского музея, а скульптурный портрет стоит в Елецком музее ремесел и промыслов.

О степени трудоемкости качественной кружевной вещи говорит такой факт: на II Всероссийской выставке кустарных изделий в 1913 году в Петербурге одну из высших наград получил шарф, представленный школой Огаревой. Он был выполнен при помощи 800 пар коклюшек, над ним работали две мастерицы два месяца подряд по 16–17 часов в сутки.

Сейчас, когда стоимость ручной работы взлетела до небес, на подобный трудовой подвиг мало кто решится. Ведь по стоимости изделие получится не золотым, а бриллиантовым, и вряд за него дадут настоящую цену.

События послереволюционных лет продемонстрировали удивительную жизнестойкость и отдельных граждан, и ремесел. Уже к началу 1920-х в Ельце действовали несколько артелей кружевниц и приемный пункт, откуда снабжали сколками и материалом, давали заказы и принимали готовую продукцию. В 1921 году артели объединились в Товарищество кружевниц, где трудились 2,5 тысячи женщин. Позднее его преобразовали в Союз елецких кружевниц. В 1923-м их изделия получили серебряную медаль на I Всероссийской выставке сельского хозяйства в Москве, а в 1925-м – золотую на Международной выставке декоративного искусства и художественной промышленности в Париже.

Ремесло дало возможность продержаться на плаву до 1929 года и Знаменскому монастырю. Монастыри закрывались и разорялись повсеместно, но елецкие сестры объявили себя артелью кружевниц, и несколько лет обитель существовала прежним порядком: соблюдался устав, шли службы, совершались постриги. Прочие союзы в Ельце процветали. К началу Великой Отечественной войны Союз кружевниц объединяло уже 37 артелей. Помимо собственно производства, он заботился и о развитии промысла. Лучших мастериц отправляли учиться в Москву, в художественно-промышленное училище им. Калинина.


Искусство живо

В наши дни это направление обучения закрыто. Но предприятие по-прежнему существует под названием ООО «Елецкие кружева», где работают несколько сот мастериц. Наряду с ручным кружевом изготавливается и машинное. Спрос на изделия ручной работы значительно ниже, чем в прежние времена: воротники, шарфы и платья из кружев по карману далеко не всем. Тем не менее предприятие работает, поставляет изящную продукцию не только в ведущие модные салоны и торговые фирмы страны, но и за рубеж, а его сотрудницы участвуют в выставках разного уровня и неизменно привозят престижные награды.

Помимо «Елецких кружев», в городе существует и ООО «Кружевной край». На базе этих предприятий проводятся выставки, фестивали народных ремесел, проходят семинары и мастер-классы.

Елец не был бы Ельцом, если бы деятельность кружевниц ограничивалась стенами производственных помещений. Характерный звон коклюшек по-прежнему можно услышать из окон частных квартир и домов, где трудятся уже не ради заработка.

В районном доме культуры очень популярен клуб кружевниц, которым руководит Людмила Сергеевна Шаталова – старший преподаватель кафедры дизайна, художественного образования и технологий Елецкого госуниверситета. Она плетет кружева, как и положено настоящей ельчанке, с девяти лет. Ее ученицы, немолодые уже дамы, живут в довольно отдаленных селах, однако дважды в неделю находят время, чтобы приехать и плести кружево.

Смотреть за тем, как они работают, – редкое удовольствие. Легко перелетают из ладони в ладонь коклюшки, нитка прихотливо извивается, и вот из хаоса нитей выплетается милая сердцу традиционная елецкая вилюшка (узор). И звенят, звенят коклюшки. Людмила Сергеевна прохаживается за спинами учениц, улыбается: «Да, теперь звеним. А вначале так, позвякивали».

Елецкие кружева

На мой вопрос, надеются ли они таким образом заработать много денег, женщины ответили дружным смехом. Отсмеявшись, пояснили, что это нужно исключительно для души.

Знаменитый промысел жив. В этом можно убедиться, посмотрев работы учениц Людмилы Сергеевны. Они плетут салфетки и дорожки, вполне традиционные для наших мест. А Любовь Николаевна Баяндина выплетает не что-нибудь, а эмблему ВДВ: сын попросил. Что с ней делать и как применить, представить сложно, все-таки десанту подходит нечто брутальное, а не изящные женственные узоры. Но сам факт поисков кружевницами новых мотивов для творчества свидетельствует, что старинное ремесло умирать не собирается.

Полностью статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 2(7), апрель – июнь 2022.

Рекомендуем прочитать статью о том, как хантыйская мастерица рисует сказки ножницами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Лучшие материалы за неделю