Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Ева Геворгян: «Со мной в сердце две великих страны»
    Российско-армянская пианистка о сломанной скрипке, судьбоносных встречах и Гарри Поттере
Обновлено: 23.05.2024
Лица поколения
9 минут чтения

Ева Геворгян: «Со мной в сердце две великих страны»

Российско-армянская пианистка о сломанной скрипке, судьбоносных встречах и Гарри Поттере

















































































































































Ева Геворгян

Единственная в мире обладательница титула Young Yamaha Artist, юная королева фортепиано, родившаяся в мультикультурной семье, представила Россию и Армению на престижнейшем конкурсе им. Шопена в Варшаве, где прошла в финал.


У вас дома всегда звучала музыка?

Да, ведь мама училась на первом курсе Московской консерватории, когда я родилась. С детства слушала, как она играет на альте и фортепиано. Помню, как просила у родителей скрипочку, даже вырезала ее из бумаги. Года в три мне ее подарили, но я сразу разобрала инструмент на части – не понравился скрип, который из него исходил. Мама сказала, что отныне мне положен только тот инструмент, который сложно разобрать, – фортепиано (смеется).


Помните свое первое значимое выступление?

По настоянию бабушки меня в 5 лет привели в музыкальную школу рядом с домом. Потом был фортепианный класс Центральной музыкальной школы. Там я попала в класс Киры Александровны Шашкиной, и случился первый концерт: я играла «Французскую песенку» из «Детского альбома» Чайковского. Она идет в миноре, а я сыграла радостно – в мажоре, но не остановилась и пошла дальше. Кира Александровна дала мне прекрасную базу: мы играли гаммы, прошли несколько сборников этюдов. Когда она ушла на пенсию, мне было 13 лет. С тех пор учусь в классе Наталии Владимировны Трулль, выдающегося музыканта и человека с большим сердцем.

Ева Геворгян

На другие детские кружки времени уже не хватало?

Еще были танцы! Важный кусок моего детства с 2 до 7 лет – обучение в детской балетной школе: джаз-модерн, акробатика, классика, народный танец, гимнастика. Занятия 4–5 раз в неделю. Мы выступали в Театре Луны и на других площадках. Помню, что очень любила классику и народный танец и терпеть не могла акробатику (смеется).


Я посмотрела запись тв-программы, в которой ведущая общалась с вашими родителями, бабушкой. Ваша семья единым фронтом вас во всем поддерживает. Можно сказать, что в этом и кроется один из секретов успеха?

Семья, безусловно, имеет самое большое значение в жизни человека. Именно бабушка повлияла на то, чтобы меня отдали в музыкальную школу, а мама с моих первых шагов на сцене была рядом. Мы с мамой вместе ездим на все конкурсы, концерты. Мой график, визы, заказ билетов, переписки с агентами и организаторами – все это на маме. Мой папа – архитектор. Он говорит, что архитектура – застывшая музыка. Когда я уезжаю на гастроли, папа всегда спрашивает, будет ли трансляция, и не пропускает ни одного концерта. Дедушка с бабушкой создали целую комнату моих наград с кубками, дипломами, фотографиями.


В той программе ваша мама рассказывала, что на конкурсах она всегда ждет за дверью, чтобы вы не волновались. Если близкие в зале, то их эмоциональное состояние сильно влияет на выступающего?

Да, действительно, мама никогда не сидит в зале на конкурсах, когда я играю. Это наше обоюдное решение – волнение близких очень передается! Коллеги по цеху тоже часто приезжают на юношеские конкурсы с родителями, ведь мы все несовершеннолетние. Даже на взрослом конкурсе им. Шопена, где возрастной ценз 17–30 лет, многие были с родителями. Поддержка родных бесценна.

Ева Геворгян

Знаю, что папа вас часто баловал – забирал в кино, даже если в это время вы должны были заниматься. Как думаете, юным талантам для развития важнее ограничения или свобода?

В воспитании любого человека, в том числе и музыканта, важно соблюдать баланс. Я не помню, чтобы меня особенно заставляли заниматься, хотя мама рассказывала, что порой хитрила. Мне, совсем маленькой, она говорила: «вот позанимаешься еще пять минут, и пойдем пить чай», а эти пять минут могли растянуться очень надолго, ведь я еще не умела сама определять время (смеется).


Когда вам было 11 лет, вы прошли в финал конкурса юных талантов «Синяя птица». Это был громкий успех?

Да, у этого конкурса очень широкая аудитория. Посыпались предложения о новых выступлениях, а еще после трансляции я поняла, что меня стали больше узнавать, и от этого выросло чувство ответственности перед зрителем. Мне кажется, что у публичного человека всегда больше ответственности, так как на него смотрят, его обсуждают. Это подстегивает к самосовершенствованию.


Десятки конкурсов, в которых вы участвуете, сливаются в один большой опыт – или некоторые стоят особняком? Какие-то стали для вас самыми важными, сложными?

Все важные, среди самых запоминающихся назову юношеский конкурс имени Вана Клиберна в Форт-Уорте и конкурс в Кливленде (США), а еще Grand Piano в Москве и конкурс им. Шопена в Варшаве, который прошел в прошлом году. Он был, пожалуй, самым сложным. Около 600 прекрасных пианистов со всего земного шара подали заявки на участие, после первичного отбора осталось 167 человек. В июле в течение двух недель проходил предварительный раунд, после него к основному конкурсу было допущено 87 музыкантов. Я очень рада, что сыграла три сольных утра и в финале исполнила первый концерт Шопена вместе с оркестром Варшавской филармонии под управлением Андрея Борейко.

Ева Геворгян

Выступления на конкурсах отличаются от выступлений на концертах, если говорить про внутренний настрой?

На конкурсах больше собираешься, концентрируешься, хотя и волнения больше присутствует, а на концертах эмоции другие, непередаваемые, ведь ты осознаешь, что все люди в зале пришли послушать именно тебя, им важно услышать то, чем ты хочешь поделиться.


В профессии пианиста много актерского. Все эти жесты, мимика во время выступления, обмен энергией с публикой. Этому учат?

Нет, все движения происходят самопроизвольно. Нас никогда не учат специальной жестикуляции, а вот правильной посадке за роялем учат, как и постановке рук. Это важно, чтобы в теле не было зажимов и была абсолютная свобода. На концертах я остро ощущаю энергетику зала, но это настолько тонко и иллюзорно, что мне сложно объяснить, как это происходит. На сцене ты остаешься один на один с собой и с Богом.

Ева Геворгян
Фото: Елена Волкова

Как переносите гастрольную деятельность?

Я обожаю путешествия – смена локаций добавляет новых эмоций, впечатлений. У меня в среднем получается 6–7 концертов в месяц, это много перелетов и отелей. Но домой возвращаться я тоже очень люблю! В последние дни варшавского конкурса уже сильно соскучилась по дому, так как больше месяца провела за границей. Вообще, у музыканта вся жизнь в поездках, воспринимаю это как данность. Чтобы расслабиться, уезжаю на дачу к бабушке и дедушке, занимаюсь спортом, читаю, смотрю фильмы, общаюсь с друзьями.


Считается, что музыканты, которые выбрали для себя классическую музыку, живут в особом мире, не особенно пускают в него других, очень интровертны. Похоже на правду?

Что касается коллег, например, потрясающий пианист Денис Мацуев – пример яркого экстраверта, восхищаюсь его умением общаться со всеми, искрометным чувством юмора и неукротимой энергией! А во мне, думаю, есть черты экстраверта и интроверта. Я с удовольствием участвую в мероприятиях, знакомлюсь с людьми, провожу время с друзьями, но мне необходимо личное пространство, нужна возможность побыть наедине со своими мыслями. Можно жить в своем отдельном мирке, не соприкасаясь с внешним миром, но это не то, к чему я стремлюсь. Личность формируется из многих факторов, и социальная среда – один из них. И потом, я хочу поделиться внутренним миром с людьми.

Ева Геворгян

Вы выросли в мультикультурной семье, армянский освоили? Как в вашу картину мира вписался еще и язык музыки?

К сожалению, я совсем не говорю по-армянски, знаю только некоторые слова, так как дома мы говорим по-русски. Но в будущем очень хочу выучить язык моих предков. Язык музыки можно сравнить с языком природы. Для меня музыка – стихия, не поддающаяся рамкам, но действующая по своим внутренним законам. Из одной ноты вырастает симфония, как из одного семени – лес.


Армению называют очень музыкальной страной. Вы чувствуете в себе эту культуру? И, кстати, музыкальна ли Россия?

За мной и со мной в сердце две великих страны – Россия и Армения, поэтому я ощущаю в себе большую силу. Армения очень музыкальна, выдающиеся композиторы Комитас, Арно Бабаджанян, Микаэл Таривердиев – яркие представители ее культуры. В 2020 году я играла в Ереване концерт, состоящий из произведений только армянских композиторов – Александра Спендиарова, Александра Арутюняна, Арама Хачатуряна. Звучали как сольные произведения, так и камерные ансамбли с профессором Ереванской консерватории Арменом Бабаханяном и моим коллегой, прекрасным пианистом Пумом Промачартом из Таиланда. Это был прекрасный опыт! Россия – родина великих Чайковского, Рахманинова, Прокофьева, Скрябина. Я очень люблю русскую музыку. На моем первом диске, который скоро выпустит фирма «Мелодия», записаны 24 прелюдии Скрябина.


Слушала, как в одном интервью ваш педагог по композиции Татьяна Алексеевна Чудова говорила, что у вас редкий дар к собственному высказыванию. Вы сейчас пишете музыку?

Последние два года, увы, не занимаюсь композицией. К сожалению, в сутках всего 24 часа, и я физически не успеваю писать, но обязательно хочу вернуться к сочинению музыки спустя некоторое время. Самое непростое в сочинении для меня – то, что музыкальные мысли надо записывать на бумаге, а это отнимает много времени. А самое приятное – слышать конечный результат, когда твое произведение звучит со сцены. Первые детские пьески я написала в 5–6 лет, когда только начала заниматься на рояле. Позже меня вдохновляли литературные герои, я написала цикл пьес, прочитав книги о Гарри Поттере.

Ева Геворгян
Фото: Елена Волкова

Встречи с какими людьми особенно повлияли на вас? Каких встреч ждете в будущем?

Я благодарна Наталии Трулль, моему любимому профессору. Она часть моей семьи и помогает не только в музыкальном плане. Счастлива встрече с Владимиром Спиваковым, выдающимся скрипачом и дирижером, человеком с большим сердцем. Из-за проблем с соседями я не могу играть дома по выходным и праздникам, и маэстро разрешает приезжать в Дом музыки и заниматься там. Я была потрясена его репетициями с Национальным филармоническим оркестром России. На меня очень повлияла встреча с пианистом-виртуозом Евгением Кисиным, к которому я подошла за автографом после его сольного концерта в Вербье. Благодарна за то, что он выбрал меня стипендиатом фортепианного фестиваля в Руре. Счастлива, что играла с Валерием Гергиевым, уникальный опыт! Рада, что много лет знаю Дениса Мацуева, который делает все для развития молодых музыкантов, очень отзывчивый и теплый человек. В будущем мечтаю встретиться и сыграть с Теодором Курентзисом.


Девиз конкурса пианистов им. Шопена звучал так: «Талант – это только начало». Согласны с этим? Что еще поможет начинающим музыкантам добиться успеха?

Совершенно согласна с этим девизом. Талант – это аванс, данный Богом. Надо много работать над собой, развиваться и не стоять на месте. Когда по-настоящему любишь свое дело, то все в жизни подчинено достижению цели. Любовь к музыке, терпение и бесстрашие – думаю, эти качества важны в нашей среде. Я бы посоветовала юным музыкантам верить в себя, много заниматься и смело смотреть вперед.

Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 7-8/2022.

Рекомендуем прочитать о первом цифровом сольном альбоме Евы Геворгян и Международном конкурсе в честь 150-летия со дня рождения С. В. Рахманинова, в котором принимала участия пианистка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю