Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Фан Фэй: «В России меня научили смотреть на мир с другой точки зрения»
    Журналист, переводчик и блогер из Китая – о том, как питаться только шаурмой, для чего быть злопамятным и почему китайский язык похож на Lego
958
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Фан Фэй: «В России меня научили смотреть на мир с другой точки зрения»

Журналист, переводчик и блогер из Китая – о том, как питаться только шаурмой, для чего быть злопамятным и почему китайский язык похож на Lego

@greymocha

Ольга Антипова

Он переехал в Москву и поступил в МГУ, ни разу не взяв в руки учебник по русскому языку. Сегодня же блестяще говорит по-русски и объездил всю страну. Фан Фэй – самый русский из всех жителей Китая.

Расскажите о своем детстве, о родителях. Откуда ваши корни?

Я родился в центральной части Китая в городе Чжэнчжоу и прожил там до 17 лет. Семья у нас военная. Папа был офицером, а мама к тому времени уже ушла из армии и работала в аптеке. Я с детства привык к тому, что живу в городе, где культура отличается от того, что происходило внутри нашей семьи: наш род с юга страны, а в Китае отличия в традициях разных регионов очень ощутимы.

Получается, что в Китае вы успели окончить школу, прежде чем переехать в Россию?

Не совсем. Я отучился 11 лет и переехал в Москву, а в Китае мы учимся в школе 12 лет: 6 лет начальной школы, 3 года первой ступени и 3 года второй ступени средней школы. Причем все три этапа проходят в независимых друг от друга зданиях и даже учреждениях. Так что последний год средней школы я пропустил – уехал.

Чем увлекались в школьные годы? Была склонность к языкам или к другим предметам?

Мама очень хотела, чтобы я занимался музыкой. В начальной школе выбрал класс фортепиано – это был один из предметов в обычной школьной программе. Другие ребята выбирали каллиграфию, рисование. Когда надо было переходить на вторую ступень перед университетом, выбрал художественную группу в гимназии, рисование как профильный предмет. Отучился там два года, но многие одноклассники рисовали уже много лет, и я понял, что их не догоню. К тому же учился на гуманитарном направлении, хорошо успевал по географии и истории, но при сдаче китайского ЕГЭ они несущественно влияют на общий балл. Важно хорошо сдать математику, а с ней я всегда мучился. Тогда-то и понял, что надо уезжать.

Как вы решились на такой серьезный шаг? Родители поддержали?

В Китае конкуренция при поступлении в вузы огромна – в стране так много людей. Поступить в хороший университет невероятно сложно. Плюс у нас запрещено переезжать для поступления в другую провинцию. Ты должен сдавать экзамены там, где прописан. А наша провинция в центральной части самая населенная, так что там конкуренция совсем страшная. Мои родители рано уехали из дома и были готовы отпустить и меня. Поддержали.

Почему вы выбрали именно Россию?

Во-первых, на тот момент плюсом было то (сейчас я считаю, что это скорее минус), что для поступления в российские вузы не нужно было сдавать в своей стране экзамены по русскому языку, в отличие от европейских или американских вузов. Можно было приехать без знания языка. Во-вторых, я вспомнил, что интерес к русскому у меня уже зародился чуть раньше. После моего успешного поступления в гимназию, еще в 2004 году, мама решила взять меня в путешествие – на пару дней во Владивосток, на экскурсию. Для меня эта поездка стала открытием! В то время в школе мы, конечно, знали о существовании других языков, но единственным вариантом для изучения был английский. Во Владивостоке же я увидел на уличных вывесках кириллицу. Это был культурный шок. Я не мог ничего прочитать, не мог пообщаться на улице ни с кем – даже английский никто там не знал. Но благодаря занятиям музыкой и хорошему слуху услышал, что в речи прохожих есть рифма. У вас все окончания созвучно меняются – «большАЯ, красивАЯ», это было похоже на песню! И мне очень понравились некоторые буквы. Например, Ж. Похожа на китайский иероглиф, который означает «вода». Или Д – как домик. Я понял, что у языка есть характер.

И вот два года спустя вы решились связать часть жизни именно с этой страной?

Да, и живу в России уже 15 лет. А тогда я стал собирать информацию о том, как поступить в российские вузы. В то время даже смартфона не было, Интернета, по сути, тоже не было. Сведений было крайне мало. Я нашел агентство, которое помогло все это оформить – визовую поддержку, переезд, поступление, проживание в общежитии. Мы выбрали платное отделение в МГУ. Все годы обучения мне помогали оплачивать родители, за что им огромное спасибо.

Какие плюсы и минусы сразу по приезде в Россию бросились в глаза?

Я прекрасно помню, как приехал в Москву ночью 4 сентября 2006 года, а на следующий день вышел на улицу, и меня поразило ярко синее небо и деревья все в золоте. В Китае в то время у нас были серьезные проблемы с экологией, и такого неба я дома никогда не видел. Там оно было серое. Я тогда еще рисовал и оценил красоту. Но это, пожалуй, оказался единственный плюс на тот первый период моего пребывания в стране. Минусом стала недоброжелательность людей на улицах, которую сразу заметил. Сейчас я уже привык к суровым лицам, сам с таким по улице хожу, а тогда мне это было очень неприятно. Я старался пробовать говорить на русском везде, но с прохожими это было сложно. Сразу понял, что здесь не особенно любят азиатов. Со временем я привык, но общее ощущение неприязни к азиатам ощущается точно. В Петербурге с этим лучше, чем в Москве. Там можно и на английском дорогу спросить, и на русском обратиться.

Кто вам помогал тогда, в 2006-м? Сокурсники, преподаватели? С чего начали изучать язык?

Первый год – подготовительный факультет, на котором учились только иностранцы (изучали русский), а после уже распределение по специальностям и учеба на курсе вместе с русскоязычными студентами. Я поступил на факультет журналистики. Первый год был нереально сложным. Преподаватели не знали китайский язык, а английский использовали намеренно по минимуму. Начали с азбуки. Первые месяца три изучали только русский язык. Потом начались какие-то предметы. На подготовительном были в основном китайцы. В группе восемь человек – семь из Китая и один из Турции. Это добавляло комфорта, но минус был в том, что мы привыкли общаться только со своими. Китайцы и так замкнуты, боятся говорить на чужом языке, чтобы не ошибиться, ведь в культуре есть понятие «потерять лицо». Если неправильно говоришь, то можно его «потерять». Так что лучше ничего не говорить.

С кем же вы практиковали язык, если на улицах это было невозможно, а в группе все общались на китайском?

Сначала с турком-одногруппником. Узнал, насколько турецкий ближе к русскому, чем китайский. Мне постоянно надо было смотреть в словарь, а он схватывал даже такие сложные слова, как «энциклопедия». Говорил: «О, у нас почти так же!». Для меня это стало стимулом, чтобы догнать его и общаться на русском хотя бы с турками! Кстати, первый год в общежитии я жил с индусом. С ним практиковал еще и английский, причем настолько, что у меня до сих пор на английском индийский акцент.

А что вас, на тот момент молодого студента, удивило в Москве больше всего, когда уже влились в учебный процесс?

Шокировало, как здесь много девушек курят. Сейчас не могу оценить, ведь давно не живу в Китае, но когда уезжал, у нас на улице очень редко можно было увидеть курящую девушку. А если и видели, то все шушукались, что у нее, наверное, случилось какое-то несчастье или кто-то ее бросил. Еще поразило, что на одном этаже в общаге могли быть комнаты и для девушек, и для молодых людей. В Китае с этим строго. Могут быть отдельные здания для тех или других, или хотя бы отдельные этажи.

В общем, плюсов в начале было немного…

Да уж. Английский никто толком не знает. Никто не помогает. Все «злые». Всё дорого! Для сравнения приведу смешной пример. Я, как и любой китайский школьник, не умел готовить. И впервые попав в столовую университета, не понял, что там выставлено на прилавках. Словаря с собой не было, а «женщина с половником» была очень злая. Мне приходилось просто тыкать пальцем в блюда. Пытался попросить помощи у российских студентов – не помогли. Просто, мол, отойди. А мне же надо питаться. Я пошел в палатку с шаурмой. Смотрел, какие продукты, как они готовят, чтобы дома повторить. Шаурма тогда стоила 60 рублей. Это было 20 юаней, на эту сумму в Китае студент может просто «обожраться»! Потом я понял, что шаурма – это еще очень экономно. В Макдональдсе меньше 100 рублей не потратишь. Питался шаурмой, но потом она надоела. Пошел в супермаркет, чтобы купить хотя бы тарелку. Она стоила 180 рублей! Я понял, что это три шаурмы! Сам я тогда еще не зарабатывал, хотел максимально экономить, чтобы не просить денег у родителей.

Как же вы нашли в себе силы остаться? В юности ведь нам особенно свойственно импульсивно отказываться от планов, что-то менять, психовать, в конце концов.

Мотивировали несколько моментов. Первое – я очень злопамятный (смеется), хотел отомстить. Если ты мне грубишь, то я научусь твоему языку и буду грубить тебе в ответ. Из моих сокурсников после первого года очень многие уехали, но они и приезжали не по собственному желанию, а потому что в Китае никуда не могли поступить. А я-то учился хорошо, был первый в параллели по гуманитарным предметам. Я не хотел быть такими же, как они, хотел уважать свой выбор и выучить язык.

Как думаете, чем в корне отличаются системы образования, да и люди в России и в Китае?

В Китае школа делает так, чтобы все были одинаковыми. Есть очень хороший пример. Как-то раз на уроке школьников попросили написать, что будет после того, как растает снег. Один мальчик написал: «весна». А другие написали «вода». Так вот, в Китае, если говорить немного абстрактно, то «вода» – правильный ответ, а «весна» – нет. Если ты хочешь поступить в китайский вуз, сделать карьеру, то надо писать «вода». В России же, на мой субъективный взгляд, люди более разносторонние. Я был в шоке, что почти все мужчины умеют делать что-то своими руками – дом ремонтируют сами, под автомобилем лежат и чинят его. У нас, если ты получил высшее образование, то ты не умеешь этого делать. Для всего есть свои специалисты. Или, например, многие российские студенты умеют играть на гитаре. Понятия «самоучка» в китайском сознании нет. Нам обязательно нужен «учитель».

Вы прожили в России уже столько лет, – есть ли что-то такое, к чему вы точно не сможете адаптироваться?

Да, любовь к вкусняшке (смеется). К сожалению, российская, да и русская кухня для меня, как детское питание. Ни соуса, ни перца. Не хватает ярко выраженного вкуса! Да и нет разнообразия. Ты и в Питере ешь щи, и во Владивостоке это те же щи. В Китае же одна только кухня хансов (титульная нация в стране) состоит из восьми подвидов. В каждом китайском городе будет что-то свое, особенное. В России я очень много путешествовал и продолжаю ездить по стране. Мне говорили, если нравится еда – езжай на юг. Ну, попробовал я уху в Краснодарском крае. Обычная уха, только называется «по-краснодарски». Ее от других не отличить. А вот грузинская, армянская кухни, кстати, стали для меня приятным открытием!

Если мы еще что-то знаем про китайскую кухню, про культуру, то много ли знают среднестатистические китайцы о жизни в современной России?

Для обычного китайца русская культура очень далека, если он не русист и не специализируется на этом. В школе нам рассказывают про отмену крепостного права, про советский период, про Ленина, Сталина, Вторую мировую войну, распад СССР. Так что базовые знания вот такие. Но культуру, тем более современную, не знают вообще. Если спросить на улице что-то о России, то скажут: «Путин, нефть, матрешка, красавица, армия, ракеты, танки». Но в России в каком-то плане еще меньше знают про Китай. «Что там Китай! Вы едите рис, много людей у вас, вот и все». Я даже знаю, почему так: в России не показывают фильмы про реальную современную жизнь в Китае. Что говорить, если в 2008 году у меня профессор МГУ на полном серьезе спрашивал, есть ли в Китае своя национальная машина, есть ли метро. И в Китае меня тоже спрашивают про алкоголь и медведей в Москве. Причина в том, что все общение между нашими странами, все это «сближение» идет на верхнем уровне и не доходит до простых людей. В их жизни информации мало, несмотря на новости по телевидению о «стратегическом партнерстве». В России и отношение у рядовых граждан хуже к китайцам. Я немало поездил по стране в плацкарте и наслышан про «китайскую угрозу». А вот в Калмыкии мне очень нравится бывать, там все улыбаются. Они же буддисты и поближе к нам ментально. Мой любимый город – Элиста.

Есть места в России, куда вы еще не доехали? Где понравилось больше всего, помимо Калмыкии? И как вообще удалось так много поездить?

Вот в Энгельсе еще не был – рядом с Саратовом. Жутко интересно посмотреть, что там осталось от культуры русских немцев, которые там жили. Я объездил страну и понял: все российские города очень похожи – местный пешеходный «Арбат», главная церковь, памятник и музей главных знаменитостей. Теперь меня больше тянет в Бурятию, Татарстан. Это тоже Россия, но о ней знают меньше. Байкал очень люблю. Кавказская природа нравится. Когда учился на журфаке, то по выходным работал переводчиком и мог себе позволить ездить. С рюкзаком в пятницу шел на учебу, а вечером – на вокзал, и назад так же – в понедельник утром с вокзала сразу на учебу. В какие-то выходные зарабатывал, а в какие-то – путешествовал.

Можно сказать, что идея создания «Серого Мокко» пришла из желания познакомить людей из Китая и России между собой?

Не совсем. С русскоязычной аудиторией мы стали взаимодействовать благодаря пандемии, потому что китайцы перестали выходить на улицу, а активности мне хотелось. Собрал команду из российских ребят, стали продвигать группы в ВК и в Инстаграме, рассказывать о Китае, проводить мероприятия, чтобы люди узнали: Китай – это не только боевые искусства, каллиграфия, чайные церемонии. У нас есть рок на китайских инструментах, современное искусство, то, что может быть интересно молодежи. А началось все в 2014 году с обычного подкаста. Нас было несколько человек, китайцев, живущих в России, у которых регулярно спрашивали: как поступить в российский вуз, как тут живется китайским студентам, какие-то общие вопросы. Нам надоело из года в год отвечать одно и то же, и мы записали подкаст, чтобы люди могли обмениваться ссылками с информацией – на китайском и для китайцев. Подумать не могли, что кто-то станет активно слушать. Но оказалось, что это популярно, потому что новое. В первый год мы сделали шесть выпусков, я учился в аспирантуре. Потом мои друзья разъехались, но спустя полгода собрал новую команду, и мы продолжили. Стали привлекать самых разных выходцев из Китая, которые живут в России, работают, учатся или путешествуют. Как-то раз даже поймали китайца, который на мотоцикле проехал всю страну. Стали записывать подкасты со студентами разных вузов, профессий. С 2017 года собираем группы на экскурсии по музеям. Я на этом не зарабатываю, хоть иногда и сам для групп перевожу. Но делаю это, чтобы самому лучше запомнить. Мне информация интересна. Постепенно создали группу в Фейсбуке, хоть в Китае эта соцсеть и не работает, но живущим в России китайцам мы стали объяснять, что там полезно зарегистрироваться, ведь можно, например, напрямую находить информацию на русском языке о тех же музеях и мероприятиях, из первых рук.

Какие музеи предпочитаете для групповых мероприятий?

Мы стараемся не повторяться, но мой любимый музей в Москве – Музей русской гармони. Там мы приглашаем гармониста, который и играет, и рассказывает об инструменте. Хорошо проходят мастер-классы по росписи подносов в Жостово, по приготовлению баранок в Музее русского десерта в Звенигороде. Еще я очень люблю балалайку. Странно, что укулеле модно, а балалайка – нет. Она же проще – всего три струны. Я и сам учусь играть, купил себе инструмент. И проводил мастер-классы по игре на балалайке совместно с группой увлеченных людей, которые продвигают эту тему.

Многие организации, учреждения с вами сотрудничают, помогают продвигать китайскую культуру среди россиян и российскую среди китайцев?

Когда мы стали делать контент о Китае, на связь стал выходить, например, Музей Востока. Но вообще мы ведь не государственные СМИ, а на мероприятия любят приглашать не блогеров, а чиновников и официальные медиа. Потому что делают это не для продвижения информации, а для галочки. Меня это сильно расстраивает. Пару раз я был на таких мероприятиях – все скучно читают свои написанные тексты. Я же хочу развивать сообщество для простых людей. Я против формальностей. Удивительно, когда на мероприятия или раскрутку новых заведений приглашают блогеров из Китая, подписчики которых не поедут в Москву ради нового ресторана. А нас не зовут, считают, что у нас нет влияния, хоть мы и находимся уже в России, и наши подписчики тоже, и им УЖЕ интересна Россия.

В России сейчас модно учить китайский. Многие детей отдают на курсы. Но для большинства этот язык кажется немыслимо сложным, особенно из-за иероглифов. Поговорим о наших языках напоследок?

Китайский язык помимо иероглифов пугает еще тонами. Их четыре, на фонетическом письме они обозначаются значками. Многие тоны путают, получаются совсем другие слова и другие значения. Например, слова «пельмени» и «спать» звучат очень похоже. Или еще пример: «mā mā mà mǎ». Эта фраза означает «мама ругается на лошадь». И каждое слово относится к разным тонам. Что касается иероглифов, то даже китайские школьники сначала изучают язык фонетически, для этого в учебниках используют латинские буквы, чтобы дети могли читать. Для иностранцев странно, что китайские дети могут прочитать, скажем, газету только класса с пятого. Учебники для первых лет школы пишутся латиницей, а потом в них постепенно появляются иероглифы. Классу к 4-му иероглифы преобладают, а если попадаются новые, то над ними ставятся латинские буквы, чтобы ученик понимал, как их прочитать. Вообще, китайский очень полезно изучать для тренировки головного мозга. В нем ведь, по сути, нет чтения. Если иероглиф не знаешь, то прочесть никак не сможешь. Чтобы их запомнить, задействуются оба полушария. За звучание отвечает одно, а за изображение – другое. Плюс в языке есть своя логика. Чем больше иероглифов ты знаешь, тем больше можешь сказать. Как в конструкторе Lego – чем больше у тебя деталей, тем больше всего можешь построить. Скажем, слово «холодильник» на китайском состоит из трех иероглифов: «электронный», «ледяной», «ящик». А слово «компьютер» – «электронный» и «мозг».

А про частые ошибки, связанные с переводом с китайского на русский, расскажете?

И в Китае делают много ошибок в переводе и на русский, и на английский. Но в России, к сожалению, я чаще это наблюдаю на высоком уровне. Например, известная история, как при открытии парка «Зарядье» в Москве на табличке вместо «Красная площадь» на китайском написали «Красная колбаса». Или вот – в Мурманске находится самый северный «Макдональдс» в мире. Там висит табличка на трех языках с фразой об этом. Так вот, на китайском на табличке написаны совершенно неясные иероглифы, которые даже прочесть тяжело, не то что уловить в них смысл. Мы даже писали им письма, но никто ничего менять не собирается. Люди с табличкой фотографируются, и ладно.

И последний вопрос. Чему вас научила жизнь в Москве, в России?

Здесь меня научили смотреть на мир с другой точки зрения. Например, в Китае 12:00 – это время обеда. Если не успел поесть, то придется искать, где это сделать. Есть четкий режим. А здесь завтрак хоть в час дня может быть. Сначала я считал, что это неправильно. Но потом начал понимать: то, как мы едим в Китае, просто полезно, а не обязательно «правильно». Полезно – не значит правильно. Если человек хорошо учится, не значит, что он хороший. Я осознал это только в России. А в Китае у меня было черно-белое мышление. Именно поэтому я назвал проект «Серый Мокко» – как что-то посередине. Если смешать все цвета, то будет не радуга, а серый! Я же художник.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"