Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Анна Хрусталева
8 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Идем на восход

Итоги 20-го Открытого российского фестиваля театра и кино «Амурская осень»































































































































































Золотые журавли Амурской осени

СОДЕРЖАНИЕ СТАТЬИ:

Птицы перелетные

Резать, не дожидаясь перитонита

Любовь, зачем ты мучаешь меня?

Сам себе подарок


Если солнце испокон веков начинает свой ежедневный путь на востоке, то отчего бы и новым фильмам не следовать его примеру? Этот закон природы взяли на вооружение организаторы Открытого российского фестиваля театра и кино «Амурская осень» — и вот уже несколько лет в его конкурсной афише исключительно премьеры.

Финалист шоу Голос Арсен Мукенди

В этом году смотр прошел в Благовещенске в 20-й раз. На суд публики и жюри были представлены 11 полнометражных картин, 24 короткометражных ленты, 7 незавершенных проектов. И это не считая обширной внеконкурсной программы.


Птицы перелетные

Андрей Носков

От Москвы до амурских берегов путь неблизкий: 7 часов лета в одну сторону, обратно и того больше — восемь с половиной. Разница во времени тоже нешуточная — 6 часов. Но это никого не останавливает: ни режиссеров, мечтающих услышать «первое дыхание» зала, ни актеров, сразу разъезжающихся из Благовещенска с концертами в отдаленные районы области. И ладно бы среди гостей и участников была только молодежь, которой что трое суток шагать, что трое суток не спать, — все едино, если на кону минута славы и зрительского восторга! Так нет же — буквально на несколько дней летит на Дальний Восток и старая гвардия. Так, жюри антрепризных спектаклей возглавил в этом году народный артист России Аристарх Ливанов, поприветствовать своих поклонников на церемонии открытия прибыл Александр Пашутин, а под занавес фестиваля публика рукоплескала другой народной звезде — Юрию Назарову, отпраздновавшему нынешней весной свое 85-летие. На закрытии «Амурской осени» Юрию Владимировичу вручили приз за заслуги перед отечественным кинематографом, а чуть позже он поднялся на сцену во второй раз, чтобы принять награду за лучшее исполнение мужской роли в фильме Рауфа Кубаева «Храм».

Президент Амурской осени Сергей Новожилов и народный артист России Юрий Назаров

Так почему же эти птицы летят на восток, «если птицам положено только на юг»? Что заставляет востребованных артистов, чьи графики плотно сбиты на месяцы вперед, выкраивать эти считанные дни и мчаться на край земли? Думается, дело исключительно в той энергии общения и в невероятной творческой подзарядке, которыми с первого до последнего своего часа пронизана «Амурская осень». Такой вот уникальный, неизвестный науке, но интуитивно понятный любому художнику феномен.

Ольга Кабо

Резать, не дожидаясь перитонита

Кино — дело не быстрое. При всем желании авторы не могут стремительно реагировать на вызовы настоящего, их ответ всегда отложен во времени. Но в отличие от злободневной, с колес, публицистики, которая по прошествии времени, как правило, теряет и остроту, и вес, «срок годности» художественного высказывания куда более долгий, а если оно по-настоящему талантливо, то и вовсе бесконечный. Сложно предугадать, какие фильмы, представленные в полнометражном конкурсе 20-й «Амурской осени», останутся в вечности, но можно утверждать наверняка, о каких болезненных точках нашей эпохи они поведают потомкам.

Чистый голос. Привет из Беларуси

Коррупция и полицейский беспредел. Вроде как карта эта давно отыграна и осталась памятником «лихим 90-м». Не тут-то было! «Один настоящий день» Георгия Шенгелии (приз президента фестиваля и награда лучшему сценаристу Алексею Бородачеву) — новейшая, но которая уже по счету попытка разобраться, как устроена насквозь проржавевшая, сорвавшаяся с тормозов правоохранительная машина и можно ли выпрыгнуть из нее на полном ходу. Валерию Капитонову, беспринципному следователю-карьеристу, стремительно и болезненно помимо собственной воли перерождающемуся под давлением трагических обстоятельств прямо у нас на глазах, — это удается. К финалу картины его девиз «Не заплатят мне — заплатят кому-то другому» обращается в отчаянное «Не спасу я — не спасет никто». Вслух он об этом не скажет. Блистательному Евгению Ткачуку слова в принципе ни к чему. Весь внутренний водоворот чувств, настоянных на сомнениях, ненависти, отчаянии и, что важно, любви, отражается на его, казалось бы, неподвижном лице особой скульптурной лепки. Несмотря на весь жесткий и даже жестокий реализм происходящего, лента оставляет ощущение сказки для взрослых, столь же душеспасительной, сколь и абсолютно неправдоподобной. И это не упрек фильму, Боже упаси. Всего только печальная констатация того, что мы не умеем верить в сказки, не говоря уж о том, чтобы делать их былью.

Режиссер Георгий Шенгелия знает, как прожить один настоящий день

Вера (Юлия Александрова), главная героиня фильма Анны Курбатовой «Дополнительный урок» (приз зрительских симпатий), тоже служит в полиции. 1 сентября во время праздничной линейки она убивает подростка, который пронес в колледж оружие, чтобы устроить массовый расстрел. Однако есть одно «но»: обрез в руках парня видела только Вера, с места преступления он бесследно исчез. Никто, кроме адвоката (Кирилл Кяро), женщине не верит. Система сделает все, чтобы откреститься от нее, списать со счетов, отсечь как слабое звено. Справедливость восторжествует, но будет поздно. Справедливость, увы, часто фатально опаздывает. Крепкая, местами излишне лобовая, без двусмысленностей и полутонов, зрительская картина вскрывает, «не дожидаясь перитонита», извечные болезненные нарывы любого общества: от взаимной детско-родительской глухоты до социальной порочности.

К слову, об этой самой порочности. На этом «минном поле» всех обошла лента Натальи Назаровой «Плакать нельзя». Ее рассказ, основанный на реальных событиях, посвящен ювенальной юстиции, слепо, безжалостно и без разбору перемалывающей попавшие в ее жернова судьбы людей — детей и взрослых. Татьяна (Светлана Чуйкина) с сыном Колей жила во Пскове и однажды вытянула счастливый билет: вышла замуж в Скандинавию за обаятельного «викинга» — военного журналиста. Их счастье было ослепительным, но недолгим. Муж попадает в сирийский плен и погибает, и Татьяна остается один на один со службой опеки, которая без лишних разговоров забирает у нее сына. Отныне мальчик — собственность государства. При помощи русского «Робин Гуда» (Иван Янковский) Татьяна пытается вернуть Колю, но силы неравны… Если смотреть внимательно и вдумчиво, в этой драме можно различить и проблему «сшибки» менталитетов, и трагедию маленького человека, и пафос одинокой борьбы, но главное, чего не отнять у картины, — крепкой авторской руки. Это отметило и жюри, присудившее Наталье Назаровой приз за лучшую режиссуру.

И «Дополнительный урок», и «Плакать нельзя» выходят в широкий российский прокат 20 октября.


Любовь, зачем ты мучаешь меня?

Традиционное возложение цветов к памятнику Валерия Приемыхова

К счастью, не одним лишь социальным беспокойством жив кинематограф. Вечное, читай: любовь и нелюбовь, в нем по-прежнему неизбывно. Именно о такой любви-нелюбви повествует якутский фильм Степана Бурнашева «Наша зима». Прожив вместе 10 лет, Дима и Лида решают развестись. В меру тихо, практически без скандалов, цивилизованно. Им кажется, спасительное расставание поможет обоим начать новую жизнь, обрести себя, и воссияет тогда над каждым небо в алмазах. Они ошибались… Морозный слепящий туман, окутавший город и мастерски схваченный камерой Данилы Горюнкова (приз за лучшую операторскую работу), — метафора столь прозрачная, что в расшифровке не нуждается. С наступлением весны морок рассеется. Кино во многом оттого и остается важнейшим из искусств, что в нем возможен хэппи-энд.

Обладатель Гран-при 20-й Амурской осени - режиссер Андрей Бурмистров

Решению присудить Гран-при имени Валерия Приемыхова (а с ним — и денежный приз в 150 000 рублей) картине Андрея Бурмистрова «Ева» в первую очередь удивилось само жюри. Глава судейского ареопага режиссер Александр Котт и не думал скрывать растерянность: «Этот фильм бесит, раздражает, но он не мог не случиться, потому что это и есть настоящее кино». С председателем сложно не согласиться: да, бесит, да, раздражает, но в итоге остается где-то на подкорке как доказательство того, что иррациональное всегда побеждает рациональное, а истинные чувства не могут иметь объяснений. Если совсем коротко, то перед нами история болезненной, в прямом смысле убийственной страсти, неподвластной никакой логике. Античная трагедия в пейзажах сонного приморского города. Он — вечный студент, игрок-неудачник, без пяти минут отец поневоле. Она — пародия на даму с камелиями, малолетняя расхристанная содержанка-стриптизерша. Но бездумный Амур натягивает лук, и вот уже эти двое летят в пропасть, из которой лишь два выхода — либо в Тартар, либо в бессмертие. Счастья они не заслуживают, но и покой не для них. От сонма классических персонажей, оказавшихся в схожей ситуации, их отличает одно: бессмертие, как и наше сочувствие, ни им, ни пострадавшим от их необъяснимой страсти точно не грозит.

Председатель жюри Александр Котт

Сам себе подарок

К своему 20-летнему юбилею «Амурская осень» сама себе сделала подарок: новую программу «Лаборатория незавершенных проектов». Авторы, попавшие в шорт-лист, смогли приехать на Дальний Восток и представить свои рабочие киноматериалы жюри. А уж дело судей было решить, кому отдать небольшой денежный грант, которого хватит на финальную косметическую шлифовку ленты. Бесстрашно смешной черной комедии Павла Панфилова «Мой капитан»? Было бы справедливо, тут и нужно-то немного — только на окончательную доработку звука. Или платоновскому «Котловану» Станислава Кардашева, верного ученика Миндаугаса Карбаускиса? Поддержать смычку литературы и кино — святое вроде бы дело. А может, «Песне для Евы» Алексея Мячикова? Семейное кино, к тому же снятое на региональной студии «Калугафильм», стоит того, чтобы обратить на него внимание. Но в итоге из семи картин разной степени готовности (и зрелости) судьи выбрали ленту Милославы Грабельниковой «Аметист» — историю благородного, а потому беззащитного природного совершенства, снятую в лучших традициях жертвенной русской классики.

«Амурская осень» многолика и многогранна. Киноманов она засыпает листопадом премьер, театралам дарит живые встречи с артистами, до того знакомыми лишь по глянцевым журнальным обложкам. На этот раз в рамках фестиваля прошел не только конкурс антрепризных постановок (оглушительную победу одержала здесь «Пиковая дама» Олега Ильина), но и большие гастроли Театра Вахтангова, который привез в Благовещенск восемь репертуарных спектаклей и дал за неделю 16 представлений. Несмотря на недвусмысленную сентябрьскую прохладу, не пустовал и кинотеатр под открытым небом, где каждый вечер шли внеконкурсные показы — от юбилейной ретроспективы Андрея Тарковского до панорамы киргизского кино последних лет.

Впервые совместно с Амурским министерством образования и науки фестиваль созвал детскую театральную смену: около полусотни подростков из Благовещенска и области собрались вместе, чтобы в течение нескольких дней отрепетировать и показать импровизированные спектакли, созданные под руководством педагога по актерскому мастерству Елены Борзовой и режиссера Карена Чахаляна. А воплотить в жизнь литературную составляющую «Амурской осени» взялась Областная научная библиотека имени Н. Н. Муравьева-Амурского, где прошла встреча с писателем Андреем Геласимовым и презентация волшебного сборника Perspectum «Жили-были сказки».

Режиссер Карен Чахалян и его юная труппа

Так отчего же птицы летят на восток, «если птицам положено только на юг»? Кажется, окончательный ответ найден…

Фото: Маргарита Морозова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Следующий материал
АРТЮР АДАМОВ
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю