Все самое интересное о жизни стран-соседей России
4935
Культура и традиции
ПОДЕЛИТЬСЯ

Как звезды скажут

Монгольская свадьба: гороскоп, костры и одеяло с детьми.

Без благословения буддийских лам в Монголии не совершается ни одно важное событие и,конечно, не играются свадьбы. Этот обряд корнями уходит в далекое прошлое, когда бравые юноши и прекрасные девушки передвигались на лошадях по бескрайней степи. Тогда и суженых им выбирали с рождения.

Родители будущих супругов долго ездили друг к другу в гости, обменивались подарками,обсуждали детали свадебной церемонии за годы до заключения брака. Да и само свадебное торжество могло растянуться на месяцы — пока родственники со всех концов степи соберутся. Сегодня, когда караваны верблюдов и лошадей заменили машины, этот месячный путь сократился до нескольких часов или дней. Да и сам ритуал упростился, хотя традиционные монгольские семьи до сих пор сватают своих детей, задаривают будущих родственников подарками, гуляют свадьбу сразу на три дома, готовят молодоженам специальную одежду, совершают подношения огню, заваривают традиционный чай, поют протяжные песни и, конечно,выбирают благоприятный день для свадьбы по астрологическому календарю, чтобы молодая семья была крепкой и прожила долго и счастливо.

Час рождения

В определенные дни с сентября по октябрь в улан-баторском дворце бракосочетания бывает не протолкнуться из-за множества пар, желающих заключить брак. Двери загса открываются в три часа утра, а закрыться могут лишь к полуночи. Дело в том, что именно на середину осени приходятся «балжинням» и «дашням» — благоприятные дни для свадьбы.

Обычай жениться по осени уходит корнями в монгольскую астрологию «Зухрай». Она вместе с буддизмом досталась кочевому народу от тибетцев — на протяжении веков Монголия и Тибет поддерживали тесные религиозно-культурные связи. Вот и сегодня благоприятные дни для заключения брака высчитывают монахи главного монгольского монастыря Гандан. Более того,чтобы союз был счастливым, мало пожениться в определенный день. Необходимо совпадение гороскопов жениха и невесты. Причем, в отличие от тех календарей совместимости, что гуляют в интернете и рассказывают, какие знаки зодиака подходят друг другу, а какие нет, в монгольской астрологии применяют сложную систему расчета, где важны все детали появления на свет ребенка вплоть до минуты. Поэтому монголы знают наизусть не только свою дату, но и время рождения.

От нашего дома — вашему

Отношение к свадьбе, как и к любому ритуалу, у монголов всегда было серьезное. В древности едва мальчик появлялся на свет, ему уже присматривали невесту из жительниц соседних поселений. К семи годам, как правило, невеста была найдена, и детей знакомили. Семья жениха приезжала к потенциальным родственникам с подарками: скотом, коврами, драгоценностями и другими вещами, главным из которых был хадак — шелковый или муслиновый шарф для ритуальных подношений на праздниках.

Обычно свадьбу играли, когда юноша достигал совершеннолетия, то есть 18 лет. Девушку могли выдать замуж еще раньше — в 16 лет. В семьях князей, вельмож и чиновников, где брак зачастую играл политическую роль и способствовал объединению кланов, мальчика могли женить и в 14, а девочку в 13 лет. Конечно, в таких династических браках ни о какой любви не могло быть и речи— если пара была симпатична друг другу, то это оказывалось скорее счастливым исключением. В целом же желание детей не играло никакой роли. Если высокопоставленные родители вознамерились женить своих отпрысков, то делали это, пусть даже те ненавидели другу друга.

Простым людям повезло больше. Юноша имел право сам выбирать себе невесту, да и девушка могла отказаться идти за парня, который был ей не мил. Например, если мать и отец говорили сыну, что хотят женить его, и называли имена претенденток на руку и сердце, а среди них не было имени его возлюбленный, то сын конфузился и отказывался от брака под тем или иным предлогом. Хотя сам назвать имя своей избранницы он не мог — это было неприлично, а отправлял к родителям своего друга, который и сообщал им имя полюбившейся их сыну девушки. Тогда без каких-либо дальнейших бесед с чадом родители отправлялись свататься к семье его возлюбленной. Конечно, бывало, что мать и отец не одобряли выбор сына, категорически возражали против свадьбы. В таких случаях самые отчаянные влюбленные решались бежать,прихватив несколько соседских лошадей — воровать у родителей было и остается немыслимым.

Брак или не брак

В наше время многое изменилось. Сегодня монгольские семьи едва ли подыскивают пассию своим новорожденным детям. Наоборот, все больше и больше родителей, даже в самых отдаленных от столицы поселениях, заботятся о том, чтобы дать хорошее образование своим дочерям, нежели удачно выдать их замуж. Ведь для образованной, говорящей на иностранных языках девушки открыт весь мир — она больше не зависит от семьи или мужчины, может сама материально поддерживать родителей. И сегодня примерно 62% выпускников университетов —женщины.

Родители хотят, чтобы девушки смогли себе найти более высокооплачиваемую и физически легкую работу в городе. Ведь жить в степи и ухаживать за скотом дело трудное, а значит мужское. Неудивительно, что образованные монголки снисходительно смотрят на отстающих от них познаниям мужчин и зачастую выбирают себе в мужья иностранцев, что в традиционном монгольском обществе все же порицается, или остаются одни — так, незамужняя сорокалетняя женщина для Монголии уже не новость.

Кто строит юрту

Впрочем, если юноша и девушка влюбились друг в друга и хотят сыграть свадьбу, здесь снова в силу вступают вековые традиции и ритуалы. Намерение жениться всегда исходит от юноши или его семьи — родители жениха едут к отцу и матери невесты с подарками. Как раньше, так и сейчас семья девушки может отвергнуть дары, таким образом отказаться от предложения. Но если гостинцы принимаются, значит, свадьба будет. Теперь уже семья невесты должна позаботиться о подарках для будущей семьи — обычно это домашняя утварь, необходимые в быту вещи. Семья жениха же берет на себя хлопоты по постройке новой юрты для молодоженов. Назначая день ичас свадьбы, родители молодоженов договариваются о том, как будет проходить торжество.

Детали свадебной церемонии у монгольских народностей разнятся, но есть общий ритуал,которого придерживаются в традиционных семьях и по сей день. Так, основные приготовления к свадьбе начинаются за сутки до торжества. Накануне праздника устанавливают большие юрты для приема гостей, закалывают баранов, варят мясо, готовят традиционное свадебное печенье в виде лапши, уложенной слоями. После этого как в доме жениха, так и в доме невесты начинают собираться друзья семьи и многочисленные родственники. Гости приветствуют друг друга —достают из шелковых кисетов с национальным орнаментом нарядные табакерки и обмениваются нюхательным табаком. Каждый нюхает табак из табакерки другого, после чего возвращает ее владельцу. Если гостей в юрте несколько, эта церемония проделывается с каждым по очереди,начиная со старшего. После этого ритуала все едят, пьют, делятся новостями и поют песни.

В какой руке благодать

Наутро после вечернего застолья, которое едва ли можно сравнить с привычными нам мальчишником и девичником, с первыми лучами солнца жених верхом на коне с луком в руке и в сопровождении, как правило, семи ближайших друзей отправляется за невестой в дом ее отца.Там его уже ждут мать и отец невесты — они преподносят будущему зятю угощение. После чего теща надевает на него рубашку, а тесть — халат дэли, который подпоясывает и заправляет за пояс особый платок арчуур, свисающий по правому боку. Затем отец невесты говорит жениху наставления и обнимает его — весь этот ритуал символизирует «акт приема» жениха в род невесты. Одежда играет огромную роль в монгольской культуре. Например, когда между родами устанавливается родственная связь, то дарят изделия с воротником либо отрез ткани для пошива традиционного халата. А шуба и вовсе один из самых ценных и дорогих подарков, ее дарят не каждому, так как это символ очень близких отношений между дарителем и одариваемым.

После того как жених облачился в новую одежду, он вместе со своими сопровождающими и родителями невесты заходит в специально построенную для торжества юрту, где их уже ждет девушка со своими родственниками и друзьями. Она преподносит будущему мужу и его спутникам приготовленные с вечера угощения — тем самым проявляет себя как хлебосольная хозяйка. Слева в юрте располагаются родственники жениха, справа — невесты.

Праздничный стол ломится от яств: здесь и вареное мясо, и выпечка, и сладости; горячий суп приносят в конце торжества. Любопытно, что угощения всегда подаются двумя руками и так же принимаются. Если передать что-либо двумя руками не получается, то подают правой, а кончиками пальцев левой придерживают локоть правой. Такой обычай сформировался давно и связан с особенностями монгольского национального костюма. Изначально верхняя одежда шилась с длинными обшлагами, заменявшими рукавицы. Во время работы их подворачивали, а рукава закатывали, но когда в доме собирались гости, то все должны были опустить рукава. Подавая гостю угощение правой рукой, хозяйка придерживала левой рукав, немного оттягивая его на себя, чтобы края не попали в посуду. Длина рукавов давно укоротилась, а жест,символизирующий гостеприимство, остался. Более того, монголы считают: правая рука — «рука благодати». Поэтому только ей можно делать что-либо важное: вручать и принимать дары, доить скот, давать в долг.

Из напитков на стол обычно подают кумыс, молочную водку и чай с молоком. Причем наливающий со стороны невесты мужчина никогда не возьмет свою рюмку прежде, чем гость со стороны жениха не осушит свою. Когда церемония прощания с родительским домом подходит к концу, мать невесты заваривает чай для дочери и дает ей последние напутствия в новую жизнь.Примечательно, что благоприятное время для выезда невесты из родительского дома тоже рассчитывает лама. В назначенный час к юрте подъезжает машина, заменяющая теперь коней,куда погружают весь скарб молодоженов — приданое невесты и свадебные подарки.

От входа юрты к коню или машине невесты, в зависимости от того, на чем она будет передвигаться, расстилают белый войлок, по нему девушка должна пройти аккуратно, ни в коем случае не ступив на землю. За этим следят две бэргэн — невестки, сопровождающие девушку вдень свадьбы. Это здоровые, крепкие многодетные женщины, как правило, жены старших братьев или дядей новобрачных, живущие в достатке, смекалистые и ловкие. Таких в Монголии называют дурбэн тэгшэ хун, если переводить дословно — «ровные со всех сторон», то есть благополучные во всем. Не зря именно им доверяют ввести невесту в семью жениха. Невестка новобрачной отдает девушку в новую жизнь, лишая ее знаков девичества и символов отцовского рода. А невестка жениха — принимает, одевая ее в костюм замужней женщины и украшения с символами рода жениха. Когда сборы закончены, время отправляться в путь — в дом жениха, где молодых ждет еще один накрытый стол и новые обряды.

Сквозь языки пламени

По приезде в дом отца жениха молодым и их гостям подают угощения, затем разжигают два костра, между которыми должны проехать новобрачные. Этот обычай символизирует несокрушимость семейных уз. После обряда с огнем молодые отправляются в юрту отца жениха,но прежде невесте нужно подготовиться соответствующим образом. Ей заплетают две косы или соединяют разделенные по пробору волосы серебряными пластинами с драгоценными камнями. Такая прическа замужней женщины напоминает и символизирует крылья мифической птицы Ханга-руди.

Когда ритуал закончен, девушка отправляется в юрту родителей жениха, чтобы поклониться бурхану, огню очага, свекру и свекрови. И только после этого молодые, их родители,родственники и друзья направляются к юрте молодых, где и проходит само торжество.

Одеяло детей

«Пусть у вас будет полное одеяло детей!» — так звучит главное пожелание на монгольской свадьбе. А чтобы слово подкрепить делом, гости берут кусок белого ритуального войлока —позже им накроют юрту молодоженов, — и на него сажают столько детей, сколько поместится. Взявшись за концы, собравшиеся стараются поднять его как можно выше.

Свадебная церемония начинается, когда жених разжигает огонь в очаге, а невеста готовит свой первый чай в новом доме. Его ни в коем случае нельзя пересолить, расплескать или пролить, а чтобы умилостивить богиню домашнего очага, напиток нужно перемешать двадцать один раз,тогда счастье поселится в новом доме. Пока девушка готовит чай, жених нарезает мясо для гостей— первое подношение делается огню на счастье и благополучие, затем родителям и, наконец,всем гостям. После этого обряда пару считают мужем и женой.

Начинается свадебное торжество, во время которого звучит «протяжная песня» — один из ключевых жанров традиционной монгольской музыки. Считается, что ей уже две тысячи лет, хотя первое письменное упоминание о ней относится лишь к XIII веку. «Протяжную песнь» исполняют не только на свадьбах, она звучит при установке новой юрты, при рождении ребенка, при клеймении жеребцов, во время национального праздника Наадам, когда монголы соревнуются в борьбе, стрельбе из лука и конных скачках.

Во время свадебной церемонии новобрачные обмениваются обручальными кольцами, которые здесь особые — напоминают печатку с мужским и женским узором соответственно. Мужской называется Хаан бугуйвч, женский — Хатан сүйх. Они символизируют вечную любовь, согласие и готовность вместе пройти любые испытания.

Свадебная церемония заканчивается с заходом солнца. Прежде чем отпустить молодых в новую жизнь, на подол платья невесты кладут камень или топор и зерна с пожеланием быть«прекраснее золота, тяжелее камня». Новобрачная пытается встать и пойти за матерью, но камень, а заодно и две невестки, всюду сопровождающие девушку, не дают ей сдвинуться с места. Монголы верят, что этот ритуал поможет девушке быстрее адаптироваться в новой семье.Камень словно помогает ей прижиться на новом месте, а зерна — символ плодородия. После обряда их заворачивают в хадак и прячут в подголовник новобрачных.

Кто в доме хозяйка

Утро дня после свадьбы начинается с домашних хлопот: молодая жена открывает дымовое отверстие юрты, начинает готовить чай и завтрак. Ей пока нельзя показываться на люди — через три дня к молодым приедет отец девушки и уберет полог в их новой юрте, таким образом снимет этот запрет. Навестить своих родственников девушка сможет лишь через месяц, пока же им с мужем предстоит обустроить быт.

Любопытно, но хранить невинность до свадьбы в Монголии было необязательно. Уже в довольно раннем возрасте у монгольских девушек могли появиться первые поклонники — девушки и юноши обычно знакомились во время выпаса скота. Родители словно не замечали, если их 15-летняя дочь приводила ночью в дом своего воздыхателя. Ведь монголы больше заботились о возможности женщины иметь детей, чем о ее невинности. Если же у девушки рождался внебрачный ребенок, его без всяких слов и упреков принимали в семью — лишние руки в суровой степи никогда не помешают.

Вообще, женщины в Монголии всегда были свободны настолько, насколько это возможно в патриархальном обществе. Обязанности монголок не сводились к работе по дому. Тяжелая степная жизнь подразумевает, что они должны трудиться наравне с мужчинами. Пока мужчины уходили пасти скот, на войну или охоту, на женщинах оставалось все хозяйство. Если муж погибал,вдова не обязательно должна была выходить замуж за родственника погибшего супруга или уходить жить в дом его родных, как это было принято в других азиатских государствах, напротив,она брала на себя обязанности мужа.

Конечно, в Монголии женщины также сталкивались и сталкиваются с социальным и гендерным неравенством. В стране до сих пор нет закона, запрещающего домашнее насилие. Максимум, что грозит мужу, поднявшему на жену руку, — административная ответственность. Анонимно сообщать о насилии невозможно, поэтому многие жертвы предпочитают молчать, дабы не навлечь еще больший гнев мужа. Но если раньше разводиться в Монголии было не принято, то сейчас, особенно в городах, количество разводов растет. У женщин появилась возможность сделать карьеру, прокормить семью. И если брак не задался, она может подать на развод.

Мария Макуш

Подписывайтесь, скучно не будет!