Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Культура и традиции
17 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Корона на вырост

Кино Таджикистана: в надежде на возрождение




















































































































































































































































































Дарья Борисова

На днях состоялась встреча министра культуры России Ольги Любимовой с Чрезвычайным и Полномочным послом Республики Таджикистан в Российской Федерации Давлатшохом Гулмахмадзодой, на которой обсуждался план проведения в 2022 году форума «Россия – Таджикистан: межкультурный диалог и общее гуманитарное пространство».


Культурное братство

В нынешнем году исполняется 30 лет с момента основания дипломатических отношений между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан. Вынесенное в название предстоящего форума словосочетание «общее гуманитарное пространство» – не фигура речи. Несмотря на то, что географически Таджикистан и Россия расположены друг от друга дальше, чем иные страны-соседи, культурные связи этих государств не прерывались с того момента, как советские республики разошлись по отдельным «квартирам».

Коллективы из Душанбе – постоянные участники театральных фестивалей «Золотая маска» (неконкурсных программ спектаклей театров из ближнего зарубежья) и «Встречи в России», а фильмы из Таджикистана – как игровые, так и документальные – демонстрируются на российских кинофестивалях. К сожалению, из-за пандемических ограничений уже два года не проводились в Душанбе Дни российского кино, но можно надеяться, что скоро эта добрая традиция восстановится. Приезда российских кинематографистов и показа их новых фильмов в столице Таджикистана всегда ждут как праздника. В годы независимости таджики восстанавливали культурные, научные связи с братскими народами Ирана, Афганистана, что значительно разнообразило и укрепило гуманитарную сферу жизнедеятельности общества. Но театральная и кинематографическая школы нынешнего Таджикистана наследуют традиции советского театра и кино. А значит, искусство наших стран говорит на одном художественном языке. И этот язык понятен зрителям как в России, так и в Таджикистане.


Корону кинематографистам!

1 апреля 2022 года в столице Таджикистана прошла I церемония вручения национальной кинопремии «Тоҷи Сомон» («Корона Сомони»). Сам факт учреждения «таджикского “Оскара”» говорит о том, что у руководства страны появились твердые намерения вернуть отечественному кинематографу ту значительную роль в культурной, общественной жизни, которую он, увы, утратил в последние десятилетия. Кинопроизводство – дело дорогое, а Таджикистан живет небогато. К тому же в 1990-е годы из Таджикистана уехали почти все кинематографисты, и с тех пор дефицит творческих, технических, административных кадров в кинопроизводстве не преодолен. На международных кинофестивалях Таджикистан представлен гораздо меньше, чем сопредельные страны. А те таджикские фильмы, которые иногда все-таки включаются отборщиками в программы киносмотров, сделаны скорее для массового «внутреннего» зрителя, предпочитающего жанровое кино. Поэтому, думается, инициированная Правительством Республики Таджикистан и государственной киностудией «Таджикфильм» премия «Тоҷи Сомон» – это премия «на вырост». Она призвана мотивировать нынешних деятелей кино на планомерный подъем не только количественных показателей, но и художественного уровня кинопродукции Таджикистана.


Прибытие поезда

Сегодня, когда кинематограф Таджикистана вступает в новый период своей истории, давайте вспомним, как эта история начиналась и развивалась. Примечательно, что таджикское кино началось с… прибытия поезда! В сентябре 1929 года присланные московским трестом «Союзкинохроника» операторы сняли сюжет «Прибытие первого поезда в Душанбе». А в мае 1930 года правительством Таджикской ССР был учрежден трест «Таджиккино», сотрудники которого снимали в высокогорной республике документальные сюжеты для киножурналов и целые фильмы. Тематический набор был стандартный для первых лет жизни СССР: образование колхозов, строительство гидроэлектростанций и дорог, работа съездов советов, ликвидация безграмотности, открытие школ, антирелигиозная пропаганда. В 1934 году молодой режиссер, актер Камиль Ярматов (выпускник Государственного института кинематографии) снял на сталинабадской студии (столица Таджикской ССР тогда называлась Сталинабад) полнометражный игровой фильм «Эмигрант», в котором он еще и сыграл главную роль – таджика Комила, поддавшегося агитации агента разведки капиталистической страны. Комил покинул родину в надежде на лучшую жизнь, но разочаровался в капиталистическом строе и вернулся домой. В 1939-м Ярматов сделал первую в Таджикской ССР звуковую картину – шпионский детектив «Друзья встречаются вновь». Команда фильма была поистине многонациональной и звездной: актеры Леонид Кмит, Николай Санишвили, Борис Хайдаров, Рахим Пирмухамедов, композитор Рейнгольд Глиэр и поэт-песенник Василий Лебедев-Кумач, художник-постановщик Петр Галаджев (впоследствии один из самых востребованных художников советского кино).


Жизнь и приключения «Дохунды»

В 1936 году на сталинабадской студии началась одна драматическая история, которая получила счастливое завершение уже в наши дни. Силами московской студии «Межрабпомфильм» и треста «Таджиккино» там снимался фильм «Дохунда» по одноименному роману таджикского писателя Садриддина Айни (сценарий к нему написал писатель и критик Осип Брик). Постановщиком картины был тогда уже знаменитый режиссер-экспериментатор Лев Кулешов. Картина рассказывала о таджикском батраке по прозвищу Дохунда (Нищий), поддержавшем молодую советскую власть в Таджикистане. По странной случайности (впрочем, некоторые историки кино считают ее преднамеренной провокацией с целью дискредитировать картину) фильм Кулешова впервые показали таджикской публике в рабочем виде: с повторяющимися друг за другом дублями, на русском языке. Закономерное недовольство зрителей использовали как повод закрыть картину и уничтожить материал. В 1956 году ученик Кулешова режиссер Борис Кимягаров решил восстановить историческую справедливость и снял на Сталинабадской студии художественных фильмов новую картину по роману «Дохунда». А в 2006 году российский историк кино и режиссер восстановления фильмов Николай Изволов сделал на основе фотоматериалов со съемок «Дохунды» Кулешова «фотофильм», позволяющий получить представление о том, каким был фильм «Дохунда» 1936 года.


Швейк в Таджикистане

В годы Великой Отечественной войны Сталинабадская студия художественных фильмов (с 1938 года – преемница треста «Таджиккино») была объединена с московской киностудией «Союздетфильм», эвакуированной в Таджикистан. В тот период на ней работали многие замечательные режиссеры. Именно в гостеприимной столице Таджикской ССР были сделаны фильмы «Клятва Тимура» и «Мы с Урала» Льва Кулешова и Александры Хохловой, «Швейк готовится к бою» Климентия Минца, «Новые похождения Швейка» Сергея Юткевича, «Принц и нищий» Эраста Гарина и Хеси Локшиной. Как и коллективы других республиканских киностудий, принявших во время Великой Отечественной войны кинематографистов из Москвы и Ленинграда, коллектив Сталинабадской студии в период 1941–1943 годов получил для своей дальнейшей работы «национальные кадры» – специалистов разных цехов, которые проходили бесценную практику на картинах эвакуированных мастеров. Однако быстрого взлета национальной таджикской кинематографии это не обеспечило – Сталинабадская студия до середины 1950-х годов не производила игровых фильмов. Шло производство документальных картин – в этом жанре «брал разбег» будущий классик таджикского кино режиссер Борис Кимягаров. Окончив в 1944 году ВГИК (мастерскую Сергея Эйзенштейна), он начал работать в Сталинабаде. В 1946 году снятый им в содружестве с режиссером Лидией Степановой фильм «Таджикистан» был отмечен бронзовой медалью и почетной грамотой Венецианского кинофестиваля.


Родина истерна

Сталинабадская студия ожила во второй половине 1950-х. Первой за многие годы игровой картиной стала новая «Дохунда» Кимягарова (1956), в которой дебютировал актер (в будущем и кинорежиссер) Тахир Сабиров. В 1957 году на Сталинабадской студии был снят первый цветной фильм – лирическая комедия «Я встретил девушку» (реж. Рафаил Перельштейн). Песня, прозвучавшая в этом фильме (музыка Андрея Бабаева, слова Мирзо Турсун-заде), приобрела огромную популярность, ее до сих пор включают в свой репертуар многие исполнители. Также большим успехом у советских зрителей пользовался второй фильм Перельштейна, снятый в Сталинабаде, – двухсерийный детектив «Человек меняет кожу» (1959) про хитросплетения отношений участников строительства Вахшского канала. Наряду с таджикскими актерами в фильме снялись такие звезды советского кино, как Сергей Столяров, Владимир Емельянов, Изольда Извицкая, Нинель Мышкова. Актер Тахир Сабиров дебютировал в режиссуре яркой музыкальной комедией «Сыну пора жениться» (1959). Борис Кимягаров снимает морально-этическую киноповесть о перевоспитании амбициозной девушки-врача «Высокая должность» (1958) и биографическую ленту о жизни знаменитого персидского поэта Рудаки «Судьба поэта» (1959, Главный приз «Золотой Орел» на Международном фестивале кино стран Азии и Африки в Каире – 1960).

В 1957 году Сталинабадская студия художественных фильмов получает новое название: киностудия «Таджикфильм». В 1960-е годы на ней снимаются игровые фильмы как современной тематики, так и исторической. Кинематографисты разнообразно разрабатывают тему смены исторических эпох и социального строя на территории Таджикистана в 1920-е годы. Воплощением старой эмирской Бухары является жадный и безжалостный ростовщик Кори Ишкамба – герой фильма «Смерть ростовщика» (реж. Тахир Сабиров, 1966), поставленного по одноименной повести классика таджикской литературы Садриддина Айни. Но время таких, как Кори, кончается с установлением советской власти. Герой фильма Бориса Кимягарова «Хасан-арбакеш» (1965) бедняк Хасан долго идет к пониманию и принятию коллективистской модели мироустройства. Нищая сирота Ниссо в фильме Марата Арипова «Ниссо» (1966) предназначена в наложницы жестокому богачу, но смелая девушка решается на побег, находит приют в доме председателя одного из первых таджикистанских колхозов, влюбляется в красноармейца Медведева, который устанавливал на памирском высокогорье советскую власть. Еще один красноармеец на Памире – герой фильма «Дети Памира», которым дебютировал в 1962 году на «Таджикфильме» режиссер Владимир Мотыль. Даврон приходит в высокогорный кишлак с красным отрядом и остается учительствовать – потому что кроме него никто не может обучить детей грамоте. Красноармеец, ветеран Гражданской войны Гусев – герой фильма «Встреча у старой мечети» (реж. Сухбат Хамидов, 1969), выполненного в духе нарождавшегося тогда жанра «истерн». По аналогии с вестерном – жанром историй о Диком Западе – советские фильмы о «диком востоке» нарекли истернами. Это были остросюжетные приключенческие фильмы, снимавшиеся на студиях среднеазиатских республик, – как правило, про борьбу представителей советской власти с басмачами. В киношных кулуарах таджикскую киностудию в шутку называли «Басмачфильм». Действительно, суммарно на «Таджикфильме» было снято больше всего истернов, вот лишь несколько наиболее известных из них: «Тайна забытой переправы» (реж. Сухбат Хамидов, 1973), «Телохранитель» (реж. Али Хамраев, 1979), «Встреча в ущелье смерти» (реж. Тахир Сабиров, 1980), «Мир вашему дому» (реж. Тахир Сабиров, 1981), «Заложник» (реж. Юнус Юсупов, 1983), «На перевале не стрелять» (реж. Мукадас Махмудов, Абдусалом Рахимов, 1983).

Конечно, как только «Таджикфильм» окреп, на нем стали производиться комедии и музыкальные фильмы – без этих жанров невозможно представить искусства такого артистичного, витального народа, как таджики. Классик советского кино Амо Бек-Назаров закончил свой творческий путь, сняв в Таджикистане свою лучшую картину – комедийную притчу «Насреддин в Ходженте, или Очарованный принц» (1959). Картина «Любит – не любит» (реж. Али Хамраев, 1964) предложила зрителю современную версию народной легенды о Тахире и Зухре. В фильме «12 могил Ходжи Насреддина» (реж. Климентий Минц, 1966) знаменитый герой фольклорных произведений Ходжа Насреддин оказывается в Таджикистане 1960-х годов и, как ему и положено, высмеивает пороки людей и общества. «Белый рояль» (реж. М. Махмудов, 1968) – музыкальный фильм-бурлеск о поисках уникального старинного рояля из собрания эмира Бухары – стал настоящим хитом «Таджикфильма».


Трилогия о Рустаме

В 1970 году на «Таджикфильме» началось производство телевизионных фильмов (полнометражных и многосерийных) по заказу Центрального телевидения СССР. Одними из первых в СССР специалисты «Таджикфильма» освоили технологию многоканальной записи звука – в 1970-х душанбинская студия стала базовой площадкой в области звукозаписи для советских среднеазиатских киностудий. В это десятилетие на «Таджикфильме» режиссер Борис Кимягаровосуществляет постановкутрех масштабных фильмов по эпической поэме персидского поэта Фирдоуси «Шахнаме» (впервые Кимягаров обратился к поэме Фирдоуси в 1961 году в фильме «Знамя кузнеца»): «Сказание о Рустаме» (1971), «Рустам и Сухроб» (1972), «Сказание о Сиявуше» (1977). Главные герои трилогии – древнеиранский богатырь Рустам и его воспитанник царевич Сиявуш. Рустама во всех картинах цикла сыграл актер Бимболат Ватаев (осетин по национальности). Одним из художников-постановщиков картин выступил Шавкат Абдусаламов, работавший с такими крупными режиссерами, как Элем Климов, Али Хамраев, Андрей Тарковский. Оператор фильмов трилогии о Рустаме Давлат Худоназаров – впоследствии известный режиссер, политический деятель. Эпическая кинотрилогия по поэме «Шахнаме» занимает в истории таджикского кино особое, почетное место, а ее автор режиссер Борис Кимягаров (1920–1979) является самой авторитетной и значимой киноперсоной.


Сказки Шахерезады и не только

В 1970 годы на «Таджикфильме» дебютировали молодые режиссеры Валерий Ахадов, Анвар Тураев, Бако Садыков, Майрам Юсупова, начинает снимать как режиссер оператор Давлат Худоназаров. На всесоюзном уровне была замечена мелодрама Ахадова «Кто поедет в Трускавец» (1976) по пьесе азербайджанского драматурга Мурада Ибрагимбекова. Главные роли в ней исполнили Александр Кайдановский и Маргарита Терехова. Музыкальные комедии «Отважный Ширак» (1976), «Повар и певица» (1979), поставленные на «Таджикфильме» Мукадасом Махмудовым, приобрели большую популярность во многом благодаря талантливой музыке Александра Зацепина. Документальный фильм Владимира Эрвайса «Кино» (1970) о сельском киномеханике Бойназанре Тирандозове был отмечен призом «Серебряный дракон» Международного фестиваля короткометражных фильмов в Кракове (1970). «Немало кинодокументалистов впоследствии, в 80-х – 90-х годах, перешли в игровое кино, перенеся в него наработанный опыт в документальном кино, бережно сохранив корректное отношение к жизненному материалу, эстетику достоверности, правдивости, вкус к подлинной динамике жизни, красоте человека труда, интерес к оригинальной, неповторимой личности» (Энциклопедия кино Таджикистана. Душанбе: ЭР-граф, 2012). Кино на стыке видов – игрового и документального – метод Бако Садыкова, который он впервые применил, снимая короткометражный фильм «Адонис XIV» в 1977 году. Эта притча о распределении сил и отношениях в стаде недвусмысленно проецировалась на реалии человеческого советского общества времен застоя, и потому картина смогла выйти на экраны только в годы перестройки – тогда же она была отмечена несколькими призами международных фестивалей, из которых самыми значительными были Почетный диплом на МКФ в Мангейме (1986) и приз ФИПРЕССИ на Московском международном кинофестивале – 1988.

В 1980 году на «Таджикфильме» началось производство мультипликационных фильмов. В начале 1980-х студия выпускала в год в среднем 3–4 полнометражных игровых фильма, столько же телевизионных игровых картин, порядка 25 документальных фильмов, 12 сюжетов кинохроники, 6 номеров сатирического киножурнала «Калтак», 1–2 мультфильма, а также на «Таджикфильме» дублировали на таджикский язык в год более сорока картин. Успешными у советских зрителей стали притча Марата Арипова о Насреддине «Гляди веселей» (1982), приключенческий фильм Мукадаса Махмудова «Капкан для шакалов» (1985), яркая трилогия Тахира Сабирова, экранизация сказок Шахерезады «И еще одна ночь Шахерезады…» (1983), «Новые сказки Шахерезады» (1986), «Последняя ночь Шахерезады» (1987).

В 1980-е годы на «Таджикфильме» снял свои самые известные и успешные фильмы режиссер Валерий Ахадов. Это лирико-ироническая комедия «Апрельские сны» (1980), острая социальная драма об отношениях внутри современного восточного клана «Семейные тайны» (3 серии, 1983), детектив «Дополнительный прибывает на второй путь» (2 серии, 1986), драма о временах сталинизма «Руфь» (СССР–ФРГ, 1988). Главную роль в фильме «Руфь» сыграла французская актриса Анни Жирардо. Ее героиня – француженка, жена советского дипломата, репрессированного в 1930-е годы. Давлат Худоназаров снял в 1982 году фильм «В талом снеге звон ручья» о старом чабане Шоди, которого не отпускают воспоминания о войне и о погибших однополчанах. В дальнейшем режиссер снимал документальные фильмы, осмысляющие историю таджикского народа: «Нас водила молодость» (1983), «Летчик» (1984), «Истоки» (1986), «Устод» (2 серии, 1988).

Таджикская кинематография в целом и студия «Таджикфильм» вступили в свой самый плодотворный период, несмотря на то что в атмосфере общественной жизни республики витали тревожные настроения. Шла война в Афганистане, граничащем с Таджикской ССР. С началом перестройки в республике вспыхнули и постепенно переросли в гражданскую войну конфликты националистического толка. «Золотой век» таджикского кино оказался ярким, но недолгим: это были 80-е – начало 90-х.


90-е: необузданный взлет и беспощадный крах

На волне перестройки в авангард таджикского кино выдвинулись молодые режиссеры. Свобода эстетического мышления заметно отличала их на фоне старших коллег. В Таджикистане наметилась своя «киноволна». Несколько таджикфильмовских дебютов привлекли серьезное внимание кинокритики: «Смерч» Бако Садыкова (1985), «Окно» Майрам Юсуповой (1989, к/м), «Волчьи похороны» Фархота Абдуллаева (1989, к/м). Расцвет таджикской документалистики пришелся на трудные годы назревания гражданской войны. Советские методы ограничения свободы вероисповедания и последствия такого давления нашли отражение в фильмах «Из первых рук» Пулата Ахматова (1987), «Шаббат» Гульбахор Мирзоевой (1990). В фильме Майрам Юсуповой «Мотив» (1988) вскрывалась порочная цепочка бюрократии. Первые рефлексии на тему разворачивающейся войны, оттока русских из некогда интернационального Душанбе – «Меняю Душанбе» (док., реж. Геннадий Артыков, 1990), «Дни ущербной луны» (док., реж. Ёрмахмад Аралев, Валентин Максименков, 1991), «Родная земля» (док., реж. Орзу Шарипов, 1993), «Сон наяву» (игр., реж. Сафар Хакдодов, 1990).

«Девяностые годы – это годы необузданного взлета, закрепления достигнутого, период надежд на перемены к лучшему и неожиданный, беспощадный крах», – так характеризуют этот период в истории киноискусства своей страны таджикские киноведы (Энциклопедия кино Таджикистана. Душанбе: ЭР-граф, 2012). Последний год существования СССР – 1991-й – оказался необычайно урожайным для таджикского кино. В этот год вышли фильмы «Благословенная Бухара» Бако Садыкова (фильм участвовал в конкурсе Каннского кинофестиваля «Особый взгляд»), «Время желтой травы» Майрам Юсуповой, отмеченный критиками и членами жюри нескольких фестивалей, короткометражный фильм «Колодец» – дебют известного в будущем режиссера Джамшеда Усмонова и, наконец, фильм «Братан» (гран-при МКФ в Мангейме, Приз за лучший полнометражный фильм на Международном фестивале молодого кино в Турине) – дебют Бахтиёра Худойназарова, мгновенно сделавший его звездой международного уровня. Нехитрая история про поездку двух братьев к отцу, живущему в новой семье, покоряла сочетанием драматизма и юмора, поэтичностью и документальностью в воспроизведении среды, примет времени.

В последующие годы (годы гражданской войны) Таджикистан покинули очень многие кинематографисты, производство на «Таджикфильме» свелось буквально к нескольким документальным фильмам в год. В 1993 году, в разгар войны, Бахтиёр Худойназаров снял в Душанбе свой второй фильм «Кош ба кош» (приз «Серебряный лев» за лучшую режиссерскую работу на Венецианском кинофестивале – 1993), но «Таджикфильм» уже практически не участвовал финансово в производстве этой картины, снятой на средства кинокомпаний Швейцарии, Японии, России. В последующие десять лет на студии не было снято ни одной игровой картины, лаборатория обработки пленки была упразднена.


Новая киностудия в Худжанде заявляет о себе

В 2003 году на студии «Таджикфильм» был сделан первый «послевоенный» игровой полнометражный фильм «Статуя любви» режиссера Умеда Мирзоширинова – но снят он был на видео, что резко снизило качество изображения и изначально вывело картину из серьезного фестивального контекста. Та же ситуация повторилась через пару лет с картиной «Блуждающий» (реж. Гуландом Мухаббатова, Далер Рахматов, 2005). Первой полноценной в технологическом плане картиной после многолетнего перерыва стал фильм «Истинный полдень» (реж. Носир Саидов, 2009), премьера которого состоялась на крупнейшем азиатском киносмотре – МКФ в Пусане – 2009. В картине ощутимо сожаление о временах, когда Таджикистан не был отрезан от соседей государственными границами, а также в ней читается желание вновь обрести Россию как союзницу и партнера – роль начальника высокогорной метеостанции сыграл известный российский актер Юрий Назаров, и только его герою под силу помочь жителям разделенного границей кишлака в сложных жизненных ситуациях.

С 2004 года в столице Таджикистана проводится международный кинофестиваль «Дидор», ставший уникальной площадкой демонстрации фильмов и встречи кинематографистов «персоязычных стран» (Ирана, Афганистана, Таджикистана), государств Центральной Азии, Азербайджана, Армении, Грузии и России. Большой вклад в организацию этого фестиваля внес знаменитый кинорежиссер иранского происхождения Мохсен Махмальбаф, который в середине 2000-х с семьей проживал и работал в Таджикистане.

С 2015 года в Таджикистане есть еще один «очаг» кинопроизводства, помимо Душанбе, – это «северная столица» страны, древний Худжанд. Тут действует вторая государственная киностудия «Сугдсинамо» им. Камиля Ярматова. На ней, кстати, сделан фильм Мухиддина Музаффара «Фортуна», отмеченный национальной кинопремией «Корона Сомони» в номинации «Лучший художественный фильм». За результатами товарищеского соревнования киностудий Душанбе и Худжанда будем наблюдать. Хотя болеем мы за грядущие победы кино Таджикистана, за его новый золотой век.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю