Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Олеся Байкова
8 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Меня зовут юнцом безусым…»

60 лет назад на экраны вышла «Гусарская баллада» Эльдара Рязанова













































































































































Олеся Байкова

К съемкам героической комедии Эльдар Рязанов приступал на фоне шумного провала фильма «Человек ниоткуда», который просто не поняли советские зрители. Чтобы реабилитироваться, Рязанов задумал снять фильм к знаменательному событию – 150-летию Бородинской битвы.

Режиссер был уверен, что в Министерстве культуры его поддержат: «Этой пьесой сочинитель показал, что и о самых серьезных, трагических эпохах нашей истории можно рассказывать задорно и с улыбкой… Я пытался доказать, что пьеса вызывает в зрителе гордость за наших предков, восхищение их подвигом, будит любовь к Отчизне».Но чиновникам не понравился жанр будущего фильма – выпускать к такому серьезному юбилею легкомысленную музыкальную комедию в Госкино не хотели. Только при поддержке влиятельного режиссера и директора «Мосфильма» Ивана Пырьева картину удалось утвердить.

Пьеса «Давным-давно», которая стала основой сценария, была написана Геннадием Гладковым и к тому времени уже давно игралась в театрах. Автору и было поручено переделать пьесу в сценарий. Но тут началась какая-то странная история: Гладков обещал справится с работой за месяц, а потом неожиданно пропал. После тщетных попыток найти автора Рязанов сам занялся адаптацией текста: сократил некоторые эпизоды, сочинил 8 сцен в стихах. Когда съемки были уже в разгаре, объявился Гладков, принял все изменения, но сам не написал ни строчки. Рязанова и раньше предупреждали, что история авторства Гладкова темная. Ходили слухи, что Гладков не является настоящим автором пьесы. В книге воспоминаний «Неподведенные итоги» Рязанов выдвинул предположение, что когда Гладков сидел в тюрьме по обвинению в воровстве книг из библиотеки, он познакомился с заключенным, который и передал ему свою рукопись. По мнению режиссера, тот факт, что Гладков ни до, ни после никогда больше стихов не написал, только подтверждает эту догадку.

Работая над историей девушки-корнета, Рязанов всегда твердо стоял на своем: точно знал, каких актеров хочет снимать, и бился за них до последнего. Важная деталь: у главной героини «Гусарской баллады» существовал реальный прототип – кавалерист-девица Надежда Дурова. Она была единственной женщиной – участницей Бородинской битвы и всей Отечественной войны 1812 года. В 23 года, отрезав волосы и надев мундир, Дурова сбежала от родителей, мужа и ребенка и посвятила себя военному делу. Надежда под именем Александра Александрова попала в регулярные войска и больше года скрывала свой пол. За смелость и героизм во время Прусской кампании корнет Александров был представлен к награде и произведен в унтер-офицеры. Но для продвижения по службе нужны были документы, подтверждающие дворянское происхождение. Тут Надежда и выдала себя, написала отцу, а тот попросил самого императора вернуть ее домой. Но государь решил лично познакомиться с женщиной-офицером. И вместо того, чтобы отправить Дурову домой, вручил ей серебряный Георгиевский крест и разрешил продолжить службу, сохранив ее тайну. Несмотря на ранение осколком ядра в ногу и контузию под Бородином, Надежда Дурова осталась в строю и даже была назначена ординарцем главнокомандующего русской армии Кутузова. В отставку ушла после 10 лет службы в чине штабс-ротмистра, но по документам так и оставалась мужчиной – Александром Александровым. После отставки Надежда Дурова взялась за перо. Ее произведения печатали в столичных журналах. Немаловажную роль в ее писательской карьере сыграл Пушкин. Именно Александр Сергеевич впервые напечатал ее «Записки кавалерист-девицы» в «Современнике» и раскрыл настоящее имя автора.

Роль Шурочки Азаровой изначально прочили Людмиле Гурченко, которая уже снялась у Рязанова в «Карнавальной ночи». Но в этот раз Гурченко пробы провалила. Не подошли и Светлана Немоляева, и Алиса Фрейндлих, Шурочку играли они прекрасно, но вот перевоплотиться в корнета Азарова не получалось – гусарский мундир не мог скрыть их женственных форм: «Нам нужна была женщина с низким голосом, с мальчиковой фигурой, молодая, которая абсолютно в мужском костюме выглядит, как мальчик, потому что иначе гусары – идиоты, кретины и болваны, если они этого не замечают… А в женском платье она очаровательна, она пленяет своей красотой и так далее. Это должна была быть хорошая актриса», – вспоминал Рязанов. Когда же режиссеру на глаза попалась Лариса Голубкина, еще студентка, он быстро понял: героиня найдена. Большим преимуществом было то, что она училась на музыкальном отделении ГИТИСа и все вокальные партии своей героини могла исполнить сама. Поначалу даже с трюками Лариса Голубкина справлялась, пока не повредила ногу, неудачно спрыгнув с балкона. Роль Шурочки Азаровой стала для Ларисы Голубкиной пропуском в большое кино, сам Рязанов снял ее еще и в сатирической комедии «Дайте жалобную книгу».

В роли поручика Ржевского Эльдар Рязанов видел Сергея Юрского. Но после неудачи «Человека ниоткуда» руководство «Мосфильма» было категорично. Не прошли утверждение на роль Александр Лазарев и Вячеслав Тихонов. Выбрали Юрия Яковлева. Но тут уж актер, тоже сыгравший одну из главных ролей в «Человеке ниоткуда», не захотел сниматься. По рассказам Рязанова, сам Иван Пырьев умолял актера, стоя на коленях.

С ролью Кутузова тоже пришлось попотеть. Когда Рязанов предложил кандидатуру Игоря Ильинского, руководство «Мосфильма» пришло в ужас. Публика помнила Ильинского в амплуа деловитого невежды, занимающего руководящую должность: Огурцов в «Карнавальной ночи», Бывалов в фильме «Волга-Волга». По их мнению, комик не мог играть великого полководца. «Роль Кутузова была очень сложной. Кутузов был хитер, умен, мудр, отважен – в нем было все, и он был очень опытный полководец. Но я понимал одно: Кутузова в комедии обязательно должен играть комик. И я обратился к своему любимому артисту, с которым уже работал», – рассказывал Рязанов. Но и сам Игорь Ильинский наотрез отказывался от этой роли, считая ее эпизодической. По мнению актера, выглядел он слишком молодо и даже отдаленно не напоминал седовласого старца, который любит всхрапнуть в кресле у камина. Но режиссер его уговорил хотя бы попробоваться в одном эпизоде: Кутузов зимой проезжает в санях мимо выстроившихся солдат и приветствует их. Когда же начались официальные съемки, снега уже не было, и режиссер сказал, что не сможет переснять эту сцену. Это был единственный случай в карьере Эльдара Рязанова, когда он снял актера без утверждения.

Звезда оперетты Татьяна Шмыга получила роль Луизы Жермон и, по сути, сыграла саму себя. Это была ее единственная роль в кино. Но артистка осталась не очень довольна работой, считала, что роль слишком маленькая, не удалось полностью раскрыть характер своей героини.

Во время съемок актерам приходилось овладевать стрельбой, фехтованием, верховой ездой и рукопашной дракой. Оружие на съемках было раритетное, режиссер требовал настоящих сражений. Но сам Рязанов иногда пугался, когда видел, как его актеры бросаются в бой, и попросил всем под костюмы подложить деревянные дощечки.

Не обошлось и без происшествий на съемках. Сцены погони за спасенным Шурочкой генералом снимались в мороз, Рязанов грелся, накинув на себя тулуп. Массовка должна была прийти в движение по сигналу, которым служил выстрел из ракетницы. После нескольких осечек ракета полетела не в небо, а в спину режиссера. Тулуп вспыхнул, Рязанову чудом удалось его скинуть и не получить ожогов.

Для интерьерных съемок на «Мосфильме» был выстроен отдельный павильон. А натурные съемки проходили в Подмосковье, у села Удино. Режиссер придавал большое значение природе, хотел продемонстрировать красоты страны, чтобы было понятно, за какие земли люди готовы были умирать. Нелегко было найти старую скромную усадьбу – небольшие поместья были уже уничтожены, а большие и отреставрированные не подходили по сюжету. В результате была найдена красивая липовая роща с развалинами дворянского дома, полуразвалившейся церковью и заросшим прудом. Художники взяли на себя большой труд, но пообещали превратить это в усадьбу. Церковь перестроили, пруд очистили, установили скульптуры, посадили цветы, и получилось изящное поместье майора Азарова.

Когда начались съемки, уже наступал март, поэтому работать над зимними сценами приходилось на предельной скорости. Сначала снимали в тени, где снег таял медленнее, потом в глубине леса. В конце концов снег начали подвозить на машинах. Эпизод ночной драки в усадьбе Азаровых снимали уже в конце апреля: двор засыпали опилками, перемешанными с мелом и нафталином, а крышу покрасили в белый цвет. От такой «зимы» у некоторых актеров началась аллергия.

Зато конные трюки успели снять на настоящем снегу. Для этого пригласили команду профессиональных цирковых артистов под руководством Михаила Туганова. Но тут тоже произошла накладка: если наездники справлялись со своей работой прекрасно, лошади, привыкшие выступать в закрытом помещении, на свежем воздухе не слушались, брыкались и убегали. А главное, на дух не переносили актеров в костюмах французских солдат.

Когда готовый материал показали руководителю «Мосфильма» Ивану Пырьеву, то он пришел в ужас от вида партизан: «Где вы нашли эти сытые уродливые рожи?». Дело в том, что актеры на свежем воздухе прекрасно питались, отсыпались и весело гуляли после съемок, так что выглядели очень довольными жизнью.

Приступая к работе над «Гусарской балладой», Эльдар Рязанов решил сохранить в фильме песни Тихона Хренникова, которые уже использовали в театральных спектаклях, хотя в те времена было принято писать под каждый фильм свою оригинальную музыку. При написании сценария почти все песни были органично интегрированы в сюжет. Единственное музыкальное произведение, не вошедшее в сценарий, – песенка про Анри Четвертого. Но уже во время съемок эта песня очень пригодилась и сыграла важную роль в фильме: первые куплеты стали иллюстрацией движения наполеоновских войск на Москву, а две последних строфы сопровождают сцены отступления французов. Но композитору пришлось еще и дописать много мотивов: они должны были заполнять паузы между репликами, сцены погони.

Первый просмотр «Гусарской баллады» в Министерстве культуры едва не закончился провалом. Министру культуры Фурцевой настолько не понравился Кутузов в исполнении Ильинского, что она пригрозила запретить фильм к показу. Но положение спасла газета «Известия», редактором которой в то время был Алексей Аджубей, муж дочери Хрущева. Он посмотрел «Гусарскую балладу», остался доволен, а Ильинский в роли Кутузова у него не вызвал никаких вопросов. В приложении к газете «Известия» вышла благожелательная рецензия. Это и решило судьбу картины, потому что «Известия» пользовались большим авторитетом, поспорить с которым не могла даже Фурцева.

В первый год выхода «Гусарской баллады» ее посмотрели около 50 млн человек. Это был настоящий триумф! А женщинам «Гусарская баллада» подарила новую волну моды на короткие стрижки: вдохновившись образом главной героини, они без сожаления расставались со своими косами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю