Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Обновлено: 16.06.2024
Культура и традиции
10 минут чтения

Как проходил пси-бум в СССР

Игорь ЦЫКУНОВ, магистр религиоведения



























































































































































Наутилус

Известны четыре подводных лодки с названием «Наутилус» (лат. nautilus — «кораблик»). Четвертая, покинувшая американские верфи Кротона 21 января 1954 года, была выдающимся инженерным объектом — первая в мире атомная подводная лодка. Но не это сделало атомный «Наутилус» действительно знаменитым.


Пси-контакт

В декабре 1959 года во французском журнале «Созвездие» вышла статья Жака Бержье о секретной американской программе исследований телепатии с ярким заголовком «Передача мысли — оружие войны». Через два месяца в парижском научно-популярном журнале «Наука и жизнь» редактор Жеральд Мессадье в публикации «Необычайный опыт на борту “Наутилуса”» развил сенсационную тему: американцы испытывают пси-оружие. Позже, в том же году, подробное описание эксперимента вошло в книгу-бестселлер Жака Бержье и Луи Повеля «Утро магов».

Жак Бержье
Жак Бержье

По утверждению авторов, в начале 1957 года Эйзенхауэр прочитал отчет корпорации «Рэнд корпорейшн» с неожиданным предложением использовать телепатию для связи с субмаринами в погруженном состоянии. Президент молчал год — его научные консультанты сомневались. Однако появление на орбите первого советского спутника изменило это отношение. Если возможен прорыв в космос, почему бы не дать шанс телепатии?

По уверению Бержье и Повеля, в 1958 году корпорации «Вестингаус», «Дженерал электрик», «Белл телефон» и Центр военных исследований в Редстоуне занялись пси-исследованиями на «Наутилусе». Тесты проводились на протяжении 16 дней начиная с 25 июля 1959 года.

Телепатемы передавал студент Университета Дьюка под псевдонимом «Смит» из исследовательского центра «Вестингауса». Он использовал специальное устройство с барабаном, заряженное тысячью карт с символами. Аппарат выдавал оператору пять карт по одной с интервалом в минуту. Смит мысленно создавал образ и отправлял его на подлодку лейтенанту «Джонсу». Тот фиксировал воспринятые символы и передавал бланк командиру корабля Уильяму Р. Андерсену. Капитан писал на документе время и дату и складывал в сейф. На конверте значилось: «Сверхсекретно, в случае опасности захвата подводной лодки — уничтожить».

По прибытии в порт Кротон, штат Нью-Йорк, конверты отправили на машине под конвоем на ближайший военный аэродром. Через несколько часов самолет доставил посылку в город Уэст Френдшип, штат Мэриленд, в Центр специальных исследований «Вестингауса». Куратор проекта полковник Уильям Х. Бауэрс, директор отдела биологических наук при Управлении исследований ВВС США, сличал данные бланков с корабля и суши.

«Джонс» правильно угадал три четверти изображений, транслировавшихся «Смитом». В заключение Бержье цитировал Бауэрса: «Мы на повороте истории. Впервые в мире, при соблюдении условий, исключающих возможность подделки, с точностью, достаточной для применения на практике, человеческая мысль была передана через пространство, без материального посредничества, от одного мозга другому мозгу!».


Неистовый конспиролог

В США сенсация вызвала скандал. Пресс-служба ВМФ категорически опровергла факт телепатического эксперимента. Когда в 1963 году книгу «Утро магов» перевели и издали в США, историю про пси-тесты исключили из нее как сомнительную. Уильям Андерсен через несколько лет после отставки заявил, что эксперимента не было и что 25 июля 1959 года его корабль находился в сухом доке Портсмута на капитальном ремонте. Полковник Бауэрс утверждал, что в лаборатории «Вестингауса» он не работал, а в момент мнимого контакта находился в авиационном университете в штате Алабама, не имеющем никакого отношения к экстрасенсорным исследованиям. Наконец, через три года после издания бестселлера авторы признались, что «подробно изложили сообщения, которые слышали, но не проверили». Казалось бы, на этом все закончилось. Однако история с «Наутилусом» зажила своей жизнью. До сих пор в многочисленных публикациях приводят ее как факт без всяких сомнений.

По-другому и быть не могло. Создателем фальшивки был настоящий мастер. Уроженец Одессы Яков Михайлович Бергер перебрался во Францию в 1925 году вместе с родителями, бежавшими от ужасов Гражданской войны. На новой родине он стал Жаком Бержье. Окончил лицей Сен-Луи и Высшую химическую школу в Париже. Смышленый парень участвовал в физических экспериментах, увлекся изучением каббалы, магии и алхимии. Более того, утверждал, что в июне 1937 года встречался с легендарным алхимиком Фулканелли и превратил натрий в бериллий. Несомненно, Яков-Жак обладал богатой фантазией и писательским даром. Его любимым автором был Лавкрафт, которого он первым перевел на французский.

Вообще, биография Бержье очень богата. Герой войны, участник французского Сопротивления, узник нацистского концлагеря. Редактировал трехтомную «Энциклопедию науки и техники». В биографической заметке в этом труде утверждалось, что Бержье открыл использование тяжелой воды для реакторной техники. В общем, человек-легенда.

Неудивительно, что в журнале «Наука и жизнь» воспринимали Жака некритически. Впоследствии Жеральд Мессадье описал встречи с ним в издательстве «Эдисьон де Рец» на улице Бом. Кабинет был заполнен книгами и журналами со всего мира: «Он сидел, как на троне, в яме, которую вырыл внутри этой массы бумаги, извергая мешанину из фактов и полусырых идей, а иногда выуживал и подлинный жемчуг». Молодой журналист внимал каждому слову маститого собеседника: «Я был действительно очарован им, и когда он однажды вошел и произнес самым утвердительным тоном, что военно-морской флот США занимался телепатическими исследованиями на борту “Наутилуса”, то Винсендон [главный редактор журнала] и я не сопротивлялись его власти».

Любимым жанром Бержье был фантастический реализм, и он с успехом использовал его. По сути, стал классиком мировой конспирологии. Чего стоит только рассказ о людях в черном со зловещей внешностью. Жак неизменно видел незнакомцев на научных конференциях и, проследив их историю до древности, выяснил, что они выступают против слишком быстрого и широкого распространения знаний. И, кстати, сожгли Александрийскую библиотеку.


Подарок парижского корреспондента

В Париже видный член Международного института метапсихики (IMI, Франция, изучает паранормальные явления) Рафаэль Херумян собрал статьи о «Наутилусе» и отправил их почтой в Ленинград давнему коллеге, профессору Леониду Васильеву, заведующему кафедрой физиологии ЛГУ.

Васильев был учеником знаменитого физиолога Владимира Бехтерева и присоединился к его научно-исследовательскому Институту мозга в 1921 году. Он стал членом институтской комиссии по изучению внушения и горячим сторонником исследования телепатии. С 1932-го по 1938-й профессор по заданию наркомата обороны изучал физическую природу телепатии, и его по праву называют одним из отцов-основателей научной парапсихологии в СССР.

Леонид Васильев
Леонид Васильев

В 1928 году Васильева отправили в научную командировку в Париж и Берлин. Леонид Леонидович свободно говорил и писал по-французски. Институт метапсихики с тех пор оставался его основным контактом с западными исследователями. Можно только представить, с каким волнением перечитывал французские статьи ученый. Несмотря на научный авторитет и влияние, ему не удалось добиться продолжения пси-экспериментов в СССР. Именно тогда у профессора созрел план.


Рапорт министру обороны

Соратником Васильева по изучению телепатии был инженер-полковник, кандидат технических наук Игорь Полетаев, один из основателей советской кибернетики. Он владел немецким, французским, английским языками, читал на польском, итальянском и японском, был тонким ценителем литературы, музыки, живописи. В СССР его знали как инженера Полетаева, зачинателя знаменитой дискуссии с Ильей Эренбургом о физиках и лириках.

В марте 1958 года полковник отправил рапорт министру обороны Родиону Малиновскому с предложением взять на вооружение феномен телепатии. Министр поручил военным медикам изучить проблему. Прошли встречи, совещания, но дело не сдвинулось с места. Эксперты опасались утвердить исследования, по их мнению, связанные с мистицизмом. Но теперь у энтузиастов были весомые козыри.

Три «заговорщика» — Васильев, Полетаев и профессор ЛГУ Павел Гуляев — 21 марта 1960-го составили записку на семи страницах с предложением возможных работ по исследованию телепатии и приложили ее к рапорту министру вместе с переводами статей Бержье и Мессадье. Ученые резюмировали: «Не вдаваясь в обсуждение вопроса о степени достоверности упомянутых сообщений, следует признать, что опасность в случае использования против СССР нового неизвестного нам психологического оружия слишком велика, чтобы оставить эти сообщения без внимания».

Сын Полетаева Андрей, сотрудник Института молекулярной биологии им. В. А. Энгельгардта РАН, впоследствии писал: «Рапорт попал не к адресату, но точно — в аппарат адресата. Игоря Андреевича вызвали в этот аппарат, где с ним вели осторожные беседы разные чины медицинской службы, выясняя, по-видимому, не несет ли он обрез за пазухой и, вообще, не является ли шизофреником в погонах. Только после того, как он прошел эту экспертизу, его допустили к тем людям, которые действительно должны были этим вопросом заниматься. В конце концов было решено, что такие важные исследования действительно должны вестись».

Вскоре при Физиологическом институте ЛГУ открылась специальная лаборатория телепатических исследований. Американский обозреватель Джон Стивенсон в 1961 году так прокомментировал этот факт: «Западному миру пришлось пересмотреть свое мнение о науке в СССР за последние годы. Второе событие, на этот раз связанное не с завоеванием космоса, а, скорее всего, с природой самого человека, придется приписать советской науке. Но если большинство астрофизиков, несомненно, предвидело заранее, что Россия отправит первого человека в космос, то никакой западный парапсихолог не предвидел, что именно русский университет первым организует исследовательскую парапсихологическую лабораторию, финансируемую государством. Все же это случилось в прошлом году в Ленинградском университете по инициативе профессора Л. Л. Васильева».


Телепаты из «Садко»

В рапорте министру обороны фигурировала подводная лодка. Очевидно, что отечественный флот стал заказчиком Васильева. Почти сразу же в лабораторию прибыли офицеры-подводники. Они были хорошо осведомлены об экспериментах профессора и его коллег. Особую группу создали на базе Высшего военно-морского училища радиоэлектроники имени А. С. Попова по приказу главкома ВМФ Сергея Горшкова для «разработки систем, способных обеспечивать надежную бесперебойную связь с подлодками в погруженном состоянии».

Моряки предложили программу исследований. Предварительные опыты прошли в глубоководном бассейне Учебного отряда подводного плавания им. С. М. Кирова. Это примечательное учреждение располагалось на Большом проспекте Васильевского острова в здании церкви Милующей иконы Божией Матери. Под главным куполом храма, закрытом для верующих в 1932 году, установили водолазную башню глубиной 26 метров. Телепатические сигналы принимал офицер в водолазном костюме.

Бассейн в церкви
Бассейн в церкви

Через год прошел эксперимент Ленинград — Черное море с использованием первого в СССР подводного дома-лаборатории Ленинградского гидрометеорологического института «Садко». Поскольку работы были секретными, его участник не знал результатов, а лишь передавал на берег отчет о принятых картинках. В отличие от американских опытов программа на «Садко» была расширена: кроме карт с символами транслировались цифры и зрительные образы. Переданные телепатемы синхронно принимались тремя черноморцами.

Лаборатория в ЛГУ работала до кончины Леонида Леонидовича 8 февраля 1966-го от сердечного приступа. На пике проекта в штате состояло около десятка сотрудников. Параллельно с сотрудниками Васильева телепатией занимались в Сибирском отделении Академии наук. Проектом «Особый отдел № 8» филиала Института автоматики и электрометрии руководил морской офицер и ученый Виталий Перов. В Сибири телепатическая передача осуществлялась через кроликов. Результаты экспериментов на «Садко» так и остались в засекреченных архивах. Итоги своих работ Перов опубликовал в 1984 году в статье «Постановка исследований наличия связи между сенсорноразобщенными биообъектами» в книге «Электромагнитные поля в биосфере», распространявшейся по закрытой подписке. Публикацию массовая публика не заметила, хотя суть ее была сенсационна. Ученый на основе множества математических выкладок заявил, что, по статистическим данным, число положительных опытов телепатической связи достигает более 90 % от общего числа. То есть телепатия существует и может быть использована для связи с подводными лодками. Комментировать выводы не берусь, это дело биофизиков.

Полностью статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 2 (15), апрель – июнь 2024 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю