Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Культура и традиции
8 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Отец Бруно Рейндерс: Защитивший обреченных

Бронислава ПОПОВА, историк













































































































































Отец Бруно Рейндерс

Кто спасет одного человека, спасет весь мир.

Мишна, санхедрин 4:5

Когда путешествуешь по Бельгии, любуешься средневековыми городами и музеями, меньше всего думаешь, что эта крошечная страна отчаянно сопротивлялась фашизму и спасала евреев. Занимаясь судьбами русских эмигрантов первой волны, я попала в Крестовоздвиженский монастырь в Шеветони. Это Арденны, очень живописные места с горами, покрытыми лесом, и полями с золотистой пшеницей. Службы в монастыре идут в двух храмах: в латинском поют на французском языке, в византийском – на церковнославянском и греческом. На ектенье поминают королевскую семью, за трапезой читают житие Сергия Радонежского. Монахи очень образованные и доброжелательные. Уже в конце моего пребывания в монастыре библиотекарь отец Антоний Ламбрехтс показал книгу на французском языке о шеветонском монахе о. Бруно Рейндерсе, который во время Второй мировой войны спас от депортации и гибели 390 евреев, преимущественно детей. В Израиле он признан Праведником народов мира, похоронен в Шеветони на маленьком монастырском кладбище. Я уезжала с чувством, что должна рассказать в России об этом человеке, и написала книгу, опубликованную в 2021 году.

Бельгия
Фото автора

Генрих Рейндерс родился 24 ноября 1903 года. Он был пятым из восьмерых детей врача Иосифа Рейндерса и Марии Крикс. Генрих отличался блестящими успехами в учебе. Склонности к монашеской жизни рано определились, и как только ему исполнилось 17 лет, он стал послушником в бенедиктинском аббатстве Мон-Сезар в Лувене.

Отец Бруно Рейндерс

С сентября 1939 года о. Бруно – капеллан в бельгийской армии. Во время боевых действий ранен в ногу и попал в плен. К счастью, плен был недолгим, о. Бруно вернулся в Мон-Сезар, чтобы снова преподавать.

Отец Бруно Рейндерс

Как он относился к евреям? Проходя по еврейскому кварталу в центре Брюсселя или Антверпена, не обращал внимания на них. Взрослые вызывали раздражение, детей просто не замечал. Это был не его мир, он не хотел с ним соприкасаться. О. Бруно не знал, что пройдет несколько лет, и каждый день своей жизни он посвятит этим людям, сам подвергаясь смертельной опасности.

Немецкая политика в отношении евреев ужесточалась день ото дня. В бывших военных казармах Доссен в Малине (другое название – Мехелен. – Ред.) заработал пересыльный пункт для евреев, сюда подвели железную дорогу. Каждый день отправлялись эшелоны в Освенцим.

По просьбе настоятеля о. Бруно направляется священником в маленький тихий городок Одбомон. Здесь в приюте для слепых жило около 20 человек, но только некоторые были слепыми. На самом деле приют создали для спасения евреев. Позднее о. Бруно напишет: «Я понимал, что нужно что-то сделать, нужно помочь этим евреям, которых я не знал. Я взялся за дело и полюбил их. Я узнал глубины отчаяния и страха, и даже долго после войны я просыпался в холодном поту от ужаса».

Отец Бруно Рейндерс

Заработало сарафанное радио. К священнику стали обращаться с просьбой спрятать детей и взрослых. Сначала о. Бруно нашел 10 приемных семей из Лувена. Потом счет пошел на сотни. В условиях гитлеровского режима, в стране, где затеряться почти невозможно, он спас 390 еврейских детей и взрослых, в подавляющем большинстве детей – выходцев из России. Это была история планомерного пятилетнего спасения людей, которым находили безопасное место, новое имя, продовольственные карточки, одежду. Иногда ребенка перепрятывали по несколько раз. Надо было эмоционально сгладить трагичность ситуации, когда детей отрывали от родителей и везли в чужие семьи или монастыри. Сам о. Бруно вынужден был покинуть монастырь, скрываться под чужим именем на разных квартирах. Говорил о себе: «Я был немножко каскадером!».

Дети знали, что не нужно говорить о своем происхождении и называть настоящее имя. Но инциденты все же случались: один мальчик ехал поездом на новое место жительства. Господин, сидевший напротив, стал с ним играть. В купе было много народу. У мальчика спросили имя. Он четко и громко ответил: «Какое имя вы хотите знать, настоящее или фальшивое?».

Однажды гестапо вторглось на территорию женского монастыря в Андерлехте, где прятали детей. Нашли быстро, но оставили на сутки, пока не приедут грузовики. Соратники о. Бруно обратились к партизанам. С согласия сестер была разыграна сцена нападения на монастырь: сестры связаны, телефон перерезан, дети в надежном месте.

О. Бруно понимал состояние детей, переживавших тяжелую травму от бесконечных потерь. Он старался всегда быть рядом, вовлекал в игру, где они понарошку убегали, прятались, меняли поезда, места жительства, имена. Священник прибегал к разным уловкам, чтобы развеселить или спасти детей. Однажды возникло опасение, что пять мальчиков могут попасть в руки гестапо. С помощью своих помощников о. Бруно создал сценарий, достойный гангстерского фильма, с госпитализацией якобы больных дифтерией детей (немцы безумно боялись инфекционных болезней), карантином, фальшивыми медицинскими анализами и документами. Дети приехали в Лувен, пересаживаясь на разные трамваи, переодеваясь в другую одежду, прячась в разных домах. И спаслись!

Отец Бруно Рейндерс

Потрясает то, что о. Бруно делал, чтобы дети не боялись хотя бы некоторое время. Однажды снял сутану, положил в портфель и отправился с ними смотреть фильм с участием Фернанделя! Но спасать приходилось не только детей. Когда в Льеже начались облавы, раввин города Иосиф Лебкифкер попросил Альберта Ван ден Берга (друга и соратника о. Бруно) спасти ценные предметы синагоги. Тем временем гестапо устроило обыск в доме Лебфикера, и помощь пришла от епископа Керкхофа. В августе 1942 года он привез жену и двух маленьких сыновей раввина в замок Фав. Он одел раввина в сутану и выдал за аббата Ботти, своего шофера. В замке Фав Лебкифкер с семьей скрывался до освобождения Бельгии.

Иосиф Лебкифкер родился в 1906 году в Бессарабии, части России. В Кишиневе учился музыке и иудаике. В 1930 году он приехал в Льеж и служил в еврейской общине до конца своих дней. В письме от 18 октября 1977 года раввин написал: «Под доброжелательным и сострадательным покровительством епископа Льежа каждый чувствовал себя спокойным. Он всегда находил способ нам помочь. Следуя его высочайшему примеру, многие католические священники прятали евреев и снабжали их продовольствием. Я подтверждаю, что многие члены нашей общины обязаны ему своей жизнью. Благодаря ему – особенно в период с 1942 по 1944 год, евреи были спасены от смерти или депортации в лагеря. Без этого дружеского, братского приема в католических приходах и монастырях Бог знает, что бы с нами стало!».

Сами евреи тоже сопротивлялись. В Бельгии действовал комитет защиты евреев (КЗЕ), в котором активную роль играли Ивонна и Герц Жоспа, тоже выходцы из России, Бессарабии. Ивонна Жоспа (урожденная Анна Гройсман) родилась в 1910 году, посещала еврейскую гимназию в Кишиневе и приехала в Бельгию с намерением учиться в Льежском университете. Во время войны Ивонна и ее муж Герц стали активистами КЗЕ. Их поддерживали и партизанское подполье, и католическая церковь. Комитет занимался изготовлением фальшивых документов и предоставлением убежищ евреям. Он создал сеть укрытий, благодаря которым было спасено три тысячи детей и 10 тысяч взрослых. Мужа Ивонны арестовали в июне 1943 года и депортировали в Бухенвальд. Она думала, что Герц погиб, но он вернулся 8 мая 1945 года. Так ниточки из России протянулись к бельгийскому Сопротивлению.

Конечно, отцу Бруно помогали десятки людей: давали кров, деньги, врачи и учителя в колледжах делали вид, что дети – бельгийцы. Огромную роль сыграла католическая церковь. Епископ Керкхоф распорядился отдать школьные католические лагеря для проживания детей. Там их смешивали с бельгийскими ровесниками, и это было спасением. Многие священники за укрывательство евреев погибли в концлагерях. Сам о. Бруно был вынужден покинуть монастырь, скрываться на частных квартирах и, по документам, иметь жену и много детей. 40 раз пересекал всю Бельгию на велосипеде по горным тропам над пропастями и по проселочным дорогам, сторонясь немецких патрулей.

В спасении еврейских детей принимала участие и королева Бельгии Елизавета. Она прятала их в своем замке наряду с бельгийскими сверстниками.

Наконец война закончилась. О. Бруно направили военным капелланом в Германию. Накануне он пришел в синагогу, чтобы встретиться со «своими» детьми. Раввин прервал службу, дети повисли на руках своего спасителя. Потом было служение во Франции, преподавание в Риме, служение в Бельгии. Но своих он вспоминал всю жизнь и следил за их судьбами.

В 1950-х годах о. Бруно вернулся в монастырь Мон-Сезар, потом стал членом общины Шеветонь. В Мон-Сезаре он недолюбливал настоятеля, который повесил на своей двери табличку: «По пустякам не беспокоить». Отец Бруно был антиподом настоятеля, доступным и легким в общении.

Кратко охарактеризовать его личность можно так: щедрость, спонтанность, доброжелательность и юмор. Но, цитируя Мандельштама, признаем:

Нрава он был нелинейного,

Мало в нем было лилейного.

В монастыре Шеветонь ему было трудно: будучи очень внимательным к товарищам, все-таки оставался индивидуалистом. Жить рутинной уставной жизнью после военных лет, пережитых опасностей и скитаний становилось невыносимо, как птице в клетке. Выходом из положения стала должность кюре в деревне Конжу недалеко от Шеветони. Здесь о. Бруно знал многих людей, которые в оккупации сохранили совесть и достоинство: помогали прятать обреченных на смерть, вместе голодали и терпели лишения.

В 1964 году священника пригласили в Израиль на церемонию присуждения звания «Праведник народов мира». Он встретился со «своими» детьми, уже взрослыми, со своими семьями. Признательность, почет, уважение и любовь всех евреев были абсолютно заслуженными.

Отец Бруно Рейндерс

В 1971 году здоровье праведника пошатнулось. Из-за болезни Паркинсона он переехал в город Отиньи, где окормлял больных, стариков, инвалидов.

Болезнь брала свое, о. Бруно угасал.

Он очень страдал физически и морально. Всю жизнь такой энергичный и деятельный, теперь не мог никому помочь, разделить боль и горе другого. Монахи из Шеветони приезжали раз в месяц.

Его маленькая комната всегда находилась в полном порядке. В коробках из-под обуви хранились главные сокровища – письма и фотографии спасенных детей. Он любил перечитывать и разглядывать их…

Мы приехали в Отиньи рано утром, зная, что здесь есть именная площадь и памятный знак. Мы нашли ее. Надпись гласила: «Площадь имени отца Бруно Рейндерса. Праведник народов мира. Спас от нацистского варварства 390 еврейских детей во время войны 1940–1945».

В 1981 году о. Бруно не стало. Мне кажется, что в Царство Небесное его провожали 390 детей и взрослых, и это сделало последний путь легким.

Иногда на Шеветонское кладбище приезжают потомки «его» детей и кладут на могилу камешки. А дерево на аллее Праведников в Иерусалиме выросло и защищает от солнца внуков и правнуков отца Бруно.

Отец Бруно Рейндерс
Фото автора

Полностью статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 2 (7), апрель – июнь 2022 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю