Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Обновлено: 14.04.2024
Культура и традиции
9 минут чтения

Загадочная пермская грамота

Павел ЛИМЕРОВ, ведущий научный сотрудник Коми НЦ УрО РАН














































































































































Пермская грамота

Республика Коми в 2022 году отметила 650-летие национальной письменности. В 1372 году ростовский монах Стефан Храп, будущий епископ Пермский, сотворил пермскую (древнекоми) азбуку и перевел на коми-язык Часослов, Восьмигласник (Октоих) и Псалтырь — так пишет Епифаний Премудрый в составленном им «Слове о житии св. Стефана Пермского».

В панораме великих событий истории Руси-России этот эпизод может показаться малозначительным. Что такое составленная каким-то монахом грамота для маленького лесного народа по сравнению с масштабом, к примеру, Куликовской битвы? Но ведь ход истории складывается из ряда вроде бы мелких явлений. Тем более так ли малозначителен сам факт создания пермской азбуки для истории Средневековья?

Рекомендуем прочитать:

Какая первая буква в латинском алфавите?


Крестители

Пермская грамота

Идея распространения Евангелия на народных языках языческих племен изначально присуща христианству. Еще первые апостолы использовали для проповеди слова Христа языки тех народов, на территории которых они находились в тот момент. Продолжившие апостольское дело раннехристианские миссионеры не только активно использовали для проповеди народные языки, но и переводили на них книги Нового Завета, в том числе и на языки, не имевшие до этого письменности. Эпоха раннехристианского письмо-алфавитотворчества продолжалась со II по VII век. В этот период появились сирийский, коптский, эфиопский, готский, армянский, грузинский, нубийский литературные языки, начало которым было положено созданием азбук, соответствующих фонетическим особенностям народной речи, и перевод на эти языки книг Писания. Закат эпохи христианского письмотворчества совпадает с завершением святоотеческого периода, когда был выработан корпус патристических сочинений, известный как христианское Св. Предание. Примерно тогда же, в VII веке, утверждается известная доктрина триязычия, определявшая в качестве литургических языков только греческий, латинский и еврейский, связывая это с текстом из Евангелия от Луки о распятии Христа: «И была над Ним надпись, написанная словами Греческими, Римскими и Еврейскими: Сей есть Царь Иудейский» (Лк. 23, 38).

Поэтому создание Константином-Кириллом и Мефодием письменности и богослужения для славянских народов вызвало негативную реакцию со стороны и западного, и восточного духовенства. Судьба славянской письменности решилась положительно только благодаря санкции римской курии, фактически разрешающей деятельность солунских братьев. Тем не менее сам процесс признания религиозного статуса славянского языка и автономии в христианском мире был довольно длительным. Однако признание славянского языка как литургического не означало того, что другие народные языки Европы могли также обрести подобный статус. Священнослужителей, посмевших перевести на какой-либо язык Европы тексты Библии, жестоко карали, причем дело не ограничивалось только лишением священнического сана. В 1534 году Библию перевел на немецкий язык Лютер, но в 1370-х годах такое деяние было бы немыслимым.

Конечно, в истории христианской церкви известны имена миссионеров, продолживших служение первых апостолов среди языческих народов. Это просветитель готов Ульфилла (IV век), Св. Патрик Ирландский (VI), креститель англов Св. Августин (VI), креститель франков Св. Григорий Турский, названный апостолом Германии Св. Бонифаций (VIII), крестивший данов Св. Поппо (X в.) и многие другие миссионеры еще не разделенной церкви. Понятие миссии в ту эпоху включало в себя не только проповедь язычникам и их обращение в христианство, но и установление канонического церковного порядка. Деятельность Стефана Пермского в этом смысле включается в ряд миссий европейских просветителей, последними из которых были как раз Константин-Кирилл и Мефодий. Все так, но за исключением последних только Стефан пришел к язычникам с собственной азбукой. Относительно нее прения не утихают и сегодня.


Грамоте сподобил

Пермская грамота

«Не токмо бо святым крещением просвети а, но и грамоте сподобил, и книжный разум дарова им, и писанье предасть им, еже новую грамоту сложи, еже незнамую азбуку пермскую счини, и теми писменными словесы книги многи написав, предаст им, егоже дотоле векъ свой не стяжася», — так характеризует Епифаний просветительскую деятельность Стефана. «Незнамая пермская азбука» была создана Стефаном в соответствии с чином греческого алфавита: она сохраняла линейный порядок букв (ср. греч.: альфа, бета, гамма и т. д., пермск.: ан, бур, гай и т. д.), однако включала знаки, отражающие фонетические особенности пермского языка. Епифаний говорит о 24 знаках пермской азбуки, но называет 26 в следующем порядке: «а, бур, гаи, дои, е, жои, джои, зата, зита, и, коке, лей, мено, нено, во, пеи, реи, сии, таи, цю, черы, шюй, ы, е, ю, о». Епифаний упоминает только названия (имена) знаков и не показывает их графического начертания.

Впервые древнепермская азбука (анбур) была опубликована в 1817 году Н. М. Карамзиным в известной «Истории государства Российского». Азбука имела 24 буквы. Всего на сегодняшний день известно 12 списков пермской азбуки, датируемых XV–XIX веками. В воспроизведении лингвиста В. И. Лыткина стефановские имена букв выглядят в следующем виде:

Если Стефан сохранил последовательность и фонетические значения букв греческого алфавита, то этого нельзя сказать об их графике. Уже первые исследователи, как правило, ориентировались в сопоставлениях на греческий и славянский алфавиты, полагая при этом, что большая часть букв создана Св. Стефаном на основе древнекоми рунических пасов — знаков рода, передающихся по наследству от отца к сыну и позволяющих отмечать принадлежность вещи, угодья тому или иному роду, семье.

Один из первых публикаторов пермской азбуки историк П. И. Савваитов прямо утверждал, что Стефан воспользовался зырянскими пасами, «сблизив и сроднив их с письменами славянскими настолько, насколько благоразумие и осторожность допускали это сближение». Однако исследования В. И. Лыткина показали сходство только нескольких знаков, причем неполное. Сам Лыткин не делал выводов о том, что графика стефановского алфавита выработана на основе коми-пасов, хотя в одной из своих работ и высказал осторожное предположение о том, что в X веке у народов Севера существовало какое-то письмо, возможно, идеографическое.

Эту точку зрения поддержал ряд ученых, предполагавших, что на рубеже I–II тысячелетий из Сибири в Пермский край проникла руническая традиция, на основе которой и был создан достефановский алфавит. Сама идея существования праазбуки у коми-народа, по мысли ряда исследователей, объясняет совершенство анбура, созданного Стефаном. Тем не менее эта гипотеза не подтверждена фактами и не объясняет, для чего был бы нужен алфавит в культуре, где священные тексты передаются изустно, а не письменно? Стефан изобретал свою азбуку для того, чтобы включить коми-народ в культуру письменную, приобщить к текстам, аналогов которым в культуре древних коми не было и не могло быть. И свою задачу этот алфавит выполнил. Остается только догадываться, почему он не использовал за основу кириллицу, которая принята в наше время.

Так что загадка пермской графики актуальна и на сегодняшний день. Для справки: считается, что большинство современных алфавитов происходят от одного — финикийского. Он был изобретен приблизительно 2000 лет до нашей эры в Финикии, государстве на территории нынешнего Ливана. От него произошел греческий, затем латиница и наша кириллица. Это из наиболее очевидных фактов. А так от финикийского происходят еврейский, арабский, рунические алфавиты и, что кажется совсем невероятным — брахми, из которого вышли письменности Индии.

Так вот, стефановский алфавит — графически иной, хотя и сохраняет финикийский порядок букв. Он до сих пор приспособлен к фонетике коми-языка, так что можно легко перейти с кириллицы на анбур. Более того, этот алфавит эффективен и для других языков: на нем можно писать и читать что на русском, что на удмуртском, да на каком угодно. Были опыты использования на английском, французском, шведском, финском. Он одинаково подходит и к этим языкам.

Пермская грамота

Вполне обоснованы сомнения современных ученых в том, что Стефан один сумел создать пермскую азбуку и перевести на пермский язык христианскую литературу, поскольку задача составления ее, в точности учитывающей фонетическую специфику древнекоми-языка, сама по себе требует колоссальных филологических усилий. Тем больше усилий требуется для перевода христианской литературы на язык, не имеющий соответствующего понятийного аппарата. Фактически это создание с нуля целого литературного языка, способного передать тончайшие смысловые нюансы Нового Завета, а также других христианских вероисповедных книг. По современным меркам это поле деятельности для целого института, однако биограф Стефана указывает, что рядом с ним не было никого, кто помогал бы, как Мефодий Кириллу.


Новая епархия

Пермская грамота

В Житии Стефана Пермского есть упоминание только о некоторых переведенных им книгах. Это Часослов, Восьмигласник (Октоих) и Псалтырь, по которым шло обучение грамоте. В другом месте Жития говорится: «попы его на пермском языке служили обедню, заутреню и вечерню, по-пермски пели, и канонархи его по пермским книгам канонаршили, и чтецы чтение читали пермской речью, певцы же всякое пение по-пермски возглашали». Это значит, что Стефан перевел полный Служебник, который содержит чин литургии (обедни), последования вечерни и утрени, а также иерейские молитвы. Кроме того, чтобы совершать полный чин богослужения, Стефан должен был перевести на пермский язык апракосные Евангелие и Апостол, Паремийник, Требник и Типикон (Устав). Это основной минимум богослужебной литературы, который полностью прочитывается в церкви в течение года. Иными словами, Стефан Пермский в 1370–1380-е годы в лесных чащах северо-восточной Европы создал особый литургический язык, пятый после узаконенных в Европе языков богослужения. В истории христианства это был прецендент, аналогов которому Европа не знала с времен Кирилла и Мефодия.

Само по себе удивительно, как он сумел убедить язычников-пермян в том, что им нужна вера в Христа, нужна грамота. Сегодня легко об этом рассуждать, а для тогдашних пермян это было решение поистине революционное. Они ведь не просто принимали веру в русского Бога, они полностью меняли свой образ жизни. Христианство зарождалось в земледельческой среде, оно и сохранило в себе многие понятия земледельческой культуры, незнакомые народам охотничьих культур. Остается только догадываться, как Стефану удалось донести до разума пермян понятия, несовместимые с их культурой, а главное — принять их.

Земледелие предполагает оседлый образ жизни, большие поселения с достаточным количеством жителей. А охотники — кочевые или полукочевые племена, к тому же разделенные на родовые группы, расселившиеся по всему пространству тайги. Охотничья культура зависима от леса, и чтобы прокормиться, необходима низкая плотность населения: один охотник на 100 квадратных километров. Коми-пермяне жили родами по всей территории тайги-пармы, это тысячи километров, и их необходимо собрать каким-то образом, чтобы хотя бы начать проповедовать. Даже для сбора на единичную проповедь нужно поистине чудо, а ведь Стефан уже через три года после первого крещения язычников создал целую епархию со своей пермской иерархией.

Полностью статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 1(10), январь – март 2023.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю