Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Культура и традиции
9 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Приключения продолжаются

Кинорежиссеру Али Хамраеву – 85













































































































































Дарья Борисова

Али Иргашевич насчет своей национальности любит пошутить: «Я по отцу – таджик, по матери – украинец, по паспорту – узбек».

Он родился и вырос в Ташкенте XX века, который в плане этнического состава мог бы посоперничать с Нью-Йорком.


Али, сын Эргаша

Про потомственных киношников говорят: вместо люльки у него была коробка из-под кинопленки. Это случай Али Хамраева! Родители будущего режиссера работали на киностудии «Узбекфильм». Мать, Анастасия Антоновна Тарасенко, была студийным диспетчером (позже – секретарем сценарного отдела), а отец, Эргаш Хамраев – актером, сценаристом и вообще пионером национального кинематографа. Восточный красавец с широкой белозубой улыбкой и миловидная голубоглазая славянка – они были красивой и любящей парой. Только недолго им довелось жить вместе.

Типичная для той эпохи история: в 1937-м (буквально через пару месяцев после рождения сына Али) яркого представителя республиканской творческой интеллигенции, выпускника Ленинградского техникума сценических искусств Эргаша Хамраева арестовали по обвинению в поджоге его родной киностудии «Узбекфильм». Через два года он был освобожден, вернулся к семье и работе (хотя сценарии Хамраева больше не принимались к постановке, а в главных ролях этого популярнейшего артиста снимать запретили).

В 1940-м у Эргаша и Анастасии родился второй сын – Давлят. Жили они в типичной для старого Ташкента махалле, где соседствовали узбеки, таджики, татары. Когда началась война, офицер запаса Эргаш Хамраев был призван в армию (в середине 1930-х он отслужил в Самаркандском кавалерийском военном училище). Погиб он в первую же зиму войны, в окружении под Вязьмой. Его сын Али, продолжатель кинематографической династии Хамраевых, отца не помнит, но всю жизнь ведет с ним своеобразный диалог – как главный герой фильма Марлена Хуциева «Мне двадцать лет».

В 1985 году Али Хамраев снял игровой фильм «Я тебя помню», в главном герое которого ясно читается сам автор фильма. По просьбе матери Ким едет через весь СССР на поиски могилы своего отца. Это становится для взрослого мужчины и путешествием по закоулкам собственной души. Картину «Я тебя помню» Хамраев снял после реальной попытки найти место упокоения отца. В 1973-м он поехал в Вязьму, но могилы не нашел, привез только горсть земли со Смоленщины. Однако тогда дал себе клятву, что отыщет могилу отца. Обещание удалось выполнить аж в 2017 году. Тогда Али Хамраев отправился в новое путешествие. На сей раз подготовился основательнее, начал с архивов, которые до недавнего времени были засекречены. Удалось установить, что лейтенант Эргаш Хамраев не погиб в бою в деревне Хожаево, как значилось в похоронке, а умер от ран в деревне Чащевка, что в 14 километрах от Хожаева. И похоронен он в братской могиле в деревне Чащевка. Про этот свой путь – к месту упокоения отца – Хамраев снял документальный фильм «Я тебя не забыл» (2018). И это не просто фильм про поиск конкретной могилы, но поклон шестидесятников своим отцам, заслонившим детей от фашизма.


Освобожденные женщины Востока

В годы Великой Отечественной войны Ташкент принял огромное количество эвакуированных, и многие остались жить в гостеприимном «хлебном» городе. По своему национальному и социальному составу послевоенный Ташкент был уникальным котлом, в котором причудливо смешались культуры, языки, обычаи, сословия. В одном дворе соседствовали сапожник и учитель, музыкант и торговец, врач и лагманщик. Представителей этой ташкентской цивилизации всегда узнаешь не только по особой манере говорить, по ташкентскому сленгу, но и по несокрушимому дружелюбию в отношении людей какой бы то ни было национальности, по способности легко и быстро установить контакт с собеседником. Таков и Али Хамраев, воспитанник ташкентской махалли и московского ВГИКа, где учились посланцы не только всех республик СССР, но и разных стран мира. Он поступил в институт кинематографии (на курс режиссера Григория Рошаля) в 1956 году, на заре «оттепели».

В 1960-х, когда Али Хамраев начал снимать, национальные кинематографии СССР переживали расцвет. Республиканские студии окрепли, производство кино осуществлялось уже не только «варягами» из Москвы и Ленинграда (как то было в 1930-е – 1950-е годы), но собственными – в основном молодыми – специалистами. Дебютант Али Хамраев (как мы помним, по отцу – таджик, по паспорту – узбек) после ВГИКа снял два легких комедийно-музыкальных фильма, один на родном «Узбекфильме» («Где ты, моя Зульфия?»), второй – на студии «Таджикфильм» в столице соседней республики («Любит – не любит?»). Но первой по-настоящему заметной работой стала психологическая драма «Белые, белые аисты» на материале современности. Эта самая современность в 1966 году в Узбекистане (да и в других республиках советской Средней Азии) включала в себя не только достижения научного и культурного прогресса, но и неизжитое мракобесие в отношении к женщине. Выражалось оно, кроме прочего, в традиции выдавать девушку замуж за того, кого ей назначили в мужья родители. Раньше женщина так и прожила бы свой век с «назначенным» мужем, к которому равнодушна. Но теперь так нельзя, и это доказывает история Малики из фильма Али Хамраева. Первая любовь к ней пришла, когда она уже была замужем за нелюбимым. И эта новая узбечка решила бороться за право самой себе выбрать спутника жизни.

Тема «освобожденной женщины Востока» получила развитие в фильме Хамраева «Без страха». Это история времен становления советской власти в Туркестане, когда, помимо прочих революционных нововведений, коммунисты проводили «худжум» – кампанию по высвобождению женщин из рабства и приданию им гражданских прав. Самым наглядным, знаковым символом этой кампании был ритуал снятия паранджи. В кишлаке, где разворачивается действие фильма «Без страха», совсем юная девушка Кумри решается скинуть паранджу – это была первая роль Дилором Камбаровой, будущей звезды советского кино («Пираты XX века», «Тайны мадам Вонг» и др.). Ее порыв к свободе обрывается страшно, ведь предрассудки еще вовсю властвуют над сельчанами. Но пример Кумри дает другим женщинам силы побороть страх.


Законодатель мод

Вообще, в творчестве Али Хамраева причудливо переплелись две линии: проникновенные фильмы-приношения женщинам и лихие брутальные истории о борьбе хороших парней с плохими. Рыцарственное сочетание! Отдал он долг и «поэтическому», и бескомпромиссно авторскому, в полном смысле слова художественному кино – такова притча «Человек уходит за птицами» по сценарию поэта Тимура Зульфикарова, ретродрама «Сад желаний», еще одна притча (на сей раз минималистская в средствах выражения и саркастичная в интонации) «Бо Ба Бу». Жанровое разнообразие фильмографии Хамраева поражает, но в то же время красноречиво отражает его натуру. Необычайно витальный, любопытствующий, вечно молодой человек, Али Хамраев даже не думает «бронзоветь». Вот и сегодня, в день его 85-летия, не знаешь, куда его понесет в творчестве и в жизни. Приключения продолжаются, как говаривал в таких случаях д’Артаньян. Хамраев всегда в движении, он осваивает новые технологии и средства связи наравне не то что с детьми – с внуками! И всегда улавливает грядущие тенденции заранее. Так было с модой на «истерны» (советские вестерны), которая развернулась в 1970-е годы и которую задал именно Али Хамраев. «Красные пески», «Чрезвычайный комиссар», «Седьмая пуля», «Телохранитель» – эти фильмы о противостоянии коммунистов и басмачей не просто приключенческие «кошки-мышки», а высококлассные образцы жанрового кино на историческом материале.

Али Хамраев всегда щедр к актерам, они для него не пешки в большой режиссерской партии. Значительные, этапные роли сыграли в его фильмах Болот Бейшеналиев («Белые, белые аисты», «Красные пески», «Без страха», «Седьмая пуля»), Суйменкул Чокморов («Чрезвычайный комиссар», «Седьмая пуля»), Дилором Камбарова («Без страха», «Человек уходит за птицами», «Седьмая пуля», «Триптих»). В жаркий Ташкент, в Душанбе к Хамраеву ехали сниматься самые востребованные киноактеры СССР: Александр Кайдановский, Анатолий Солоницын, Николай Гринько (все трое снялись в фильме «Телохранитель» производства к/ст «Таджикфильм»), Зинаида Шарко («Я тебя помню», к/ст «Узбекфильм»). Ехали, потому что знали: Хамраев все сделает, чтобы роль получилась объемной, недежурной. Чтобы актер «прозвучал»!


Тамерлан, генерал Дустум и женщина Ба

Али Хамраев снял порядка двадцати фильмов – это достаточно много. Но есть заветный замысел, который ему до сих пор не удалось реализовать. Хамраев не снял свою эпопею об Амире Темуре (или Тамерлане) – полководце-завоевателе, которого узбеки считают создателем своего государства. В советские годы Тамерлан «не проходил» в качестве героя фильма (больно кровожаден был), в период независимости Узбекистана уже сам Хамраев не очень проходил на роль постановщика суперфильма про суперпредка нации… Ведь режиссер в конце 1980-х уехал из Узбекистана, жил и работал в Москве, в Италии, хотя связи с родиной никогда не терял, он и сейчас часто и подолгу бывает в Ташкенте. В 1990-е годы неугомонный Хамраев опять всех удивил – поехал в Афганистан, в ставку к полевому командиру генералу Дустуму (этническому узбеку), снимал о нем документальный фильм – причем не по чьему-то заказу, а сам, из желания разобраться в причинах незатухающего гражданского противостояния в стране, граничащей с Узбекистаном.

Но на международную киноарену Али Хамраева вернул отнюдь не документальный фильм об афганском генерале, а совершенно неожиданная, новаторская по языку картина «Бо Ба Бу», которую мастер снял в 1998 году при участии итальянской, французской и узбекской кинокомпаний. Это вневременная история-притча про природу отношений мужчины и женщины, про ту власть, которую имеет женщина над мужчиной, несмотря на проигрыш в физической силе.


Караван историй Али Хамраева

Знаменитый кинорежиссер Али Хамраев знаменит еще в одной ипостаси. Он уникальный рассказчик, ну просто Шахерезада в мужском обличье! Как человек подлинно творческий, он наблюдателен и проницателен; он не просто помнит множество примечательных, курьезных, эпохальных эпизодов – он преподносит каждый, как спектакль. Жизнь одарила его встречами с многими выдающимися художниками, политиками, просто колоритными персонажами. «Караван» его историй содержит и воспоминания о его коллегах-кинематографистах – Андрее Тарковском, Отаре Иоселиане, Толомуше Окееве, Микеланджело Антониони. Байкой о последнем мы и закончим наш юбилейный тост в честь 85-летия классика узбекского, таджикского, советского кинематографа Али Хамраева.


Как азиатские старцы удивили Микеланджело Антониони

На Ташкентский кинофестиваль (невероятно любимый кинематографистами всего мира) в 1976 году приехал великий режиссер Микеланджело Антониони. Али Хамраев повез его в Исфару (область в Таджикистане, граничащую с Узбекистаном), чтобы показать возможную «натуру» для фильма. Ехали в советском микроавтобусе, и на пустынной дороге подобрали двух белобородых стариков в халатах-чапанах и в чалмах. Когда аксакалам пришло время выходить, Антониони решил снять экзотических старцев на Polaroid. Снял и одну из фотографий преподнес натурщикам в подарок. Против всех ожиданий, техническое «чудо» не произвело на стариков ожидаемого действия. От фотографии они отказались. «Зачем оно нам? – сказали дедушки. – Ведь это всего лишь наши тени». Попрощались и побрели к своему кишлаку. А Микеланджело Антониони был потрясен таким рассуждением. Ведь белобородые старики поставили под сомнение необходимость запечатлевать что-либо на пленке.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю
Объявлены участники финала Конкурса им. Рахманинова
В третий, итоговый, тур по специальности «Фортепиано» вышли восемь участников, из них шестеро представляют Россию
2022-06-21