Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Обновлено: 23.05.2024
Светлана Дубровина
8 минут чтения

ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА

Начало ХХ столетия — события 1905 года, Первая мировая война, Октябрьский переворот 1917-го — породили невиданную доселе волну эмиграции с территории всей бывшей Российской империи. Десятки, сотни тысяч людей уезжали через Крым и Константинополь, Дальний Восток, западные границы. Люди всех слоев общества — не только богатые и знатные, как иногда считают, — всех профессий и возрастов устремились за рубеж в попытке выжить и переждать ужасы террора времен Гражданской войны. Многие, так и не получив гражданства принявших их стран и сознательно не стремясь к этому, остались навсегда эмигрантами с нансеновскими паспортами. Другим судьба дала возможность десятилетия спустя вернуться на свою родину и, увы, часто пройти сталинские лагеря и ссылки.

Их жизнь в эмиграции была непростой, материально они очень часто бедствовали, но до конца не принимали нового гражданства. Многие из них были выдающимися людьми, внесшими значительный вклад в науку, культуру и искусство приютивших их стран. «А за то, что нас Родина выгнала, Мы по свету ее разнесли», — писал поэт Алексей Ачаир.

По эту сторону границы о них забыли на долгие годы, но в 1990-е занавес приоткрылся, и мы стали постепенно вспоминать их имена. Они надеялись вернуться в Россию, и если им не удалось это сделать лично, то их наследие может и должно быть осознано как часть нашей общей культуры.

«Мы не в изгнании, мы в послании», — говорили эмигранты. Это послание ныне обращено к нам, и мы не должны его потерять.

Психолог Елена Владимировна Антипова (1892–1974)






























































































































Елена Антипова

Недавно исполнилось 100 лет со дня отплытия первого «философского парохода». Пять пассажирских судов, которые объединили этим названием, увозили не только философов и писателей. Среди пассажиров этих рейсов было много врачей и ученых. Историки, биологи, инженеры, архитекторы покидали пределы Российской империи, но многие из них продолжили свою научную деятельность в эмиграции, внесли значительный вклад в науку приютивших их стран.

Выдающийся психолог и организатор науки Елена Владимировна Антипова уехала из России немногим позже, в 1924 году, уже состоявшимся ученым с большим опытом практической работы, приобретенным в том числе во время службы в Центральном карантинно-распределительном детском пункте Наркомпроса в Петрограде.

Три факта позволят сразу понять масштаб личности Елены Антиповой. Во-первых, она стала одной из немногих в первой половине ХХ века женщин-ученых с мировым именем: вспомним о том, что первое высшее учебное заведение для женщин появилось в России только в 1878 году, когда в Петербурге были открыты Высшие женские (Бестужевские) курсы, а из женщин-ученых второй половины XIX — первой половины ХХ века, пожалуй, всем известны только Софья Ковалевская и Мария Склодовская-Кюри. Во-вторых, еще в 1910-е годы Елена Антипова выбрала путь в совершенно новой на тот момент области науки — педологии, науки о развитии ребенка (позднее педология стала частью «возрастной психологии», а сам термин устарел). Наконец, ее научное дарование и качества настоящего лидера проявились уже в 1930–1940-е годы в далекой Бразилии, где она с нуля основала психолого-педагогическую школу и воспитала несколько поколений бразильских психологов.

Елена Антипова родилась 25 марта 1892 года в Гродно Минской губернии, где тогда была расквартирована военная часть ее отца Владимира Антипова, уроженца Лифляндской губернии, потомственного почетного гражданина. Военная карьера Владимира Антипова была успешной: после многих лет на строевой службе он поступил в Николаевскую академию Генерального штаба и окончил ее в 1899 году, после чего служил в штабах Петербургского военного округа и возглавил Владимирское юнкерское училище.

Формирование Елены Антиповой как личности прошло в блистательной атмосфере петербургского серебряного века. Свое обучение она начала в одной из самых лучших гимназий Петербурга, частной женской гимназии Л. С. Таганцевой. Гимназия давала образование с гуманитарным уклоном, особое внимание уделялось русской литературе и истории, а педагогический совет возглавлял известный историк-медиевист И. М. Гревс. Одной из сверстниц и соучениц Елены Антиповой была Лиза Пиленко — в будущем поэтесса Елизавета Кузьмина-Караваева, затем, в эмиграции в Париже, принявшая постриг с именем мать Мария (умерла в концлагере Равенсбрюк в 1945 году).

После окончания гимназии в 1910 году Елена Антипова, как и почти все ее одноклассницы, должна была поступить на Высшие женские (Бестужевские) курсы, однако родители были очень обеспокоены близостью окружения дочери к молодежной социал-демократической организации, к революционному движению. Поэтому уже осенью 1910-го мать вывезла девушку за границу, во Францию, где начался новый период жизни будущего ученого. С 1911 года Елена учится в Сорбонне у крупнейших европейских специалистов в области только нарождающейся психолого-педагогической науки: Анри Бергсона, Пьера Жане, Теодора Симона, Альфреда Бине.

Это было время, когда в Европе вводилось обязательное школьное образование и одним из ответов на вопрос о том, как создать возможности для самореализации ребенка, стала концепция «активной школы». Сторонником этой концепции, в основе которой лежала идея развития творческих и интеллектуальных способностей ребенка через самостоятельный поиск решения незнакомых задач, был и учитель Елены Антиповой профессор экспериментальной психологии Женевского университета Эдуард Клапаред. В 1911–1912 годах он создал Институт Ж.-Ж. Руссо в Женеве, быстро ставший одним из ведущих в Европе исследовательских центров в своей области. В 1912-м в Женеву переезжает вслед за своим учителем и Елена Антипова. Позднее, в сложные годы эмиграции, Эдуард Клапаред станет для Елены и коллегой, и покровителем, и другом.

Период обучения закончился для Елены Антиповой накануне революции 1917 года, когда она вынуждена была вернуться в Петербург, чтобы помочь своему отцу, получившему тяжелое ранение на фронте.

В России она познакомилась с писателем Виктором Яковлевичем Ирецким и вышла за него замуж. В 1919 году, в самый разгар Гражданской войны, в семье родился сын Даниил. В стране свирепствовал голод, и Доня, как ласково называли мальчика в семье, едва выжил. Спустя три года Виктор Ирецкий был арестован ГПУ и выслан в Германию, Елена же отстояла свое право остаться, поскольку была, как она писала в заявлении в ГПУ, причастна к «новому, полезному для страны делу». В первые годы советской власти Елена Антипова действительно была очень востребована по своей прямой специальности: оказавшись в Вятке, спасаясь от голодной смерти в Петрограде, она работала в детском коллекторе Вятского губернского отдела народного образования, принимая непосредственное участие в обследованиях детей-сирот, беспризорников, детей из социально незащищенных слоев общества, а вернувшись в Петроград, с 1921 по 1924 год работала психологом-обследователем Центрального карантинно-распределительного пункта. Последний был образцово-показательным учреждением новой советской власти, располагавшимся в здании одной из лучших гостиниц города — «Европейской». В 1920 году во время своей поездки по СССР здесь даже побывал Герберт Уэллс, который был впечатлен профессионализмом сотрудников социального учреждения и высоким уровнем работы с подростками.

Однако в 1924 году Елена Антипова все же покинет Россию, сначала отправившись к мужу в Германию, а спустя год, поскольку семейную жизнь наладить после разлуки так и не удалось, снова вернется в Женеву. Здесь в Институте Ж.-Ж.Руссо все было по-прежнему — увлекательная работа, профессиональная востребованность. Но материальная ситуация оставалась сложной, ведь на ней держалась вся семья, мать, сестра и сын, которому нужно было обеспечить образование. В 1928 году в Женеву приехал доктор Алберто Алварес из Бразилии в поисках психолого-педагогического персонала для формирующейся в эти годы в его стране системы образования. И Елена Антипова приняла его предложение.

На пути в Бразилию, посреди Атлантического океана, с борта итальянского лайнера «Юлий Цезарь» она писала своему мужу: «Мне предстоит, — и, по-моему, это наиболее интересная задача, исследовать бразильянских детей по всему штату <…> для установления норм физического и психического развития». Из этого исследования ученый предполагала делать сравнительные выводы, основываясь на своих предыдущих работах и работах коллег с детьми «других стран, народов, рас, социальных условий воспитания и т.д.». Однако постепенно ей удалось доказать обществу и власти, что вопрос нужно ставить иначе и говорить не столько об отборе, сколько о возможности создавать условия для развития всех детей: и одаренных, и тех, чей уровень не дотягивал до среднего. Другой своей важной задачей она видела создание Музея ребенка, посвященного развитию и образованию, всему, что связано с воспитанием детей.

Природные условия, в которых ей пришлось жить и работать, были экстремальными для любого европейца, но Елена Антипова радуется «красотам пейзажа, гор, растительности или степей и дальних горизонтов — изумительных» и наслаждается свободой скачек на лошадях по степи. Время, когда она попадает в Бразилию, тоже нельзя назвать спокойным периодом в истории этой страны. Экономический кризис 1929 года, последовавший годом позже политический кризис — еще одна пережитая Еленой Антиповой революция, но она стойко переносит и эти испытания на новой родине («жили под сплошным свистом пуль, летящих сверху, снизу, с боков, никто не был задет»), продолжает свои исследования и публикует результаты — в том числе для того, чтобы дать пример своим ученикам, пример ответственного отношения к работе и к полученным данным.

В 1932 году Елена Антипова стала одним из организаторов «Общества Песталоцци», которое оказывало социальную и психологическую помощь детям, а в начале 1940-х гг. она начала новый масштабный проект: школа «Фазенда до Розарио», расположенная около городка Ибирите в регионе Белу-Оризонти, задуманная как экспериментальная площадка для обучения детей с особенностями развития. Со временем школа превратилась в большой современный образовательный комплекс, где совместно обучаются дети с отклонениями и их обычные сверстники. В этом качестве она существует и поныне.

Многие годы Елена Антипова воплощала в жизнь заложенные в ней еще с юности и выработанные в результате упорного труда идеи бескорыстного служения обществу, просвещения народа, образования и развития всех детей, независимо от заложенных способностей и начальных социальных условий. На своей новой родине в Бразилии — бразильское гражданство она приняла в 1951 году — Елена Антипова получила не только признание на государственном уровне, но и народную любовь и уважение. Она удостоена ордена Южного Креста, медали «За заслуги в области образования», а также титулов «Мать года» и почетного гражданина штата Минас-Жерайс, где она долгие годы жила и работала. В Центре исследований и документации Елены Антиповой, созданном в 1980 году, хранятся архивы ученого, открыта ее мемориальная комната, проводятся научные и просветительские мероприятия. До сих пор в Бразилии действует и образовательный фонд имени Елены Антиповой, в котором, как и при жизни ученого, активно реализуются инклюзивные образовательные программы.

Что почитать и посмотреть:

Н. Ю. Масоликова, М. Ю. Сорокина. Русский апостол Бразилии: Елена Антипова. М.: Дом русского зарубежья им. А. Солженицына, 2018.

Антипова, Елена Владимировна // Некрополь Российского научного зарубежья
http://www.russiangrave.ru/person?prs_id=75

Н. Масоликова, М. Сорокина. Русский апостол Бразилии: психолог Елена Антипова http://www.russiangrave.ru/assets/files/masolikova-sorokina.pdf

Виртуальная мини-экскурсия по Музею русского зарубежья М. Ю. Сорокиной «На дальних берегах» (4,5 мин)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю