Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Обновлено: 31.05.2023
Культура и традиции
10 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Встретимся на Сапми

Елена ГЛЕБОВА, этнограф









































































































































































Саамы

Если пройти по берегу норвежского Лингенфьорда, можно отыскать сверкающие под солнцем камешки с вкраплениями слюды. Местная жительница Мэгнхилд рассказывает, что когда-то саамы использовали эти слюдяные пластинки для декорирования одежды, вшивая их между слоями ткани. А еще минерал напоминает серебряные броши риску в форме солнца, которыми саамские женщины всегда украшали гакти — традиционную тунику синего цвета, отделанную полосками красного и желтого сукна. Те же краски и солнечный диск отразились в национальном флаге саамов. Официально он утвержден в 1986 году, а еще через шесть лет в календаре появилась важнейшая дата: 6 февраля объявили Международным днем саамов. Сегодня его отмечают в странах Скандинавии, Финляндии и России.

Саамы
Фото: arcticcoast.no

Мэгнхилд живет в небольшой деревне Манндален в северной Норвегии. В здешних местах всегда обитал народ крепкий, рожденный солнцем, как говорится в национальном гимне саамов. По берегам фьордов селились оседлые прибрежные (морские), а горы были территорией оленных, здесь они вели полукочевой образ жизни. Этот финно-угорский народ, признанный в Северной Европе коренным, называет свою землю Сапми. В прежние времена, еще до установления границ между государствами, она начиналась от озера Фемунн в Норвегии (всего 350 км к северу от Осло), проходила через историческую провинцию Даларна в Швеции и северные районы Финляндии, достигая Кольского полуострова в России.

С северосаамского языка «Манндален» переводится как «мужская долина». Деревня расположилась на перешейке между Лингенфьордом и Кофьордом за стеной высоких гор, где снег не тает даже летом. У нынешних жителей в основном смешанные корни — норвежские, финские, саамские. Например, Мэгнхилд на одну половину саами, на вторую норвежка, но на все праздники и торжества неизменно надевает красивую гакти. Для нее это символ принадлежности к Сапми.


Да будет шторм!

В июле размеренную жизнь Манндалена накрывает волна «Ридду Ридду», и этой традиции уже 32 года. Так называется крупный международный фестиваль. Он длится четыре дня, объединяет представителей коренных народов всех континентов, наполняет уютный уголок северной Норвегии ярким этническим колоритом. По берегам реки Мандалсельвы вырастает настоящий город из нескольких сотен туристических палаток, где все дни фестиваля живут приехавшие издалека гости и участники «Ридду Ридду». Путь в Манндален неблизкий: нужно прилететь в норвежскую столицу Осло, затем внутренним авиарейсом в Тромсё, а оттуда на машине или автобусе еще три часа до пункта назначения. Несмотря на извилистый маршрут, желающих побывать на празднике не убавляется. В этом году, например, в Манндален приехали почти 5,5 человек. Стоимость билета — 1,4 тыс. норвежских крон — включает в себя пропуск на концерты, выставки, мастер-классы, лекции. Для детей до трех лет посещение фестиваля бесплатно. Фольклорные коллективы, художники, мастера декоративно-прикладного искусства, как правило, приезжают при поддержке Культурного фонда Норвегии.

Саамы
Фото: arcticcoast.no

Праздник под открытым небом разворачивается в «Ридду сиида», или в «доме Ридду». Здесь возводят традиционные жилища разных народов, и теперь можно заглянуть в покрытую корой и хворостом саамскую вежу или обернутую войлоком круглую бурятскую юрту, посидеть у очага в коническом северном чуме. Это не музейные экспонаты, а действующие площадки, где публика встречается с музыкантами, певцами, сказителями. Лекции и творческие встречи проходят в Доме Нисгаа из крепкого соснового бруса, расписанном черно-красным орнаментом индейцев майя. Его построили коренные жители Британской Колумбии в Канаде, сделав подарок «Ридду Ридду». Еще одной точкой притяжения фестиваля становится Центр северных народов. В современном двухэтажном здании со стеклянными стенами имеются интерактивный музей, кинотеатр, библиотека и просторные залы для проведения выставок и мастер-классов.

В пестрой толпе гостей и участников форума среди многочисленных синих гакти, ярких клетчатых шалей с бахромой, расшитых бисером саамских женских шапочек шамшур опытный наблюдатель заметит монгольские шелковые дэгэлы, корякские кухлянки, алтайские безрукавки чегедек, якутские платья халадай, украшенные затейливым орнаментом нанайские халаты амири, яркие африканские туники бубу, тувинские высокие головные уборы калбак борт, эскимосские камлейки. Приезжающие на «Ридду Ридду» люди различаются цветом волос, кожи, разрезом глаз, но у всех абсолютно счастливые лица. Они проделывают долгий путь в Манндален, чтобы рассказать о самобытной культуре своего народа и узнать о национальных традициях собратьев по планете.

Саамы

Нынешний фестиваль вновь подарил уникальные встречи и возможности сделать свою жизнь богаче. Например, узнать о песенной традиции кильдинских саамов, живущих в России на Кольском полуострове, выучить несколько слов на кильдин-саамском, а затем попробовать исполнить лейдды — импровизированные песни, в которых каждый может выразить свои чувства. Или погрузиться в мир инупиков и овладеть техникой ритуального танца этого коренного народа Аляски. Познакомиться с работами художников Сапми и Гренландии и джазовыми импровизациями певицы из Бенина Анжелики Киджо. Услышать, как звучат старинные бурятские и монгольские народные песни в исполнении известного российского музыканта Алдара Дашиева.

В истории «Ридду Ридду» сохранились мощные по энергетике концерты с участием всемирно известной норвежской саамской певицы Мари Бойне, исполняющей баллады собственного сочинения, и непревзойденного мастера йойка Вимме Саари из Финляндии, фольклорных коллективов из Занзибара, Суринама, Перу, Эквадора, Новой Зеландии. В последние годы в Манндалене побывали и представители коренных народов России. Исполнили вепсскую музыку, тувинское горловое пение, продемонстрировали нганасанскую технику игры на варгане, танцевальные традиции коряков, ительменов, якутов, ульчей, косторезное искусство Таймыра, старинные песни нивхов острова Сахалина.

Сегодня уже не верится, что столь широкий по размаху мультикультурный форум вырос из неформальной встречи молодежи коммуны Кофьорд, решившей в 1991 году провести небольшой фестиваль культуры прибрежных саамов Норвегии. Назвали его «Ридду Ридду» — «маленький шторм на берегу моря». Это стало ответом на резкий протест норвежской части населения коммуны по поводу закона об утверждении с 1 января 1992 года в Кофьорде северосаамского языка как второго официального. Еще семь лет спонтанный фольклорный «шторм» обрушивался на берега Мандалсельвы, заявляя о себе все громче и привлекая саамов из других стран, пока в 1998 году не появилась официальная организация «Ридду Ридду Серви», взявшая фестиваль под свое крыло. Со временем его поддержали Саамский парламент в Норвегии, норвежское министерство культуры, власти губернии Тромс и коммуны Кофьорд, а в 2007 году «Ридду Ридду» был признан на государственном уровне и отнесен к событиям национальной значимости. Локальный праздник саамской культуры за десятилетия превратился в масштабную творческую встречу коренных народов всего мира и показал, что искусство — реальная сила.


Оставаться собой

Сегодня в мире в общей сложности более 80 тысяч людей называют себя саамами. По данным Саамского парламента Финляндии, численность на территории их государства около 8 тысяч, в России — менее 2 тысяч, в Швеции — от 20 до 40. Больше всего саамов в Норвегии — от 50 до 65 тысяч. Возможно, именно этот фактор и активная позиция людей, выступающих против принудительной ассимиляции и норвегизации, проводившейся официальной властью по отношению к жителям Сапми в течение многих десятилетий, привели к массовому движению норвежских саамов в борьбе за свои права. Оно оказалось настолько мощным, что кардинальные перемены не заставили себя ждать. Более того, они затронули представителей этого народа и в других странах. Социологические исследования показывают, что сегодня положение саамов в мире более устойчивое, чем других коренных сообществ.

Этот народ разделен границами четырех государств, но теперь у него общие национальные флаг и гимн Sami soga lavlla — в дословном переводе песня саамского рода. В Норвегии, Швеции и Финляндии действуют национальные парламенты, представляющие их интересы на государственном уровне. В России до 2017 года тоже существовал Саамский парламент Кольского полуострова. Однако он не решал заявленных задач, и на съезде коренных малочисленных народов Севера Мурманской области приняли решение о его упразднении. Поскольку организации всегда действовали в тесной связке, в 2000 году был создан единый Саамский парламентский совет. Его главная задача заключается в том, чтобы поддерживать трансграничное сотрудничество и представлять интересы своего народа на международном уровне. В совет входят члены скандинавских и финского парламентов, а саамы России имеют статус наблюдателей.

Сейчас это невозможно представить, но еще в начале XX века в западном мире существовало отвратительное явление под названием «человеческий зоопарк» («этнологическая экспозиция», «выставка людей» и т. д.). В рамках этой гнусной практики на всемирных выставках в Чикаго и Париже вниманию любознательной публики представляли аттракцион «Деревня лопарей». Нуждающихся саамов Норвегии и Швеции покупали вместе с переносными жилищами лавву, санями и оленями и выставляли живыми экспонатами. А до середины XX века существовал официальный запрет на исполнение йойков — уникальной песенной традиции саамов, одной из древнейших в Европе. Встречаясь с жителями Манндалена, я не единожды слышала о том, что еще в конце 1980-х многие скрывали национальную принадлежность, предпочитали раствориться в большинстве. Быть саамом считалось постыдным.

Движение жителей Сапми за восстановление этнической идентичности продолжается уже почти 50 лет, и за это время удалось немало сделать для возрождения традиционного уклада жизни, официального признания объектов духовной и материальной культуры и возвращения им изначальных саамских названий. И все же в исторических масштабах — от точки невозврата, которой саамы достигли в конце 1980-х, до сегодняшнего дня — прошло слишком мало времени. Поэтому многие темы общественных дискуссий по-прежнему сохраняют остроту.

Саамы

Так, на фестивале «Ридду Ридду» 2022 года состоялась премьера документального фильма «Сапми», который создал саамский фотограф и режиссер из Кофьорда Орьян Мараката Бертельсен. Центральной фигурой повествования стала жительница северной Норвегии 90-летняя Ингер Эллен Бааль. Жизнь саамки круто изменило строительство электростанции в Кофьорде, лишив родовых пастбищ для выпаса оленей. Тогда же, в конце 1970-х, ее сын Нильс Магнус Торненсис участвовал в 30-дневной голодовке возле стортинга (парламента) во время конфликта в Альте, когда норвежское управление водных ресурсов и энергетики приступило к возведению плотины и гидроэлектростанции, решив для этого создать искусственное озеро на месте саамской деревни Мазе. Автор фильма резюмирует, что оба эти события имели разрушительные последствия для жизни Ингер Эллен и ее народа, поскольку лишали их права на культуру.

В список исчезающих языков ЮНЕСКО входят и саамские диалекты, потому что жесткие запретительные меры со стороны скандинавских государств привели к значительному сокращению числа их носителей. Когда в Норвегии приняли закон о статусе языка саамов, возникла острая потребность в учителях, но проблема постепенно решается. В Манндалене его изучают в детском саду и школе, а среди преподавателей в основном молодые женщины, что само по себе символично.

Возвращаются в жизнь норвежских саамов и старинные ремесла. Вновь стал актуальным тентрод — вышивка оловянной нитью. Постепенно самобытная технология была вытеснена бисером и еще столетие назад считалась утраченной. Ее описание можно встретить в книге «Лаппония» Иоганна Шеффера 1673 года, ставшей одним из самых ранних этнографических источников об этом финно-угорском народе: «Для украшения своей одежды саамы вытягивают наподобие золота тончайшие оловянные нити, оплетают ими нитки из оленьих жил и ими затем расшивают одежду, выводя на ней всевозможные красивые узоры». Тентрод характерен для традиционной культуры саамов Норвегии, Швеции и Финляндии, но теперь его можно встретить и в России. В 1995 году в северной Норвегии проходили специальные обучающие курсы, куда пригласили и саамов Кольского полуострова.

Несколько лет назад в Манндален с российского Дальнего Востока приехали нанайские и ульчские мастера, чтобы поделиться навыками работы с рыбьей кожей и ее использования при изготовлении различных предметов. Прибрежные саамы тоже когда-то владели древнейшей технологией, но к сегодняшнему дню она совершено забылась. Под руководством нанайской мастерицы, члена Союза художников России Юлии Самар жители Манндалена и приехавшие из Тромсё и Осло гости учились снимать кожу с великолепных норвежских лососей, а на другой день обрабатывали ее в специальных станках, превращая в мягкий бархатистый материал. Такие метаморфозы их приводили в восторг. Судя по тому, с каким интересом работали на мастер-классах дети и взрослые, это ремесло обязательно возродится и станет еще одним брендом здешних мест. Возможно, в нем отразятся отдельные штрихи традиционного искусства амурских этносов. Ведь отстояв право быть саамами, открыто транслируя собственную культуру и оставаясь собой, жители Сапми ценят и уважают корневые традиции других народов.

Саамы

Статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 1(10), январь – март 2023 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю