Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Культура и традиции
  • Семейно-брачные отношения марийцев в XIX — начале ХХ века
    Надежда ВАСКАНОВА, кандидат исторических наук
Обновлено: 14.04.2024
Культура и традиции
10 минут чтения

Семейно-брачные отношения марийцев в XIX — начале ХХ века

Надежда ВАСКАНОВА, кандидат исторических наук



















































































































































































На свадьбе

Изучение проблемы традиционной семьи и брака является одним из важнейших направлений этнографической науки. Оно имеет не только теоретическое, но и практическое значение. У марийцев семья (еш, йиш), основанная на браке, является важнейшим социальным институтом и воздействует на все сферы жизни общества, оказывая влияние на физическое, духовное и нравственное развитие человека. Повышенный интерес к заявленной проблематике обусловлен и тем, что брачные отношения отражают многие аспекты семейной и общественной жизни, в том числе нравственные и этические нормы. Именно в них наиболее ярко проявляются отношение общества к институту семьи и этническое своеобразие народа в целом. Данная статья посвящена характеристике семейно-брачных отношений марийского народа в XIX — начале ХХ века.

Всесторонне комплексное изучение проблемы традиционной семьи рассматриваемого времени невозможно без привлечения различных видов сохранившихся письменных источников. В этой связи особого внимания заслуживают опубликованные и неопубликованные историко-этнографические свидетельства отечественных и зарубежных исследователей, внесших заметный вклад в изучение различных сторон материальной и духовной жизни марийского народа. Собранные ими этнографические сведения, основанные на полевых материалах и собственных наблюдениях, позволяют всесторонне проанализировать особенности развития внутрисемейных отношений и устойчивые обрядовые элементы марийской традиционной семьи.

***

Согласно описаниям современников XIX — начала ХХ века, марийская традиционная семья основывалась на единобрачии и имела строгую иерархию отношений между ее членами. Вступление в брак считалось главным и очень значимым событием в жизненном цикле крестьян. Браки чаще всего заключались по сватовству. Собственно, сама свадьба считалась формой признания со стороны общества и была призвана обеспечить молодую пару движимым и недвижимым имуществом. Решение о вступлении в брак зачастую принималось родителями молодых людей, а поиском невесты активно занимались близкие родственники жениха. Приведенные сведения позволяют говорить о строгом послушании и подчинении младших членов семьи старшим, что в целом характерно для патриархального уклада семейной жизни.

Сваха. Луговые мари. Вятская губерния, Уржумский уезд. Начало ХХ в. Из фонда Национального музея Республики Марий Эл им. Т. Евсеева
Сваха. Луговые мари. Вятская губерния, Уржумский уезд. Начало ХХ в. Из фонда Национального музея Республики Марий Эл им. Т. Евсеева

Однако следует подчеркнуть, что отношения в марийской семье имели свои специфические особенности. В первую очередь это касалось особого положения женщины в семье. Во-первых, решающее слово в вопросе замужества оставалось за старшей женщиной (кува) в семье. Во-вторых, при вступлении в брачный союз невеста получала в наследство от отца часть его движимого имущества и до конца своей жизни сохраняла право личной собственности на него. При этом жених обязательно выплачивал родителям невесты выкуп как компенсацию за потерю рабочих рук в семье. Его размер зависел от степени материальной обеспеченности родителей жениха, а также размера и состава приданого. Согласно сохранившимся свидетельствам, приданое богатой невесты в среднем состояло из 40 вышитых рубах, такого же количества передников и головных уборов, не менее 5 льняных и 5 суконных кафтанов, шуб и полушубков. Девушки с приданым до 15 рубах считались среднеобеспеченными. Соответственно, размер выкупа у разных этнографических групп марийского народа колебался от 10 до 100 рублей серебром.

Девушка объявляет себя невестой
Девушка объявляет себя невестой

***

Отличительной особенностью обычая подготовки приданого являлось то, что в случае внесения выкупа за него отец невесты обязывался в течение года после свадьбы одаривать молодую семью различными подарками. Однако не у всех субэтнических групп марийского народа эти традиции соблюдались в полной мере. В частности, среди восточных марийцев, проживавших на территориях Прикамья и Приуралья, наблюдался обычай похищения невесты, что чаще всего было связано с тяжелым материальным положением родителей молодоженов. Умыкание невесты совершалось с целью уклонения от лишних денежных расходов как со стороны семьи жениха, так и со стороны невесты. Иногда, как отмечают исследователи, побег невесты с женихом ускорял уплату выкупа и приближал день свадьбы. Кроме того, похищение невесты часто происходило с согласия самой девушки и носило формальный характер.

Невеста в свадебном костюме. Луговые мари. Казанская губерния, Царевококшайский уезд.. Начало ХХ в. Из фонда Национального музея Республики Марий Эл им. Т. Евсеева
Невеста в свадебном костюме. Луговые мари. Казанская губерния, Царевококшайский уезд.. Начало ХХ в. Из фонда Национального музея Республики Марий Эл им. Т. Евсеева

Относительно формы брачного поселения можно сказать следующее. Марийские семьи в основном были патрилокальными, то есть молодая жена после свадьбы поселялась в доме родителей мужа. Снохи/невестки, придя в дом мужа, должны были приспосабливаться к новому образу жизни и соблюдать обычаи новой семьи. Однако в некоторых марийских селениях наблюдались случаи примачества, то есть поселения мужа в семье родителей жены (до 10 %).

Обязательным считалось выяснение степени родства между женихом и невестой. По народным традициям, браки между родственниками до седьмого колена не разрешались, что свидетельствует об осознанном и ответственном отношении к выбору брачных связей. В связи с этим брачный округ в марийских селениях охватывал территорию в радиусе до 25–30 км. Он включал населенные пункты в пределах одного церковного прихода, а также селения, которые относились к близлежащим церковным приходам в пределах своей или соседней волости.

Несмотря на особые внутрисемейные отношения в традиционной семье, женщина в целом находилась в подчиненном положении по отношению к мужчине. Так, после замужества она в обязательном порядке начинала носить головной убор, характерный для семьи и рода мужа. Проведение данного обряда символизировало изменение статуса девушки-невесты, начало ее покорности и подчиненности мужу. Сведения о существовании таких обычаев встречаются во многих исследованиях отечественных ученых. В частности, известный автор этнографических очерков о чувашах и марийцах Казанской губернии А. Фукс в своей работе отмечает, что важной и обязательной составной частью марийской свадебной обрядности являлась смена девичьего головного убора на женский. Значимость этого ритуального действия заключалась и в том, что по ширине вышитого края головного убора гости со стороны жениха оценивали степень умения невесты в рукоделии, ее хозяйственность, а также материальное благополучие и достаток ее семьи. Исходя из этого можно предположить, что основными критериями успешного выбора девушки в качестве будущей жены являлись высокий уровень мастерства в изготовлении одежды и достаточная обеспеченность семьи и рода в целом.

***

Характеризуя положение мужчины и женщины в семье, следует упомянуть о бытовавшей системе специальных терминов, используемых при обращении членов семьи друг к другу. Заметим, что употребление личных имен в марийской семье не приветствовалось. После замужества женщина теряла личное имя, и к ней уже в основном обращались по имени мужа: Васли кува, Йыван вате и т. д. При обращении к жене муж обычно называл ее вате, соответственно, жена обращалась к мужу, называя марий. Приведенные материалы свидетельствуют об устойчивости традиций сохранения определенных названий родственников и членов семьи.

Одной из своеобразных черт семейно-брачных отношений марийцев являлось преобладание мононациональных семей, в которых супруги были представителями одной этнической и социокультурной среды. Смешанные браки могли заключаться лишь в пограничных межэтнических зонах, где на протяжении длительного времени устанавливались и сохранялись устойчивые связи с русскими, чувашами, татарами. В наибольшей степени брачные союзы с выходцами из русских и чувашских семей наблюдались среди горных марийцев. По мнению известного этнографа К. И. Козловой, это объяснялось национальной предпочтительностью, исторически сложившейся между горными марийцами, русским и чувашами в процессе длительного их проживания по соседству.

Участники свадебного поезда. Луговые мари. Марийская АССР, Моркинский район. Середина ХХ века. Из фонда Национального музея Республики Марий Эл им. Т. Евсеева
Участники свадебного поезда. Луговые мари. Марийская АССР, Моркинский район. Середина ХХ века. Из фонда Национального музея Республики Марий Эл им. Т. Евсеева

Стоит подчеркнуть, что в смешанный брак горные марийцы-мужчины вступали чаще, чем женщины. Так, во второй половине XIX века доля таких брачных союзов составляла 14 %. По воспоминаниям современников, дети, родившиеся в марийско-чувашских семьях, знали оба языка: с отцом общались на марийском, с матерью — на чувашском.

Примечательно, что наименьший удельный вес межнациональных семей сохранялся среди восточных марийцев, несмотря на их проживание в тесном соседстве с татарами, башкирами и русскими. Преобладание среди них этнически однородных семейных коллективов, возможно, было связано с особым стремлением к сохранению традиционных верований и национальной идентичности в целом.

***

При анализе брачно-семейных отношений марийцев следует обратить внимание на брачный возраст. Известно, что юноши по имперскому законодательству 1830 года и установленным православной церковью нормам могли вступать в брак с 18 лет, а девушки с 16. Анализ материалов церковной статистики XIX — начала ХХ века показывает, что в марийских семьях как юноши, так и девушки в основном вступали в брачный союз в возрасте от 18 до 23 лет. Ранние браки не приветствовались, так как родители понимали, что вступление в семейную жизнь в юном возрасте могло навредить физическому здоровью молодых людей. Характерным является и то, что невеста часто была старше жениха на 2–3 года, что объяснялось экономическими соображениями. Дело в том, что в условиях ведения натурального хозяйства жизнеобеспечение крестьянской семьи полностью зависело от количества рабочих рук. Поэтому родители старались женить своих сыновей как можно быстрее, чаще всего за год до ухода на воинскую службу, чтобы получить дополнительные рабочие руки в лице невестки.

Свадебная повозка. Луговые мари. Казанская губерния, Козьмодемьянский уезд. Начало ХХ в. Из фонда Национального музея Республики Марий Эл им. Т. Евсеева
Свадебная повозка. Луговые мари. Казанская губерния, Козьмодемьянский уезд. Начало ХХ в. Из фонда Национального музея Республики Марий Эл им. Т. Евсеева

Относительно вопроса сезонности можно выделить следующие характерные черты. Наибольшее количество браков (более 50 %) среди марийцев заключалось летом. Согласно народным поверьям, именно период семицкой недели или колошения зерновых (до и после Петрова дня) являлся наиболее благополучным и счастливым временем. Удельный вес осенних и весенних браков был одинаковым и мог достигать 20 %. Наименьшее количество отмечалось в марте и декабре в связи с началом церковных постов. Приведенные сведения позволяют говорить о том, что при установлении даты свадьбы марийцы в основном ориентировались на аграрные, экономические и религиозные факторы.

Опыт исследования семейно-брачных отношений показывает, что абсолютное большинство семей были первичными, т. е. по счету первыми для обоих супругов (более 85 %), что свидетельствует об устойчивости и традиционализме брачных связей марийцев в рассматриваемое время. Повторное (вторичное или третичное) вступление в брак разрешалось после скоропостижной смерти супруга или супруги в предыдущем браке. Случаи развода и сожительства встречались крайне редко.

***

Определенную эволюцию претерпевали структура и численность традиционной семьи. В марийских селениях встречались семьи как по прямой линии родства, так и боковым линиям. Преобладающими были семейные коллективы, основанные на прямом родстве, среди которых большое распространение получили двух- и трех-поколенные семьи.

В среднем крестьянская семья состояла из 6–8 человек и более. Соотношение простых (малых), включавших отцовскую семью с неженатыми детьми, и сложных (больших) семей, в которых проживали отец, женатые сыновья и внуки, постоянно изменялось. Во второй половине XIX — начале ХХ века наблюдалось уменьшение больших семейных коллективов. Это было связано с тем, что зачастую старшие сыновья после женитьбы стремились отделиться от родительского дома для самостоятельного ведения и развития домашнего хозяйства. При этом земельный участок они требовали не от отца, а от общины, что свидетельствует о традициях общинного землепользования.

О тенденции постепенного сокращения больших семейных коллективов и в то же время увеличения малых семей позволяют говорить результаты анализа материалов церковной статистики. Так, данные исповедных ведомостей Козьмодемьянского уезда Казанской губернии показывают, что к середине XIX века удельный вес сложных семей сократился с 63,7 % до 48,9 %. Как видно, выселение женатых сыновей на отдельное место жительства становилось главной причиной распада сложных неразделенных (больших) семей на простые (малые).

Таким образом, на основе вышеизложенного материала можно сделать вывод о том, что семейно-брачные связи марийцев в XIX — начале ХХ века отличались стабильностью, устойчивостью и традиционализмом. Они основывались на сложившихся народных устоях, а также действовавшем законодательстве. Для марийской семьи характерными являлись патриархальный уклад, строгая половозрастная иерархия, четкое распределение обязанностей внутри семьи, подчинение и послушание младших членов старшим, женщины мужчине. Особую роль в эволюции семейно-брачных отношений играла марийская традиционная религия, а также постепенное распространение православных норм.

Статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 1 (10), январь – март 2023.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю