Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Шахло Ватанова: «Одежда создает настроение»
    Предпринимательница из Таджикистана – о том, как дать женщинам шанс, в чем главное отличие многодетных семей и как научиться отпускать людей
3709
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Шахло Ватанова: «Одежда создает настроение»

Предпринимательница из Таджикистана – о том, как дать женщинам шанс, в чем главное отличие многодетных семей и как научиться отпускать людей

Арина Демидова

Шахло Ватанова в 2017 году запустила фабрику «Гулдастон», где производят спецодежду и униформу, домашний текстиль, сувенирную продукцию, а также занимаются ручным ковроткачеством. В марте этого года первые таджикские ковры направили на экспорт в Австрию. Кроме того, ее компания поставляет товар для первого в Душанбе шоурума ковров ручной работы. Шахло также организовала учебный центр, чтобы готовить кадры для своего предприятия и всей республики в целом.

Увлечение ковроткачеством – это из детства? Или вы пришли к нему уже во взрослом возрасте?

В детстве я об этом и не думала. Родилась в интеллигентной семье, нас было пятеро детей, родители работали. Папа начальником угрозыска, а мама сотрудником прокуратуры. Я училась в школе с русским языком. По окончании школы мечтала стать юристом, но не поступила на юрфак в Душанбе. Решила год переждать и потом попробовать поступить еще раз. А тем временем окончила швейное училище. После его окончания, когда уже научилась шить, задалась целью получить полное швейное образование, хотела поступить в технологический вуз на специальность конструктора-модельера одежды. И я уехала в Украину, чтобы обучиться специальности конструктора-модельера одежды. У меня была традиционная семья, где девушки не уезжали на обучение от родителей. Мои же родители пошли на встречу. Я сдавала экзамены на выезд из Душанбе, поступила, проучилась 4,5 года. После этого вернулась в Душанбе и поступила в еще один вуз — в педагогический университет Таджикистана по специальности педагог-психолог.

Как складывалась ваша карьера?

После поступления в педагогический университет Таджикистана я начала бизнес на дому — тоже шила. Совмещала учебу и работу, а также домашние дела. Даже когда родила второго ребенка. Все заработанные деньги тратила на семью. Позже я развелась с супругом, оставшись с двумя детьми на руках. Но мы смогли, выстояли. Своим детям дала хорошее образование — двое обучались в президентском лицее для одаренных детей. Позже я встретила человека, вышла во второй раз замуж, у меня появился третий ребенок — сейчас у меня три мальчика. Он учится в экономическом лицее для одаренных детей. Старший сын в 18 лет уехал учиться в Киров, там встретил свою любовь. Его возлюбленная — дизайнер одежды. А я всегда мечтала иметь дочку, которую буду учить создавать одежду. До сих пор считаю, что это знак судьбы. А сейчас у меня даже внук есть. Невестка и сын живут в Алма-Ате, она шьет одежду для фитнес-моделей, купальные костюмы, белье. У них сын. Они с нуля открыли свое дело. Сегодня я работаю в сегменте рабочей униформы. В целом, люблю всю одежду. Ведь одежда не только укрывает тело человека, она дает эстетику, внешний вид, даже задает настроение.

В этом году вы начали выпуск сувенирной продукции в виде кукол в национальной одежде. Как вы к этому пришли?

Второй сегмент моего предприятия — ручное ковроткачество. Я понятия не имела, что это за ремесло, но, так как по уставу моего предприятия оно должно изготавливать ковры, я изучила это дело. Модернизация моего предприятия по проекту ЮНИДО министерства промышленности и новых технологий предусматривает и другие ремесла, например изготовление домашних сувениров, кукол. Когда у меня женился старший сын и уехал из страны, решила выйти на работу — раньше всегда трудилась на дому. В итоге стала преподавателем в учебном швейном центре. Я начала обучать женщин конструированию и моделированию одежды. Моими студентками были женщины из неблагополучных семей, матери-одиночки, бедные женщины, многодетные матери, у которых нет достатка, жены мигрантов, у которых нет средств. У многих изначально не было даже школьного образования. И я стала так подробно им объяснять материал, насколько это возможно. Потихонечку разрабатывала учебную методику, куда включала основы алгебры и геометрии. Эти предметы необходимы для конструктора, а у некоторых моих студенток не было даже базового образования. В итоге моя программа стала доступна для женщин, окончивших даже пять классов. Меня мотивировало, что эти женщины, у которых не было шансов прожить, могут получить хорошую профессию, зарабатывать, преобразить себя и свой гардероб. Мы даже стали организовывать показы. Нужно было обучать людей, покупать оборудование. И руководство города пошло мне навстречу — мне подарили швейные машины.

А вас кто учил первым стежкам?

Первые свои стежки я делала в школе. Проблема всегда стоит в нужде. Дело в том, что сейчас у детей нет стимула что-то познавать, у них все есть. Что касается многодетных семей, я считаю, они отличаются от немногодетных тем, что у детей меньше стимулов познавать. Я выросла в многодетной семье, нас было пятеро, и обеспечить всех было сложно. Я донашивала иногда одежду моей сестры. И когда я поняла, что не могу получить новую одежду, решила, что могу ее сшить. Благо были пункты бытового обслуживания и столы закройщика. Я покупала ткань, приходила к закройщице, она кроила мне юбочку или платье, а я уже сшивала все. И одевалась, можно сказать, от кутюр.

С какими проблемами вы столкнулись при запуске своего бизнеса?

Когда ты запускаешь свое дело, то делаешь большую ставку на кадры, на управление человеческими ресурсами. И я столкнулась с такой проблемой, как неумение организовать женщин. Я активная, стараюсь все и всегда делать сама, поэтому, думаю, такая проблема возникла. Международные организации, например «Европейский банк реконструкции и развития», который взял меня на курсы, помог. Нам даже оплачивают поездку, проживание, лишь бы научились. Я даже оканчивала лидерские курсы от специалистов Армении. Проблема, которая у меня целый год была, благодаря этому решилась. Я знала, как организовать людей, где нужно соблюдать субординацию, а где нет. Я раньше плакала, когда у меня сотрудницы уходили, а после этого перестала. Одной из проблем также стало обучение кадров. Мы принимали на работу женщин, которые не умеют шить. Я учила их бесплатно, а через год-полтора они уходили. Для меня это было катастрофой. Но со временем я научилась отпускать их.

Когда вам неожиданно приходили на помощь?

Мне очень помогли международные организации различные, которые работают у нас в стране. Был момент, когда я принимала предприятие, а там не было ничего. Только долги от предыдущего хозяина. Я стала привлекать людей, которые могли бы нам безвозмездно помочь. В итоге благодаря людям мы приобрели мебель, машинки и начали работать по народным ремеслам. Одно из направлений — пэчворк. В нашей стране этой техникой занимаются все. Даже бабушки, которые за ручными машинками. Поэтому изготавливать и продавать матрасы или подушки из лоскутов на нашем рынке нереально. Тем не менее народные ремесла есть, но все изготавливается только для туристов. Они не идут на внутренний рынок.

Расскажите о показе мод униформы.

Позже мы занялись пошивом униформы. За полгода мы ее создали и презентовали наш проект. И когда мы показывали нашу коллекцию, никто не ожидал, что это будет настолько красиво. Моделям-мужчинам тоже было необычно, что они не в классических костюмах, а в рабочей униформе, с кепками и касками. Мою одежду стали рекомендовать, привлекать клиентов. Сначала был один заказ, который мы шили два месяца, потом еще и еще. Наконец мы наткнулись на указ государства, что сотрудники всех предприятий должны быть в униформе. А если ее не будет, то их будут привлекать к ответственности. И тут я поняла, что какое-то количество работы у меня все равно будет. Стала также проявлять активность в соцсетях, чтобы понимать, что будет дальше, находить информацию, получать рекомендации. Я поняла, что женщины-домохозяйки могут вести семейный бизнес. В целом, я прошла сложный путь становления, знакомства с бизнесом.

Как выглядит сегодня ваш рабочий день?

Мой рабочий день начинается в 9 утра, а заканчивается в 22–23 часа. Утром просыпаюсь, готовлю завтрак, потом бегу на работу. Там я, не отделяясь от производства, преподаю. По возможности помогаю шить или шью сама. Я не представляю себя без шитья. Больше всего хочу заниматься своими коллекциями, шить одежду для себя. Кроме того, провожу индивидуальные занятия, готовлю себе смену. Мои студенты обучаются по той методике, которую я нарабатывала в течение 20 лет.

Каково это — быть бизнесвумен в Таджикистане?

Я одна из немногих женщин-руководителей швейных предприятий, и я попала под программу развития женского потенциала в руководящих структурах. Эта программа была предложена президентом, чтобы поднять уровень женщин на руководящих должностях. У нас в целом мало работающих женщин. И гендерное неравенство является проблемой. Наш нынешний президент сделал очень многое для развития женского потенциала на производстве. Он всегда говорит, что женщинам дорогу — в первую очередь. И когда я езжу на предприятия и вижу, что рядом в основном мужчины, понимаю: должна своим примером показать, что женщины на производстве, особенно на швейном, должны быть в большом количестве. Я швейный бизнес воспринимаю тонко и близко к сердцу.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"