Все самое интересное о жизни стран-соседей России
3308
Культура и традиции
ПОДЕЛИТЬСЯ

Свободная республика Желтуга

Татьяна КИРПИЧЕНКО, главный библиотекарь-библиограф ДВГНБ, Хабаровск

Почти все читающие люди знают о золотой лихорадке в Калифорнии и Клондайке XIX века. Гораздо менее известна аналогичная вспышка авантюризма, произошедшая в северной Маньчжурии, в районе реки Желтуги.

В 1880-е годы здесь были открыты богатейшие месторождения золота. Это событие всколыхнуло не только Россию и Китай, но и многие другие страны. На здешние сопки устремились представители самых разных национальностей и социальных групп, и вскоре на Желтуге стихийно возникло приисковое поселение, в дальнейшем выросшее в настоящее квазигосударственное образование со своими органами власти и даже президентом.

В известном «Географическо-статистическом словаре Амурской и Приморской областей», вышедшем из печати в Благовещенске в 1894 году, составитель А. Кириллов дал такое описание: «Желтугинские прииски в северной части Маньчжурии, по речке Желтуге, притоку Албазихи, в 15 верстах выше ее устья и в верстах 35 от станицы Игнашино. Золотые россыпи открыты были здесь весной 1883 г. одним орочоном, который, выкапывая могилу для старухи матери, нашел несколько самородков. Слух об открытии быстро распространился и привлек сюда несколько тысяч человек, толпа которых постепенно увеличивалась, по мере распространения слухов о баснословных богатствах, и в 1884 и 85 гг. достигла до 10 000 человек. Тут были любители легкой наживы, собравшиеся со всех концов обширной Сибири, были приисковые рабочие, бежавшие с амурских приисков, были сахалинцы и карийцы, были китайцы и корейцы, были и отставные чиновники».

Начиная с 1884 года о перипетиях жизни вольных промышленников постоянно писала сибирская и дальневосточная пресса – «Владивосток», «Восточное обозрение», «Сибирская газета», «Сибирский вестник», «Сибирь», «Русское богатство», «Вестник Европы» и др. Из статей стало известно, что жители нового поселения на берегах Амура, в основном русские и китайские старатели, создали здесь свою «республику», не подчинявшуюся ни русским, ни китайским властям. Были выработаны свои правила, законы, которые неукоснительно выполнялись. Амурская Калифорния, Игнашинская республика, Новая Калифорния, Желтугинская республика, Золотопромышленная республика и т. д. – так в те времена называли это необычное, стихийно созданное сообщество. В январе 1885 года здесь находилось уже до 15 тысяч человек, главным образом русских разных сословий: приисковые рабочие, беглые каторжники, сибирские ремесленники, казаки, отставные чиновники, торговцы. Следующими по численности были китайцы, а дальше, в меньшем количестве, кого только не встретишь: корейцы, евреи, немцы, французы, поляки, американцы, орочоны и другие инородцы, а также различные авантюристы, чью национальную принадлежность определить затруднительно.

Авторы газетных статей отмечали: «В самом начале существования Желтуги споры, воровство и разного рода насилия случались очень часто; сюда явились сотни беглых каторжников-карийцев и целая фаланга авантюристов, прибывших ловить рыбу в мутной воде; они способствовали развитию среди рабочих страсти к азартной игре, приучили их к рулетке, на которой рабочие проигрывали весь свой заработок, и Желтуга превратилась таким образом в омут, где совершались всевозможные преступления».

Блеск золота ослеплял и провоцировал пьяные оргии, поножовщину, бандитизм. Хунхузы и беглые каторжане подкарауливали удачливых старателей, убивали их на таежных тропах, чтобы завладеть намытым золотом. Потом начали грабить и купцов, особенно тех, кто возвращался после удачной торговли. Каждое утро находили трупы несчастных, пришедших за фартом.

«В декабре (1884-го. – Авт.) среди белого дня был убит молотком самым зверским способом повар артели бежавших ссыльно-каторжных карийцев. Весть об этом поразила всех; начались сходки, и через 6 дней было решено выбрать одно лицо для самостоятельного введения дисциплины и порядка, с предоставлением ему власти над всем, находящимся на Желтугинских приисках и прилегающих к ним местах, населением. Выбор пал на лицо, выделявшееся из толпы своим образованием, разносторонними практическими сведениями, честностью и трезвостью и одаренное в высшей степени энергическим характером. Ему был присвоен титул старшины Желтугинского прииска».

О человеке, который стал «президентом» Желтугинской республики, ходили самые противоречивые домыслы. Чаще всего им называют Карла Ивановича Фассе. Известный историк, китаист Г. В. Мелихов пишет: «Поскольку старатели свой поселок называли “Амурской Калифорнией” или “Желтугинской республикой”, этот правитель стал называться “президентом”. Им стал не русский и не китаец, а, по слухам, подданный Австро-Венгрии, словак по национальности, Карл Иоган (Иванович) Фассе… Говорили, что К. И. Фассе прибыл на Амур из Калифорнии, где во время калифорнийской “золотой лихорадки” не сумел поймать свое счастье». Другие свидетели желтугинской вольницы называют его английским подданным, итальянцем и даже немцем по фамилии Пасси.

Одна из версий описана в мемуарах Альфреда Кейзерлинга «Воспоминания о русской службе», впервые опубликованных на русском языке в 2001 году. Граф Кейзерлинг был принят в 1886 году на службу чиновником для особых поручений барона А. Н. Корфа – первого приамурского генерал-губернатора. В книге Кейзерлинг сообщил, что к нему попал дневник «президента» Карла Ивановича Фассе (в оригинале фамилия звучит как Фашши), разработавшего для Желтуги (в мемуарах – Шалтуги) конституцию и законы, которые были приняты всеми и неукоснительно соблюдались. Написанный на французском языке дневник, свод созданных законов и другие бумаги, переданные Кейзерлингу его поваром, который сбежал из Желтуги во время разгрома китайскими правительственными войсками, автору воспоминаний сохранить не удалось.

Были и другие претенденты на пост «президента»: Павел Прокудин (или Н. А. Прокунин), о невероятной силе которого слагали легенды, отставной горный исправник Сахаров, международный авантюрист и мошенник корнет Н. Г. Савин… Кем бы ни был этот человек, ясно одно: по его инициативе и при непосредственном участии был создан удивительный документ под названием «Уложение», по которому жила вся Желтуга.

Главных пунктов документа было три: товарищества артелей, выборное начало, суровые наказания за нарушение общественного порядка. Целых 20 других пунктов устанавливали наказания за разные преступления.

Для удобства рабочие соединялись в артели из 10–15 человек, и каждая имела свою территорию. Ежедневная добыча была неодинакова. Те, кому повезло, добывали до 150 золотников (один золотник весит 4,266 г, следовательно, речь идет примерно о 460 г золота. – Ред.), а менее удачливые довольствовались 10–15. Вожделенный металл за наличные деньги продавался от 3 р. 60 коп. до 3 р. 80 за золотник.

Ажиотаж привел к тому, что население «республики» росло с неимоверной быстротой. В некоторые месяцы там находилось и более 15 тысяч человек. Чтобы прокормить такую массу людей, купцы из ближайших станиц и даже Забайкалья везли продукты по невероятно высокой цене. Мясо, сухари, водка, хлеб, добираясь до Желтуги, дорожали в 3–4 раза. Топоры, лопаты, лист кровельного железа стоили 10 руб., бочки из-под вина 20 руб., бутылка водки 1 руб. 50 коп. и т. д.

«В декабре 1884 года на Желтуге было до 30 лавок, но потом число разных торговых и увеселительных заведений достигло до 150, из них некоторые выручали 200–400 р. в день; самую доходную статью представляла продажа крепких напитков; много продавалось разного рода вин – коньяку, хереса, мадеры, шампанского (большею частью амурского производства фирмы Хлебникова). Ввиду крайнего недостатка кредитных денег (которые, однако, были в Желтуге в большом почете и ходили по высокому курсу), расчет производился золотом. Одно время цена на него была произвольна и неопределенна. Так, пуд мяса стоил 7 золотников, столько же – пуд сухарей и ведро водки. Однако при неимении монеты приходилось выработать удобную единицу для расплаты сырым шлиховым золотом. Тогда золотник, получивший на приисках название “штука”, и дробный вес его стали заменять игральными картами и спичками: 4 карты или 96 спичек принимались за один золотник».

Довольно быстро «власти» и «граждане» стали налаживать быт. «Наряду с торговыми заведениями, нагрянувшие отовсюду аферисты стали основывать и другие учреждения, которые дали возможность вести почти европейскую жизнь в местности, бывшей всего только несколько месяцев тому назад совершенной пустынею. Появились гостиницы с обстановкой и громкими названиями: “Марсель”, “Беседа”, “Тайга”, “Калифорния”; две бани, общая и номерная, несколько пекарен; игорные дома, из коих в одном имелась рулетка, буфет и оркестр музыки. Появился зверинец, целая труппа жонглеров, фокусников, гимнастов, наездников, 2 оркестра музыки и несколько органов.

Эти учреждения помещались в деревянных зданиях, отличавшихся более или менее значительными размерами. Но такая роскошь не распространялась на всю колонию. Главная масса рабочих размещалась в зимовьях, строившихся в два ряда улицею, которая носила название “Миллионной”, а центр поселка назывался “Орловым полем”. Это была довольно большая площадь, где был выстроен первый кабак, у которого праздный люд играл в “орлянку”, а позже здесь происходили общественные сходы и казни преступников. Эта площадь была окружена со всех сторон магазинами и кабаками; в центре ее помещалось длинное в 11 окон здание с надписью “Управление Желтугинскими приисками”, перед которым было устроено возвышение, и на столбе висел колокол в 2 пуда. По бокам возвышения стояли 2 чугунные пушки и небольшая пирамидка ядер. Направо был выстроен молитвенный дом, где неукоснительно совершалась служба (часы), для чего при доме состояли чтец, беглый каторжник из духовного звания, и ктитор…

Кроме того, были устроены разные благотворительные учреждения, между которыми первое место занимала больница, крайне необходимая ввиду появившегося на прииске значительного числа больных. Больница по внешнему виду отличалась от прочих зимовьев только большими размерами… Больные, поступившие в лазарет, пользовались безвозмездно, на общественный счет, присмотром за ними лазаретного врача и аптекою, а также с разрешения врача, и полным продовольствием, состоявшим из утреннего и вечернего чая, завтрака и обеда из 3 блюд».

«Республика» просуществовала с 1883 до 1886 года, пережив за столь короткое время период расцвета, пока не была полностью уничтожена.

Полностью статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», №4 (5), июль – сентябрь 2021 г.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Культура и традиции"