Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Обновлено: 16.06.2024
Точка на карте
10 минут чтения

Там чинара притулилась

Мунис МИРПУЛАТОВА, архитектор

































































































































































Кишлак Вору
Кишлак Вору

Горная местность диктует строительству свои требования, основанные на климатических, ландшафтных, социокультурных факторах, и жилая архитектура там долгое время сохраняла вековые народные традиции. Это утверждение равнозначно для всей Центральной Азии, но особым наследием обладают Узбекистан и Таджикистан.


В сиянии золота

Горы занимают более 20 % территории Узбекистана. Особо выделяется Гиссарский хребет на юге — самый высокогорный район страны. А с запада на восток пустынные ландшафты переходят в Тянь-Шань и Памир. Испокон веков народное зодчество Узбекистана своеобразно развивалось в горной местности и сегодня уже имеет незыблемые традиции. Горные районы всегда играли важную роль в экономической и политической жизни страны, поэтому в градостроительном плане они были очень важны. Все здешние поселения, в зависимости от планировочной структуры, можно поделить на два типа: растянутая планировочная композиция, включающая в себя несколько отдельных кишлаков, а также поселения с более компактной планировкой. Что касается планировочных решений, то здесь многое зависит от наличия рядом пригодных для земледелия почв. Это могут быть дома со свободной усадебной планировкой с двором или огородом; поселения со скученной застройкой, чаще встречающиеся на гребнях отрогов и соединенных узкими улочками между собой; дома смешанной планировки, расположенные террасами в несколько ярусов. Наиболее известные поселения, хранящие традиции Узбекистана, находятся на Нуратинском хребте, в Кашкадарьинской и Сурхандарьинской областях, окрестностях Ферганской долины.

Огромное влияние на узбекскую жилую архитектуру гор оказали природно-географические факторы — оползни, селевые потоки, направление ветров, дождевые воды, территориальная близость к водным источникам. Все это не только определяло географическое расположение кишлаков, но и влияло на конструктивные особенности жилой архитектуры. Например, из-за грунтовых вод и почвенных солей цоколь дома делался из булыжника более высоким. Эта традиция сохраняется и в наше время.

В горных районах Ферганы, Кашкадарьи и Сурхандарьи распространены каркасные стены синч-девор. В Ферганской долине, где сейсмическая активность достигает 8 баллов, стены жилого дома делаются толщиной до 90 см. Солидная конструкция необходима также для поддержания тяжелой кровли. Также встречаются стены, выложенные из сухих комков глины-гуваля на растворе. Глинобитная стена состоит из трех рядов пахсы (прессованной глины. — Ред.). В некоторых районах для большей устойчивости первый ряд выкладывается из камня.

Весьма любопытная конструкция наблюдается в горных кишлаках Ширабадского района Сурхандарьинской области (Зараутсай, Кызыл-Алма и др.). Неширокие глинобитные стены ставятся со скругленными углами, причем нередко выступающие балки покрытия опираются на прогон, уложенный по внешним стойкам. Смысл этого приема в следующем: в зимнее время здесь часты бури с дождем и снегом, которые сильно обмывают углы построек, почему круглое ребро практичнее. Тот же метеорологический фактор диктует употребление внешнего каркаса, придающего устойчивости зданию. Деревянные части делаются из арчи (общее местное название можжевельников. — Ред.).

Характерными чертами горного жилища является отсутствие замкнутости. Дома открыты в сторону дороги и обычно состоят из хозяйственного и жилого блоков, что продиктовано как природным фактором, так и бытовым укладом. Размеры жилого дома определялись не социальным статусом хозяина, а количеством членов семьи. В целом, горные жилища весьма архитектоничны. Внутренняя планировка и конструктивная основа дома гармоничны между собой. Несмотря на внешнюю скромность, внутреннее убранство часто было декорировано нишами, колоннами, резьбой по дереву. Стены, изрезанные нишами, обладают пространственной жесткостью и противостоят колебаниям почвы.

Лянгар
Поселок городского типа Лянгар

Единая по общему замыслу и духу, народная архитектура Узбекистана делится на ряд местных школ. Стилистические различия особенно ярко сказались в облике жилища. Один из кишлаков, сохраняющий до сих пор архитектурную аутентичность, — это поселок городского типа Лянгар в Навоийской области. Интересно, что его левая половина построена из желтой глины, а правая — из красной, в местных горах такое бывает нередко. Обе половины кишлака одинаково напоминают Средневековье. Визуально доминирует мечеть на мысу, в низине хорошо заметны ворота мазара (мавзолея) — они обращены к поселку, а не к трассе, и от них наверх ведет широкая лестница. Мечеть и мазар — обязательные постройки даже в горных районах. Сегодня в Лянгаре среди вросших в землю (или выросших из земли — такое ощущение) домов с бурьяном на крышах режут глаз новые крыши. Можно заметить, что глиняное строительство плавно меняется на кирпичное.

Лянгар
Поселок городского типа Лянгар

Также в Нуратинских горах есть таинственный поселок Сентоб (Сентаб). По одной из легенд, это место назвали «Симтоб», что означает «сияние серебра» или «сияние золота». Здесь сохранился покой прошедших дней, а также былые моральные ценности. Время словно застыло на этом небольшом участке девственной природы. Жители своими руками строят дома из мелких и средних камней и глины. Несмотря на отдаленность Сентоба от крупных городов, жизнь здесь кипит. И уже заметно влияние урбанизации, в первую очередь из-за развития внутреннего туризма. Место становится все более популярным у горожан, открываются комфортабельные гостевые дома и зоны отдыха. Можно пожить несколько дней, чтобы осмотреть такие культовые достопримечательности, как озеро Айдаркуль, ущелье Сармышсай с древними петроглифами, многочисленные курганы, таинственные пещеры и водопад.

Сентоб
Поселок Сентоб

Большие изменения в горной жилой архитектуре Узбекистана заметны не только по «Сиянию золота». Меняется образ жизни, с развитием инфраструктуры появляются возможности для нового строительства с использованием современных технологий и материалов. Особенно отчетливо изменения прослеживаются в горной архитектуре территорий, находящихся не так далеко от Ташкента. К примеру, Бричмулла — самый крупный археологический памятник в долине Чаткала. Здесь, в красивейшем районе посреди Чимганских гор активно развивается туристическая зона. Все чаще дома из пахсы и гуваля сменяются коттеджами и отелями из газобетона и прочих современных материалов. Застройка стремится стать выше, теряя ярусность и террасы, традиционные для горного зодчества. Это уменьшает инсоляцию архитектурных объектов.

Сентоб
Поселок Сентоб

Под высоким минаретом

Ландшафт жилой архитектуры неуклонно меняется и в горах Таджикистана. Многие исследователи придают большое значение проблеме освоения горных территорий, где особо важно совершенствовать системы планировки и застройки кишлаков. Огромную роль играет география среды. Например, изрезанность страны труднодоступными горными хребтами способствует изолированности многих сельских районов от развитой транспортной инфраструктуры. Также нужно отметить, что горные территории Таджикистана обладают высоким гидроэнергетическим потенциалом, богаты рудными месторождениями, что сказывается на инфраструктуре. Как и в Узбекистане, одной из перспективных отраслей народного хозяйства здесь становится рекреационная деятельность. Все чаще среди традиционной жилой архитектуры появляются зоны отдыха, санатории, лечебницы, туристические центры.

Среди традиций особое внимание привлекает принцип пластического взаимодействия архитектуры и природных форм с учетом всех ландшафтных элементов. С древности таджикские зодчие чутко понимали единство архитектуры с природными ландшафтами, планомерно сохраняли и рационально использовали их, сохраняли рельеф и растительность как неотъемлемую часть материальной и духовной культуры. Поэтому здесь также можно встретить застройки свободных композиций с применением террасирования, открытые и полуоткрытые дворы. Применение по тону горной панораме естественного камня в контрасте с акцентирующими пятнами зеленых насаждений является своеобразным приемом колористического единства сооружений селения и окружающего горного ландшафта.

Таджикский горный дом имеет также свою специфическую конструкцию. Она учитывает направленность и силу ветров, осыпание земли и сползание грунта, уровень подземных вод, дренаж, сейсмику. Для горной местности могут применяться два вида конструктивных схем: каркасные здания со ступенчатым ленточным фундаментом и кладка с сейсмостойкими блоками. Часто строят смешанный тип, то есть каркасные дома со ступенчатым плитным фундаментом с сейсмостойкими блоками. В планировке жилого дома традиционно используется триада «хона — айван — ховли» (комната — помещение с тремя стенами — двор), основанная на принципе взаимопроникающих пространств. Обязательно жилое пространство функционально зонируется, отделяя селитебные (под жилье. — Ред.) территории от хозяйственных или в параллельном чередовании жилья и сельхозугодий.

Среди таджикских горных поселений своей необычной архитектурой выделяются Ягноб, Айни, Вору. Одним из самых удивительных является Ягноб. Его современных жителей (субэтнос таджиков) называют последними хранителями традиций древней Согдианы. Их жизнь всегда была полна испытаний. В 1970-е годы ягнобцев против воли выселили из высокогорья в степи Зафарабадского района, чтобы занять в хлопководстве. Сегодня в кишлаке проживает около 70 семей, сумевших вернуться на свои земли лишь после приобретения независимости страны. Но из трех десятков ранее существовавших тут кишлаков осталась лишь половина. Современные ягнобцы, как и их предки, живут сельским хозяйством и животноводством. Дома просты, в основном строятся из камня и глины с использованием пахсы. Интерьеры домов скромны и аутентичны. В 2019 году власти Таджикистана официально присвоили Ягнобу статус национального природно-этнографического парка, что позволит не только сохранить культурно-историческое наследие и биологическое разнообразие края, но и развивать разные виды туризма.

Поселок Айни находится на южной стороне Зеравшанского хребта. Раньше поселение называлось Варзи Манор, что с таджикского означает «высокий минарет». Этот минарет, датируемый Х веком, сохранился и сейчас. По одной из старинных легенд, падишах Джалал-ал-Дин повелел возвести в долине Зеравшан семь минаретов в разных селениях. До нынешних времен они сохранились в Айни, Фатмеве и Рарзе. Современное название поселок получил в честь ученого и писателя Садриддина Айни. Глинобитные дома, тесно скученные в одном месте, утопают в зелени. Со всех сторон их окружают альпийские луга, ущелья, озера и снеговые шапки. Мягкий климат и красота природы способствуют превращению Айни в популярный лечебно-оздоровительный и туристический маршрут.

Кишлак Вору находится на высоте 2 тыс. метров в долине Киштуд Пенджикентского района. Из-за расположения на ступеньках Фанских гор он и получил свое название, что дословно означает «открытое лицо». В кишлаке около 200 домов, где проживают примерно 1,2 тыс. человек. Географическое расположение кишлака идеально подходит для организации разных видов туристических маршрутов. Именно здесь можно отчетливо наблюдать удивительно живописное террасное расположение домов. Архитектурный ландшафт всего кишлака целиком и полностью подчиняется и гармонично сливается с природой высокогорья. В облике жилого дома мы видим каменный фундамент, глиняные пахсовые блоки, деревянный каркас, реже встречаются каменные стены. Особо живописным Вору делает глиняный цвет всех домов. Жители в редких случаях красят их белым цветом.

Кишлак Вору
Кишлак Вору

Подводя итог, можно отметить много общего в горной жилой архитектуре Узбекистана и Таджикистана. Их похожесть проявляется в конструктивных решениях, композиционных расположениях, природных строительных материалах. В обеих странах местные жители создали архитектурные традиции, базирующиеся на бережном отношении к природе и умением строить, не вредя особенностям природного ландшафта. Сам принцип проектирования сегодня перенимается ведущими современными архитекторами для строительства в городских условиях. Горное зодчество давно стало популярной темой научных исследований в области архитектуроведения.

К сожалению, наравне с повышенным интересом к традиционной жилой архитектуре горных местностей исчезает сама традиция строительства. Факторов, убыстряющих данный процесс, много: безудержная урбанизация, бешеные темпы развития строительных технологий, возрастающий туризм. Сохранившиеся аутентичные кишлаки еще остаются примерами музеев народной архитектуры под открытым небом. К сожалению, невозможно запретить тамошним жителям строить здания нового типа. Понятно их желание иметь современные дома со всеми удобствами и инфраструктурой, а также зарабатывать на приезжих — чем больше их появится, тем лучше. Села Узбекистана и Таджикистана превращаются в строительные площадки. Пройдет немного времени, и традиционные кишлаки уйдут в историю.

Статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 2 (15), апрель – июнь 2024 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю