Все самое интересное о жизни стран-соседей России
3021
Кристина Сарханянц
ПОДЕЛИТЬСЯ

Три альбома-открытия 2021 года

Год подходит к концу, и в плане музыки он был интересным, насыщенным. По-прежнему лишенные возможности отправиться в продолжительные туры, многие артисты сконцентрировались на студийной работе и выпустили свои лучшие альбомы. Я решила рассказать о трех таких альбомах-событиях, которые произвели на меня впечатление и которые, пусть и формально, но можно объединить по принципу «Восток смотрится в Запад, а Запад — в Восток». Мне кажется, что глокализация (от «глобализация» и «локализация») поп-музыки, заявившая о себе в год начала пандемии, в 2021-м продолжилась и закрепилась как один из основных трендов в популярной культуре. Эти три альбома можно считать тому подтверждением.

Enji — «Ursgal»

Zavkhan

Живущая в Мюнхене джазовая певица монгольского происхождения Энхжаргал Эрхам, или Энжи, выросла в небольшой юрте в одном из районов Улан-Батора. Пока ее родители с утра до ночи работали, Энжи училась, постоянно что-то напевая для себя и мечтая однажды отправиться в большой мир. Среди прочего родители научили Энжи уртын дуу, или «длинной песне», — традиционному монгольскому стилю, в котором слоги превращаются в длинные вибрирующие ноты.

Уртын дуу — древняя практика. Стиль зародился на территории так называемой Внутренней Азии (восточная часть Центральной Азии, в состав которой входят Монголия и Алтай, Бурятия, Тува и Восточный Туркестан) примерно 2000 лет назад, а в 2005 году он был включен в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Уртын дуу внесен также в Книгу рекордов Гиннесса как самая сложная известная народная техника. Мир узнал об этом искусстве где-то в начале 1990-х, когда немецкая группа Enigma включила в один из своих треков отрывок уртын дуу в исполнениии монгольской певицы Надмид.

В 2014 году в Монголию по программе Гёте-института приехал с мастер-классами и в поисках молодых талантов знаменитый немецкий контрабасист Мартин Зенкер. Энжи тогда работала учительницей музыки в начальной школе, но решила не упускать возможности и подала заявку на участие в программе. Уже в 2017-м вышел ее дебютный альбом «Mongolian Song», записанный с такими легендарными музыкантами, как Билли Харт (ударные, США), Йоханнес Эндерс (саксофон, Германия) и Пол Кирби (фортепиано, Великобритания). Энжи также получила грант на обучение по программе джазового вокала от университета Мюнхена. Так большая мечта маленькой монгольской девочки обернулась карьерой в серьезной музыке.

В июне 2021-го Энжи выпустила свой второй альбом, но первый — с оригинальным материалом. «Ursgal» в переводе с монгольского означает «течение» или «текущий», и это слово правда подходит музыке Энжи, отважившейся переплести в своем творчестве европейский джаз с уртын дуу. Тысячелетняя монгольская традиция ту, словно в зеркало, смотрится в западный фолк-канон и импровизационную музыку и заговаривает, околдовывает слушателя.

Nene H — «Ali»

Gebet

Идеей совместить, «поженить» традицию и современность проникнуто как в целом творчество, так и дебютный альбом еще одной героини нашего списка — турчанки Бесте Айдын. В родном Стамбуле ей прочили карьеру успешной пианистки: в свои тринадцать Бесте поступила в местную консерваторию и могла рассчитывать на блистательное будущее и признание, но в середине 2010-х девушка приехала в Берлин… и осталась в европейской столице клубной культуры и музыки техно.

Да, Айдын определенно рисковала, порывая с академией ради карьеры диджея в чужой стране, но ее мрачные и проникнутые суфийскими мотивами сеты пришлись по душе не только берлинской публике, но и искателям трансцендентного опыта на рейве из других городов и стран, регулярно приезжающим в столицу Германии за откровениями.

Бесте сменила имя на Нене H (Nene H) и продолжила покорять электронную сцену, предлагая кураторам берлинских вечеринок и фестивалей самые смелые эксперименты. К концу 2010-х она уже стала завсегдатаем, по сути — резидентом в лайнапе таких крупнейших и авторитетнейших международных фестивалей, как Berlin Atonal и CTM. Так, в начале 2020 года на CTM Нене представила программу-коллаборацию с солистами грузинского национального мужского хора «Басиани». Автор этих строк присутствовала в главном зале, пожалуй, самого известного техно-клуба Берлина и мира — «Бергхайна» — во время этого выступления и уверена, что в ту ночь публика испытала в стенах техно-храма эмоции, что бывают раз в жизни.

И как бы удивительно это ни прозвучало после описанного выше, но в 2021-м у Нене вышел лишь первый сольный альбом. «Ali» стал посвящением умершему три года назад отцу девушки, который принял и ее образ мыслей и жизни, и переезд в Германию, и смену вектора в карьере. На обложке альбома — детская фотография продюсерки с отцом, и в ней, как и в глубоком синем цвете, наложенном поверх фильтра, отражены вся печаль дочери по оборванной навсегда связи, тоска по незаконченным разговорам, по, быть может, невыполненным обещаниям, недополученным советам и наставлениям. Почему-то по этой музыке кажется, что Нене и ее отец были очень близки, что они были такими в некотором смысле «сообщниками», и теперь Айдын окончательно прощается с детством и юностью, отпевая необратимое под колючий техно-бит. При этом индустриальный звук «Ali» взрезают то традиционная флейта, то вокальные фразы-ламентации, которые, как может догадаться слушатель, вдохновлены музыкальностью мусульманской молитвы в исполнении имама. Но в этом плаче есть место и свету: своей записью Нене все равно вызывает нас на танцпол и предлагает забыться в танце. Потому что она будто понимает, что это (время, чувство, страдание), как и все прочее, тоже пройдет.

Jrpjej — «Taboo: Songs of Love & Death»

НОЙЗ / JRPJEJ

О черкесском ансамбле Jrpjej я подробнее писала тут, но не могу обойти вниманием альбом «Taboo» и в этом тексте, тем более что европейские гастроли группы в октябре и ноябре 2021-го (напомним, Jrpjej и еще один резидент нальчикского этнографического лейбла Ored Recordings Заур Нагоев сначала съездили в польский Краков, чтобы выступить на фестивале Unsound, а затем, в ноябре, прокатились с целым туром по Нидерландам) прошли с успехом, и мы не без оснований можем ожидать включения «Taboo» в списки лучших альбомов года не только в отечественных рейтингах, но и в списках авторитетных зарубежных изданий.

По возвращении же из Европы Jrpjej выступили в московском ДК «Рассвет» в дуэте со столичным коллективом Two Daughters — дуэтом Алисы Тен и Марфы Семеновой в сопровождении Руста Позюмского и Аси Гречищевой. Московские музыканты исполняют барочную музыку и используют аутентичные инструменты, в частности теорбу и виолу да гамба. «Черкесское барокко» не просто состоялось, но прошло с аншлагом и при безоговорочной поддержке публики, которая осталась от концерта в полном восторге — всё же не каждый день слышишь в центре Москвы черкесские ритуальные песни, переходящие в барочные канты, и наоборот. Повторится ли подобный концерт или нет, не столь важно. Главное, что тут стоит вынести, — несмотря на всю звонкость и мощь записи, песни с «Taboo» обязательно стоит услышать вживую, ведь только в концерте, в процессе взаимодействия группы со зрителями и включения зрителей в действо происходит настоящее волшебство: северокавказские легенды оживают и говорят с нами через музыку и голос, традиция, казалось бы, совсем чужих народов становится близкой и понятной, а опыт, отдающийся в звуке эхом через века, показывает: у нас гораздо больше общего, нежели того, что нас различает и разъединяет.

Подписывайтесь, скучно не будет!