Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Культура и традиции
8 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Цифровое осмысление творчества Леонардо да Винчи


































































































































Юрий ВОРОНКОВ, профессор РГГУ

Сергей КУВШИНОВ, доцент РГГУ

В последнее время стремительно развиваются цифровые технологии, при этом осмысление процессов их использования явно отстает.

Мы рассмотрим, как современные достижения становятся проводником в гармоничное восприятие мира Леонардо да Винчи, его гениальные прозрения и идеи, зафиксированные и вербально, и графически. Речь о технологии дополненной реальности Augmented Reality (AR).

Она отличается от технологии виртуальной реальности Virtual Reality (VR). VR полностью конструирует (симулирует) воспринимаемую среду, AR конструирует виртуальные объекты, а затем встраивает их в реально воспринимаемую среду (реальность – R), причем в комбинации AR преобладает первая буква.

AR позволяет конструировать полностью интерактивные искусственные объекты в объемном представлении, дает возможность рассмотреть объекты со всех ракурсов и во взаимодействии с реальным миром. Первые серийные приложения AR появились, как это чаще всего и бывает, в военной сфере. Во второй половине 1980-х их стали использовать для создания специальных AR-шлемов для военных летчиков. Они позволяли пилотам постоянно держать перед глазами всю необходимую информацию. С тех пор диапазон областей применения этих технологий стремительно расширялся: научные исследования, медицина, архитектура, развлечения, маркетинг и т. д. Использование AR в образовании развивалось несколько медленнее в силу объемности и специфики педагогического знания, особенно гуманитарного. Характер и темпы развития AR-технологий позволяют говорить о том, что они становятся самыми востребованными и перспективными в области информационных технологий (IT) в целом.

Самые захватывающие (не без риска) перспективы открываются в гуманитарном знании. В самом общем виде мы можем определить его как знание человека о мире, себе (точнее, о себе в этом мире или мире в себе) и своем предназначении. В истории сохранилось немало различных подходов, концепций, толкований как о самом гуманитарном знании, так и его роли в становлении и судьбе человечества.

Выберем две, как нам представляется, фундаментальные идеи. Одна близка к статусу бесспорной: предназначение Человека – Познание. Вторая, хотя и не менее древняя, но достаточно спорная. Выразим ее представлением Бердяева, который предполагал, что существует не объект познания, а только объективация, представляющая собой проекцию, вынесение вовне активности субъекта. Мы уверены, что живем в необыкновенно интересное время, которое представляет широчайшие возможности для самопознания. С помощью цифровых технологий мы можем практически безгранично расширить наши представления о мире и даже «судить о тайной сущности вещей» (Шекспир). AR-технологии каким-то пугающим образом коррелируются с древними идеями, но в любом случае снимают многие ограничения в конструировании собственного мира и образа. Иными словами, создают новые возможности для Творчества не столько как специалиста в какой-то профессиональной сфере, сколько как Человека познающего.

Леонардо да Винчи своим гением смог сделать это «вручную». У нас же появился мощнейший инструмент для решения, по сути, той же задачи. Начнем с простого примера. Всем известен «Витрувианский человек». Обычно он описывается как иллюстрация гармоничных пропорций человека. Трудно судить, насколько это описание соответствует замыслу Леонардо. Конечно, его можно рассматривать с этой точки зрения, но такой подход, если он обоснован, вторичен. Главное, что несет этот рисунок, – своего рода чертеж мира и образ мировосприятия самого Леонардо. Условность и символизм – видовые характеристики любого искусства, тем более в переходный период, каким было Возрождение. Этот символизм у художников выражался по-разному. Так, Дюрер предпочитал символизм как текст, исполненный художественным языком. Его знаменитую «Меланхолию» можно читать, например, именно как текст, а если встречается незнакомое «понятие», то заглянуть в словарь, скажем, в замечательную энциклопедию «Символы и аллегории».

У Леонардо по-другому. Сама идея чертежа не его, как и не Витрувия. Но да Винчи вложил в этот рисунок столько гениальности, что и сегодня им любуются просто без пояснений. Пояснения в технологии AR раскроют невероятные глубины. Мы увидим соотношение макро- и микрокосма, базовую семеричную модель мира, числовой код мира, включающий и пифагорийское все есть число, и платоновское не геометр не войдет, и леонардовское пусть не читает меня, согласно моим принципам, тот, кто не является математиком, и галилеевское книга природы написана языком математики и т. д.

Мы также прочитаем и почувствуем протагоровское человек – мера всех вещей: существованию существующих и несуществованию несуществующих, а по расположению центров круга и квадрата сможем оценить представления о телесном, духовном и многих других идеях, которые Леонардо разделял. AR как волшебная дверь открывает понимание того, что казавшееся очевидным может стать вдруг совсем не тем и открыть бесконечный процесс превращения всего во все.

Леонардо часто и по праву называют универсальным гением. Что стоит за этим определением? В абсолютном большинстве случаев имеется в виду совмещение функционально разделенных видов деятельности – художественного и научно-инженерного. Поскольку эти виды деятельности существенно различны, то да Винчи предстает как бы в двух отдельных измерениях художника и инженера. Многолетнее изучение его творчества и, главное, усилия по педагогической реализации накопленного опыта привели к выдвижению и обоснованию другого подхода в освещении творчества гения. В работе известного искусствоведа Паолы Волковой высказана мысль, что он в художественном творчестве был исследователем, а не рассказчиком и иллюстратором.

Конечно, Леонардо был исследователем в технике живописи: поиск наиболее выразительной композиции, подбор красок и техники их наложения и т. д. Но это не самоцель. Он неоднократно употреблял выражение «наука живописи» и сформулировал три основные задачи живописца: на плоскости полотна добиться видимой объемности, в фиксированном изображении отобразить движение, через видимую статику воспроизвести невидимое (чувства, эмоции, мотивы). В его заметках множество поразительных находок. Чисто субъективное мнение – неоконченное полотно «Святой Иероним»: сколько эмоций оно вызывает, абсолютно актуально и сегодня. Леонардо ведет прямой напряженный диалог с нами, далекими по времени, пространству и культуре.

Выскажем главную мысль: гений исследовал самые основы бытия, цель его творчества – всегда и во всем поиск Истины. Живопись для него уникальный и универсальный способ поиска. С этих позиций можно достаточно убедительно объяснить многие особенности творчества: малое число картин, необычность сюжетов и композиций, пресловутая таинственность полотен.

Тема нашей статьи – применение AR в педагогике и просвещении, и мы пытаемся ее раскрыть на примере многолетнего изучения научно-инженерного наследия Леонардо. Оно также может быть интерпретировано как поиск Истины, а не решение утилитарных задач.

Не оспаривая утверждения о том, что Леонардо гениальный инженер, внесем некоторые уточнения. В 1494 году он получил цеховое звание ingenaris ducalis (инженера и архитектора), формально и недолго был военным инженером у Чезаре Борджиа. Следует учитывать, что понятие «инженер» различно сегодня и в эпоху Возрождения, однако есть и неизменные вещи. Например, необходимость доводить до реального воплощения решение задач. Леонардо даже пытался подсчитать экономический эффект от изобретенной машины для шлифовки швейных игл или подводного устройства для уничтожения турецкого флота. Однако о реальной постройке машин и механизмов ничего не известно, многие практически нереализуемы.

Об инженерных работах Леонардо мы судим по записным книжкам. Их сохранилось немало, но никто не может сказать, сколько и что именно потеряно. Инженером он себя не называл. Известно лишь письмо (подлинность оспаривается) миланскому герцогу Лодовико Сфорца с предложением готовых проектов. Ряд исследователей считает, что это скорее маркетинг, сообщение о реальных разработках. Да Винчи собирался систематизировать и издать рукописи, да так и не собрался. Рискнем предположить, что вряд ли бы это получилось. Его записи – следы «потока сознания», которые ни один редактор в мире не обработал бы. Похоже, Леонардо не очень-то и хотел. Возможно, его предназначением было создать эти записи.

Поэтому мы имеем дело, по сути, с дневниковыми записями, часть из которых носит личный характер. Судить о них по меркам опубликованных работ нелогично. В записях встречается мысль, что автор хотел бы создать из них энциклопедию. Этот замысел поистине грандиозен. Энциклопедии всегда означали начало новой эпохи. Идея Леонардо предвосхитила появление знаменитейшего французского «Толкового словаря наук, искусств и ремесел». Энциклопедия Дидро и Д’Аламбера подготовила почву для Великой французской революции. Да и во времена Леонардо к чему-то подобному можно отнести «Десять книг о зодчестве» Леона Батиста Альберти и живописную «Афинскую школу» Рафаэля.

Почему гений не завершил свой замысел? Можем только предполагать. Конечно, увлекался, рассчитывал позже вернуться к однажды зафиксированным идеям. Но невозможна быстрая графическая фиксация какого-либо наблюдения или вдруг возникшей идеи, рождавшихся в определенном состоянии сознания (точнее, подсознания), в которое не вернуться. Наверное, это вызывало мучительное чувство, и Леонардо бросал идею. В то же время, если мотивация была максимальной, как, например, многолетние размышления об идее полета, то он продвигался по пути зримой фундаментализации с невероятной точностью и логичностью: тщательно наблюдал различные режимы и фазы полета птиц, изучал процессы обтекания крыльев воздушным потоком, изобретал отдельные механизмы, которые могли расширить данные для теоретизации исследований. Если мы сравним все это с исследовательским алгоритмом создателя теории инструментального полета (аэродинамики) Н. Е. Жуковского, то практически не обнаружим отличий.

Все исследователи упрекают Леонардо в ошибочности выбора схемы орнитоптера в качестве летательного аппарата. Во-первых, стоит еще раз напомнить, что схема содержится в рабочих записках, а не патентной заявке. Во-вторых, неясно, почему авторы упреков решили, что Леонардо хотел построить орнитоптер. Более логично предполагать, что он рассматривал возможные умозрительные варианты реализации идеи полета. Мы как бы забываем, что в его времена не было иных источников энергии, кроме мускульной силы, водяных колес, ветряных мельниц да еще упругой энергии некоторых материалов. А схема с неподвижным крылом у Леонардо имелась, и уже в наше время по этой схеме создали дельтаплан.

Полностью статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 3(4), июль – сентябрь 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю