Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Вероника Исмаилова: «Место рождения не обязательно связано с самоидентификацией человека»
    Преподаватель и переводчик из Польши о том, почему в мире нет «полиглотов», в арабской письменности нет ничего страшного, в школьных оценках нет смысла, а лично у нее нет национальности
Лица поколения
9 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Вероника Исмаилова: «Место рождения не обязательно связано с самоидентификацией человека»

Преподаватель и переводчик из Польши о том, почему в мире нет «полиглотов», в арабской письменности нет ничего страшного, в школьных оценках нет смысла, а лично у нее нет национальности
























































































































































Вероника Исмаилова

В арсенале преподавателя Вероники Исмаиловой 10 иностранных языков. Она учит всех желающих – от мала до велика – русскому и польскому, смотрит сериалы на португальском, знает персидский, любит узбекский. Языковые марафоны Вероника проводит, а спортивные – пробегает.


Вы родились в Узбекистане, живете в Польше, говорите на разных языках. Как все это уживается в одном человеке? Где ваша родина, какой язык для вас родной?

Пожалуй, всю жизнь подбираю верный ответ на эти вопросы. Я не слишком похожа на узбечку, но у меня типичная узбекская фамилия (как для русских Иванова), а вот имя вполне интернациональное. Про родину у меня давно заготовлен универсальный ответ: я родилась в СССР в городе Ташкенте, после развала Союза республика стала отдельной страной под названием Узбекистан, откуда я и переехала в Польшу. Я живу в Варшаве с 2012 года, и это мой дом. Здесь меня принимают за свою – на польском говорю почти без акцента. Убеждена, что место рождения не обязательно связано с самоидентификацией человека. Поэтому ответ «я родилась в СССР» точнее всего отражает то, кем являюсь, почему у меня нет национальности и почему мой родной язык – русский. А ведь многие удивляются, откуда я так хорошо его знаю.


Если с кем и говорить о мультикультурности, так это с вами…

Это точно. В моей семье пять национальностей. Я свободно ориентируюсь как в восточной культуре, истории Узбекистана, местных традициях, мусульманской религии, так и в истории и культуре славянских стран. Такой микс из традиций подарил мне уникальный взгляд на многие вещи.


Расскажите о своих корнях.

Предки мамы из Галиции, земли Речи Посполитой, которая после раздела Польши в 1772 году отошла Австро-Венгрии. Этнический состав на этой территории всегда был неоднородным. Поэтому во время Первой мировой войны и многие годы после ее окончания эта территория была полем битвы сразу нескольких государств. От маминой родни во мне течет и украинская, и польская кровь. Оттуда мои предки переселились на территорию современного южного Казахстана. Бабушка и дедушка работали на фабрике в Ташкенте, там родилась мама. С папиной стороны во мне татарская, русская и узбекская кровь. Бабушка вышла замуж за коренного, но русскоговорящего узбека. У них родился сын – мой папа. Во мне целая мозаика, и я горжусь каждой ее частичкой. Дома мы всегда говорили на русском языке.


С каких языков вы начинали?

В Ташкенте я училась в гимназии с языковым уклоном. Ряд предметов нам преподавали на английском, потом добавился французский. Хватило школы, чтобы освоить два языка на высоком уровне. После школы мне хотелось остаться «в языках», но тянуло к чему-то новому, поэтому я поступила на факультет арабской филологии в Ташкентский институт востоковедения. Кстати, родители были против. Сильно не отговаривали, но считали, что передумаю. А я доучилась.

Вероника Исмаилова

Наивный вопрос: каково это – учить арабский? Для многих звучит как приговор – другой алфавит, другой мир, особенно после «школьных» языков, с которых все начинают.

У меня математический склад ума, поэтому мой конек – грамматика. Языки в моей голове разложены по полочкам, во всем есть своя логика. Арабский всех пугает письменностью. Однако это рай для таких любителей порядка, как я. Языка с более логичной грамматикой не найти! Он, как код программиста, кажется трудным, если не знать язык программирования. Но ведь каждая новая строка кода логически продолжает предыдущую.


Как к этому и без того солидному списку добавились новые языки? Как поддерживать их все в активе?

С третьего курса я изучала персидский. Его алфавит на основе арабской вязи, всего несколько специальных букв и много заимствованных корней. Поэтому не требовалось сверхусилий. Одновременно поддерживала английский и французский: ходила на курсы, общалась с носителями, участвовала в мероприятиях при посольствах. Арабский и персидский помогли мне лучше понять узбекский. Кстати, считаю его одним из интереснейших с точки зрения образования слов.


Можете привести пример?

Некоторые узбекские существительные в единственном числе повторяют форму множественного числа этих же слов из арабского. Например, «хукумат» на узбекском означает «правительство». На арабском «хукума» (حكومة) – «правительство», а «хукумат» (حكومات) – как раз «правительства» (мн. ч.). Или вот есть слова из двух корней: один заимствован из арабского, второй – из персидского, а окончания (в падежах, числе) – тюркские. Например, «кутубхона» – библиотека, от арабского «кутуб» (книги) и персидского «хона» (дом). Чтобы сказать «из библиотеки», добавляем тюркский суффикс «дан» – «кутубхонадан».


Как же арабский, персидский и узбекский привели вас в Польшу?

Стремительно! После вуза я работала секретарем в культурном центре при посольстве Египта в Ташкенте. Организовывала мероприятия, занималась устным переводом с арабского на русский. На одной выставке случайно заговорила с послом Польши в Узбекистане. Мне было 22 года, и я рассматривала вариант магистратуры за границей. Вскользь упомянула, что во мне течет польская кровь, и услышала от посла рассказ о программах для «людей с корнями». Уже через полтора месяца учила польский в летней языковой школе при Варшавском университете. После получила стипендию правительства на годовой подготовительный курс к обучению на магистратуре. Потом была учеба, первая работа, и вот я живу здесь уже девять лет.

Вероника Исмаилова

Как удалось освоить новый для вас польский язык на таком уровне, чтобы его преподавать иностранцам?

Через год после переезда я сдала экзамен на сертификат по польскому языку как иностранному на уровне В2. Потом училась на магистратуре по специальности «переводчик и преподаватель английского и русского как иностранного». Переводила тексты с английского и русского на польский. Осваивала польский грамматико-переводческим методом, который утратил былую популярность, а зря! Именно так я довела свой уровень до уровня носителя – а это самое сложное в освоении любого языка. Позже училась на курсе повышения квалификации по направлению «Преподаватель польского как иностранного».


Получается, теперь вы фактически «живете» на двух языках?

По частоте употребления для меня польский давно на первом месте. Но, конечно, родной – русский. Они ежедневно «конкурируют» в моей голове. Поддерживать оба на высоком уровне – задача не из легких. Тем более что я преподаю польский и русский студентам от нулевого до продвинутого уровня и должна одинаково хорошо ориентироваться в обоих.

Вероника Исмаилова

Какие еще языки уживаются друг с другом в вашем сознании полиглота?

В университете я изучала латинский. Несколько лет назад учила немецкий, но пока он на паузе. Недавно взялась за португальский (бразильскую версию) – новый для меня опыт, хоть это уже десятый мой язык. Я не люблю слово «полиглот». Люди сразу представляют какие-то сверхспособности или очень много свободного времени, а это не так. Вместо этого говорю так: «человек, который успешно учит иностранные языки».


В чем для вас принципиальное различие?

По-моему, единственное отличие так называемых «полиглотов» от других людей в том, что они не ждут! Не ждут, пока найдут хорошего учителя, пока начнется курс, пока их кто-нибудь мотивирует, пока они достигнут высокого уровня, чтобы позволить себе что-то интересное послушать или посмотреть на иностранном языке. Они просто начинают. Сначала можно слушать, например, подкаст. Не нужно расстраиваться, если вы поняли только три слова. Ваш мозг в любом случае «регистрирует» прослушанное, привыкает к звучанию, обращает внимание на повторяющиеся конструкции. Сначала вы будете понимать 1% слов, потом 5%, потом 10% и т. д. Бессмысленно ждать, пока уровень позволит понять целиком фильм. Такой момент никогда не наступит. Окружите себя изучаемым языком – слушайте песни, пока пьете кофе, делайте на нем список покупок. Это гораздо эффективнее, чем часами штудировать справочники с грамматикой.


Вы и ваши студенты используют такой метод?

Я регулярно слушаю бразильскую музыку, подкасты, смотрю сериалы. Три раза в неделю у меня языковой обмен с носителями из Бразилии, полчаса мы говорим только по-русски, а потом полчаса по-португальски. То есть общение с носителем и контакт с аутентичными материалами – мой главный катализатор. Такой принцип я стараюсь передать и своим ученикам на занятиях, стараюсь сделать так, чтобы урок был для них местом, где они могут обсудить, что послушали, с кем поговорили, что посмотрели. Огромное влияние на мой подход оказало участие в конференции Polyglot Gathering в Братиславе в 2018 году. Знакомство с десятками людей из разных уголков мира, которые самостоятельно осваивают языки, навсегда изменило мое представлении об эффективном изучении и обучении иностранным языкам. Могу сказать, что то, как я сейчас изучаю португальский и преподаю польский и русский, имеет мало общего с тем, как меня учили языкам в школе.


Расскажите, какие открытия вы сделали на этой конференции.

Там я увидела «полиглотов», говорящих на 20 и более языках, и не услышала от них ни одной новой идеи о том, как изучать язык! Тогда-то я и поняла, что «полиглот» – это не тот, кто знает много языков, это вообще не про количество. Это обычный человек, но тот, кто имеет сильную внутреннюю мотивацию самостоятельно изучать понравившийся язык и вплетать этот процесс в свою каждодневную рутину. Для таких людей иностранный язык – часть жизни. «Полиглоты» не пользуются новомодными приложениями, дорогостоящими пособиями, словарями, не ходят на эксклюзивные курсы, они просто умело вводят контакт с иностранным языком и общение с носителями в свой каждодневный план.


Как думаете, существует талант к языкам?

Когда я рассказываю, как учу языки, часто слышу в ответ: «Ну конечно, у тебя же талант!». Это неправда. Настаиваю на том, что язык – навык, который вырабатывается годами, «английский за три недели» – банальная маркетинговая уловка. Конечно, наличие, например, музыкального слуха дает определенное преимущество, но это не главное. В том и прелесть изучения иностранного языка, что оно настолько многогранно и требует настолько разнообразных навыков и умений, что шанс выучить его есть в прямом смысле слова у каждого – у гуманитария, технаря, музыканта. У каждого найдется свое, пусть маленькое, но преимущество, которое поможет.

Вероника Исмаилова

Что думаете о преподавании языка в государственных школах? Почему так невелик процент тех, кто оканчивает школу с достойным уровнем хотя бы одного языка?

Отчасти ушла из школы, потому что не принимаю систему оценок и тестов, на которой основана вся система государственного образования. Я понимаю, как мало оценки значат и как мало общего имеют с реальными умениями и талантами ученика. Особенно в изучении языков, где вся идея овладения предметом состоит в том, чтобы совершать ошибки. Без ошибок нет изучения языка, это его неотъемлемая часть. Язык – не теория, которую можно прочитать, понять, а затем сдать по ней тест, а навык, который нужно развивать путем проб и ошибок. На этом пути нет места оценкам.


Заметила, что у людей, которых влекут языки, обязательно есть еще какое-то страстное увлечение. У вас есть что-то в арсенале, чтобы переключаться?

Да, я регулярно занимаюсь спортом. Чем сильнее устаю физически, тем больше отдыхаю ментально. Я пробежала несколько полумарафонов и думаю, что не случайно люблю бегать на длинные дистанции. Такие старты требуют серьезного планирования и подготовки. Здесь можно провести параллель с изучением иностранного языка. Готовясь к полумарафону, нужно бегать на время и на выносливость, не забывать о режиме, ходить в спортзал и давать мышцам отдохнуть. Так же и с любым языком! Нельзя достичь результатов, занимаясь с мобильным приложением 15 минут в день или поглощая только сериалы. Нужно попеременно развивать навыки аудирования, чтения, учить новые слова, иметь разговорную практику. Изучение языка – это не спринт, а марафон.

Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 5/2021.

Рекомендуем прочитать статью о лингвисте, преподавателе, полиглоте, основателе трех языковых онлайн-школ Юлии Амлинской.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю