Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Культура и традиции
  • «Армянский Третьяков» Арам Абрамян и его коллекция
    Третьяковская галерея и Ереванский музей русского искусства открыли совместную выставку
Обновлено: 16.06.2024
Культура и традиции
6 минут чтения

«Армянский Третьяков» Арам Абрамян и его коллекция

Третьяковская галерея и Ереванский музей русского искусства открыли совместную выставку















































































































Москва-Ереван-Москва. Третьяковская галерея

Автор: Дарья Борисова


В Третьяковской галерее открылась выставка «Москва — Ереван — Москва. Музей русского искусства. Коллекция А.Я. Абрамяна». На ней представлено около 60 произведений, среди авторов которых — Константин Коровин, Валентин Серов, Борис Кустодиев, Кузьма Петров-Водкин, Александр Бенуа. В период с 1950-х по середину 1980-х годов их приобретал у художников и наследников известнейший советский врач, ученый Арам Абрамян.

Москва-Ереван-Москва. Третьяковская галерея
“Москва-Ереван-Москва”. Третьяковская галерея

В 1984 году он передал 350 полотен из своей коллекции в специально созданный Музей русского искусства в Ереване. Нынешний год — юбилейный для этого музея, ему исполняется 40 лет. По словам директора Ереванского музея Маринэ Мкртчян, совершенно логично, что партнером выставки стала именно Государственная Третьяковская галерея: ведь Арама Абрамяна еще при жизни прозвали «армянским Третьяковым».

Директор Музея русского искусства в Ереване Маринэ Мкртчян
Директор Музея русского искусства в Ереване Маринэ Мкртчян

Устроители с обеих сторон — московской и ереванской — не скрывают, что выставка стоила им больших нервных затрат, и потому они справедливо относятся к факту ее открытия как к победе над обстоятельствами. «Она готовилась на фоне непростых событий в Армении и непростых отношений между нашими странами, — сказала в своей речи на открытии одна из кураторов, заместитель директора по научной работе Государственной Третьяковской галереи Татьяна Карпова. — Но, как говорится, великая цель рождает великую энергию. А для нас эта выставка была очень важной целью. Потому что искусство должно объединять людей, народы. У нас с Музеем русского искусства в Ереване сложились замечательные творческие, человеческие отношения. И, кстати, возникавшие сложности порой были вызваны и хорошими причинами: например, нам пришлось сменить за время подготовки трех координаторов, так как первая и вторая, одна за другой, ушли в декрет. Один младенец уже родился, второй на подходе!»

Кузьма Петров-Водкин. Мальчики на фоне города (Самаркандский этюд). 1921. Музей русского искусства, Ереван
Кузьма Петров-Водкин. “Мальчики на фоне города” (“Самаркандский этюд”). 1921. Музей русского искусства, Ереван

Ну а основной содержательной сложностью стала необходимость серьезно переработать и доработать «биографии» картин. Дело в том, что известный московский врач-уролог, доктор наук Арам Яковлевич Абрамян в конце 1940-х оказался в опасной близости к кругу подозреваемых по «делу врачей», и с тех пор навсегда сохранил, как выразилась Татьяна Карпова, навыки осторожности. То есть в его архиве не было никаких документальных свидетельств о том, у кого, когда, за какую цену он приобретал произведения в свою коллекцию, а ведь эти свидетельства нужны музейщикам для восстановления провенанса, для точной атрибуции произведений. «Сложное, интереснейшее собрание, — поделилась с журналистами вторая куратор выставки Екатерина Евсеева. — Наша задача оказалась сложной еще и потому, что собрание Абрамяна было подвижно. Он много менял, продавал, покупал. Было интересно обнаруживать работы как в современных частых собраниях, так и в государственных. Задача каталогизации, научного описания его коллекции важна как для нас, так и для самого Музея русского искусства в Ереване. Делалось несколько подобных попыток, например, в 1981 году, за несколько лет до открытия музея, известный армянский искусствовед Нонна Степанян приехала в Москву, в квартиру Абрамяна, где записала, по-видимому, с его слов смутные, но важные сведения, у кого приобретены работы, где они находились ранее, где выставлялись. Эта опись опубликована в книге “В дар советской Армении”, но эта опись все равно очень неполная. У меня сложилось впечатление, что Абрамяну хотелось о некоторых сюжетах умолчать. А чего-то он просто не помнил в подробностях. Мы предполагаем, что активно собирать он начал в 1953 году. Знаем, что Абрамян был тесно связан со средой московских, ленинградских коллекционеров. Это была среда неформального общения. Так Абрамян купил много работ у известного ученого, агрофизика Абрама Чудновского. Много врачей-коллекционеров было среди друзей Абрамяна. Он приобретал и у кардиолога Александра Мясникова, и у онколога Николая Блохина, у своего друга и соседа патологоанатома Анатолия Смольянникова».

Константин Коровин. Натюрморт. 1916. Музей русского искусства, Ереван
Константин Коровин. “Натюрморт”. 1916. Музей русского искусства, Ереван

Арам Яковлевич Абрамян начал собирать свою коллекцию с передвижников, как многие. Но постепенно заинтересовался и художниками Серебряного века, эпохи модерна, а затем и авангарда. Самое раннее по датировке из произведений, представленных на выставке в Третьяковской галерее, полотно Серова «Букет сирени в вазе» 1887 г., а самое позднее — «Ночь в Солигаличе» представителя «сурового стиля» Николая Андронова, которое было создано в период с 1968 по 1981 год. Таким образом, коллекция Абрамяна охватывает век русского изобразительного искусства и включает в себя живопись и графику важнейших и значимых художников: Серова и Коровина, Врубеля, Кустодиева, Сомова, Лансере, Бенуа, Судейкина, Юона, Петрова-Водкина, Кончаловского, Лентулова, Машкова, Серебряковой. «В публикациях о коллекции Абрамяна существует несколько предвзятое мнение, что он, будучи армянином, любил все красочное, яркое, натюрморты с фруктами и цветами, — рассказала Татьяна Карпова. — Отчасти это так, в коллекции действительно есть замечательные “яркие” произведения (гурзуфский натюрморт в соединении с пейзажем Коровина, натюрморт Павла Кузнецова с отголосками Матисса, яркие работы Кустодиева). Но вкус Арама Абрамяна был значительно более сложным, тонким. Наша выставка так построена, что на щитах, обращенных к зрителю, самые известные и действительно яркие, “проявленные” произведения. А когда вы посмотрите выставку и обернетесь назад, вы увидите тонкие, “жемчужные” работы Соколова, Никритина и других мастеров, которые тоже его интересовали».

Борис Кустодиев. Встреча (Пасхальный день). 1917. Частное собрание, Москва
Борис Кустодиев. “Встреча” (“Пасхальный день”). 1917. Частное собрание, Москва

У Арама Яковлевича и его супруги не было своих детей, а значит, очевидных наследников уникальной коллекции. С начала 1980-х Абрамян задумывался о дальнейшей судьбе своего собрания. Он всю жизнь жил и работал в Москве, но исторической родиной считал Армению. И потому он принял решение еще при жизни передать свою коллекцию в дар Армении. В Ереване такой подарок приняли с огромной благодарностью и пониманием высокой культурной значимости коллекции Абрамяна — ее решили не присовокуплять к фондам уже существующих музеев, но сделать основанием самостоятельного нового музея. Так в 1984 году в Ереване образовался Музей русского искусства. Сегодня это крупнейший музей русского изобразительного искусства за пределами России, основанный на частной коллекции. Нынешняя выставка в Третьяковке — заведомо недешевый проект хотя бы потому, что он связан с международной транспортировкой и страховкой большого числа произведений изобразительного искусства. И, кстати, на выставке экспонируются полотна еще и из частных российских коллекций. В общем, в рождении выставки участвовали и меценаты, и коллеги Абрамяна — врачи, коллекционеры… и врачи-коллекционеры, продолжающие славную традицию собирательства в области искусства. По признанию научных сотрудников Третьяковской галереи, коллекция Абрамяна, привезенная из Еревана и дополненная произведениями из российских собраний, представляет собой замечательное и чрезвычайно важное для искушенных зрителей и искусствоведов «расширение» коллекции самой Третьяковки — главного российского музея отечественного искусства. Проект «Москва — Ереван — Москва» действует до 11 августа в залах Инженерного корпуса ГТГ. Спешите видеть!

Дмитрий Налбандян. Портрет А.Я. Абрамяна. 1976. Музей русского искусства, Ереван
Дмитрий Налбандян. “Портрет А.Я. Абрамяна”. 1976. Музей русского искусства, Ереван

Фото произведений предоставлены пресс-службой Государственной Третьяковской галереи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю