Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Яна Скопина: «Я ищу новые лица»
    Кинорежиссер из Казахстана — о формуле жизни Сергея Соловьева, Кшиштофе Кесьлевском и ощущении предфинала
Лица поколения
11 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Яна Скопина: «Я ищу новые лица»

Кинорежиссер из Казахстана — о формуле жизни Сергея Соловьева, Кшиштофе Кесьлевском и ощущении предфинала
























































































































































































Яна Скопина

Автор: Анна Пясецкая

В кинотеатрах России с успехом идет первая полнометражная картина молодого кинорежиссера Яны Скопиной «Скоро кончится лето». Это искренняя романтичная история о первой любви казахского школьника к красавице-полячке, ностальгия по прошлому. Практически все участники в картине — это казахская молодежь, не профессиональные актеры. «Скоро кончится лето» — еще и дань памяти мастера, режиссера Сергея Александровича Соловьева, который успел посмотреть предфинальный монтаж и одобрительно кивнул, благословив картину. Сегодня Яна преподает режиссуру на третьем курсе ВГИКа, в мастерской Соловьева таким же молодым и искренним студентам, какой когда-то была и она сама.

Постер «Скоро кончится лето»

Яна, у вас интересная творческая жизнь. Родились в Алма-Ате, потом прошли обучение в международном колледже ORT на факультете рекламных технологий. И вдруг — ВГИК, мастерская Сергея Александровича Соловьева. Как получилось пройти по этому пути?

Да, это был долгий, но интересный путь. Я родилась в Алма-Ате. Когда мне было десять лет, папу, преподавателя ВШЭ, пригласили в Москву, так мы оказались в столице России. После средней школы поступила в международный колледж ORT на факультет рекламных технологий, который окончила с красным дипломом. Там было много практики — я делала странички на flash, всякие трехмерные штуки, нас учили фото- и видеосъемке, видеомонтажу — в общем, всему тому, с помощью чего можно делать рекламу. Учеба в колледже подстегнула меня заниматься чем-то рукотворным, так я попала на работу в ИКЕА, где проработала пять лет художником-декоратором. Но потом столкнулась с кинематографом, заболела им и все бросила. А все потому, что случайно пришла по объявлению, размещенном на доске в университете, на бесплатные кинокурсы, которые вел режиссер «Мосфильма» Виталий Михайлович Фетисов. Он показал нам кинематограф Феллини, Антониони — и у меня все перевернулось. Мы ходили на занятия два раза в неделю, старались снимать что-то свое. Именно в этот момент я поняла, что мне срочно нужно заниматься кино, ушла из ИКЕИ и собиралась пойти на бесплатные курсы повышения квалификации на «Мосфильме», где обучали на вторых режиссеров, ассистентов.


Путь в мастерскую был тернист?

Непрост (улыбается). Сначала я училась в Институте культуры на режиссуре телевизионных программ, параллельно целых четыре года ходила вольнослушательницей во ВГИК в мастерскую Сергея Александровича Соловьева. Мы туда пробирались через дырку в заборе, нас выгоняли… Но зато я горела такой жизнью, а Сергей Александрович лояльно относился к моим приходам на занятия. Слушая лекции, пыталась снимать свои первые короткометражные картины. А потом взяла и поступила в мастерскую к Соловьеву учиться официально.

Яна Скопина

Чему учил Сергей Александрович своих студентов? Какие его мысли вам наиболее близки? Что вы переняли от него?

Однажды Сергей Александрович подарил мне медаль за создание собственного мира на площадке и работоспособность (улыбается). Он всегда выступал за естественность и за честность в кадре, не был человеком официоза. Мы очень дружно взаимодействовали — отмечали окончание курса, к нему можно было спокойно прийти в гости, пообщаться, посмеяться. Вспоминаю придорожное кафе «Магнолия» у железнодорожной станции Кунцевская, маленький полюбившийся пластиковый домик, который он называл «Гавнолия» (смеется). Там были простые пластиковые столы и железные стульчики, но там подавали очень вкусные грузинские блюда. Сергей Александрович умел находить аутентичные места. Мы много говорили про то, как жить жизнь, и кинематографическую в том числе. И слушать его можно было вечно. Он много говорил про «воздух» в кино. Все его истории были интуитивными. Формула жизни Соловьева — кинематографическая правда. Он не любил назидательное кино, рассказывал о живой человеческой жизни, которая непредсказуема. Соловьев понимал человеческие истории, шевеление человеческой души.


«Скоро кончится лето» — это ваша девятая работа. До того были в основном короткометражки. Что явилось триггером, отправной точкой к решению снять полнометражную картину?

Я выделила бы свою дипломную работу «Ты что-то прячешь в кулаке» — про пацана, который встречается с двумя девочками-подружками. И это параллель из моей жизни. Получилась такая московско-питерская история. Если говорить о полнометражном кино — рано или поздно после завершения учебы во ВГИКЕ эта задача встает перед всеми. Я давно хотела снять полный метр, но не складывалось. А сейчас поняла: это время было нужно, чтобы успеть родить сына (улыбается). Моя картина — очень важный этап жизни. Во время очередной поездки в Казахстан мне встретился человек, который рассказал историю своей жизни, которая легла в основу картины. Речь шла об одном казахстанском лете конца 1980-х… Когда я только зашла в его кабинет, еще не познакомившись с ним лично, почувствовала родственную душу. Что-то всколыхнулось в душе. В его кабинете на столе лежала очень хорошая литература американских и русских авторов, а также раскрытый художественный альбом из музея Орсе. А потом он заговорил. И это были прекрасные слова о польском режиссере Кшиштофе Кесьлёвском и о его трилогии, особенно он хвалил его фильм «Краткая история любви», которая перекликалась с его жизнью. Когда он испытал безответное чувство к девушке из Польши. Как-то увидел ее переодевающейся в окне… Я подумала, что это готовый сценарий — здесь и правда очень многое перекликается с Кесьлёвским! Мы провели большую работу: я ходила и записывала за ним все его воспоминания — вплоть до сленга, как в то время ходили, говорили, как одевались. Он присылал фотографии, музыкальные записи того времени.

Кадр из фильма «Скоро кончится лето»
Кадр из фильма «Скоро кончится лето»
Фото: Дарья Балановская

В фильме «Скоро кончится лето» очень много отсылок к музыке Цоя и вообще к той эпохе, в которой взрослела и я. Почему вам стало интересно сделать фильм об этом времени? Когда столько всего разрушалось, люди жили бедно, новое с таким трудом возводилось буквально на руинах. Как вам удалось все это пропустить через себя и сделать достоверную по ощущению картину? Ведь в конце 80-х вы были еще совсем маленькой девочкой…

Я немного застала это время, и оно не было для меня тяжелым, скорее, мои родители могут об этом периоде более подробно рассказать. Но точно оно было душевным, хотя и бедным. Мне было очень интересно погрузиться и передать тот дух, оно не было для меня сложным. Радость бытия чувствовалась повсеместно. Помню, как в семь лет меня выбрали на почетную роль — звенеть в колокольчик на выпускном у старшеклассников, а до этого я упала с турника. Моя бабушка, к которой позже я приезжала из Москвы каждое лето, работала тогда в гостинице «Казахстан». Туда поляки привозили польскую школьную форму синего цвета, и я ее с удовольствием носила. Вот еще одно ощущение счастья! Через свою картину мне захотелось рассказать и отрефлексировать то время, показать, чем тогда дышали люди и как это время к нам вернулось через много лет в наше настоящее.


Можно ли сказать, что в названии «Скоро кончится лето» прослеживается параллель с ощущением того, что скоро кончится детство?

Это про окончание всего, про ожидание какого-то окончания. Детство уходит, Цой погибает, а у главного героя Бахи заканчивается наивное представление о любви. Это такое ощущение предфинала.

Кадр из фильма «Скоро кончится лето»
Кадр из фильма «Скоро кончится лето»
Фото: Дарья Балановская

Виктор Цой — ваш любимый музыкант?

Да, я полюбила его музыку уже в зрелом возрасте, осознала ее современность. Меня потрясло всё — и мелодизм, и простые его тексты, которые что-то шевелят в душе. Соловьев говорил, что Цой — медиум.


Хочу сказать отдельное спасибо вашему художнику-постановщику. Была проделана огромная работа. И вообще весь фильм насыщен артефактами….

У нас на картине работала замечательная, очень тонкая художница Татьяна Азарова. Например, у героя над кроватью прикреплены постеры, на которых изображены люди с закрытыми глазами. А еще Таня придумала классную мобиле — подвижную подвесную игрушку, которая звенит. И это всё отсыл к техникам гипноза, которыми так увлечен главный герой.


Почему вы решили пригласить в картину непрофессиональных актеров? Как происходил кастинг? Главный герой прекрасно вписывается в роль и обладает интересной внешностью. Прочла, что он с трудом согласился сниматься. А сейчас он настроен двигаться по пути кинематографической карьеры?

В основном я работаю с непрофессиональными актерами, которые привносят очень важный для меня элемент живости, новую энергию, ищу новые лица. Если вдруг находишь человека, который попадает внутрь истории, в нужную тебе роль, то — чтобы он ни делал — он всё сделает правильно, более того, привнесет нечто такое, чего ты даже не ожидаешь. Мне очень хотелось открыть людей, новые, незаезженные лица, талантливых актеров. Это у меня тоже «от Соловьева». Набирая актеров в мастерские, он постоянно искал нестандартные лица — «нового Хамдамова», «нового Вуди Аллена». Нашим ребятам по 15–17 лет, они еще не могут быть профессиональными актерами. А в актерских школах очень много выученных штампов, их сложно переучить быть живыми.


Вы начали работать над картиной во время пандемии…

Картину мы готовили полтора года, как раз в пандемию. Во время кастинга отсмотрели 5000 человек — видеовизитки, фото, потом приглашали на очные встречи. Бахе, главному герою в исполнении Алихана Абильдина, в то время было 14 лет. Рамазан Ахмедов, исполнивший роль Витьки, начал учебу в школе-студии МХАТ, потом ее бросил, начал заниматься музыкой. Виолетту Богданову, исполнившую роль Таньки, мы нашли в Японии, она застряла там в пандемию, общались с ней по зуму, другие ребята тоже были разбросаны по всему миру. Интересна история одного из наших героев: Турсынбай Нургиса, сыгравший в картине Ржавого, после съемок поступил во ВГИК на курс к Соловьеву. А попал к нам из далекого аула, и поскольку там интернет плохо работал — забирался на крышу дома, отсылая видеопробы прямо оттуда. Алихан Абильдин из Караганды, мы его очень долго искали. Второй режиссер как-то прислал нам видео из Инстаграма, где он играл на гитаре, и я увидела это удивительное лицо Висконти или Пазолини «в казахском варианте». Мы решили его попробовать, пригласили на встречу. Он нам очень понравился, но долго сопротивлялся, не хотел сниматься: «Я занимаюсь музыкой, кино мне неинтересно», — говорил он. Мы его долго уговаривали. У Алихана упертый характер, как и у нашего героя Бахи, — и меня это покорило. В итоге согласился сниматься (улыбается). И, знаете, я вот что для себя открыла: если имеешь дело с музыкантом, то он сделает все как надо — это очень восприимчивые люди, которые могут подстроиться, легко изменяют интонацию в сторону нужной. У ребят совершенно не было страха перед камерой, они просто жили и вели себя естественно.


Как вы решились в наше коммерческое время сделать авторское кино? Вы же понимаете, что это лента «не для всех» и у нее вряд ли будет широкий прокат. Приятно было видеть в титрах художественного руководителя Федора Бондарчука…

Федор Сергеевич — это мой ангел-хранитель, мы с ним давно хотели вместе что-то сделать. Мне нужен был худрук для дебюта. Он был один из первых, кто посмотрел картину и дал мне второе дыхание. После просмотра сказал: «Откуда ты так хорошо знаешь про дух того времени? Ты же была совсем маленькая. Я ведь точно так же жил, только в Москве. Картина получилась!». А то, что касается монетизации и проката, — этим занимается компания «Пионер». Я как режиссер не думала ни о каком прокате. Как правило, после ВГИКа накапливается очень много эмоций и энергии, бывший студент и будущий режиссер выходят в авторское кино вполне естественно. И мне казалось, что из нашей картины может получиться арт-мейнстрим, такое легкое кино, где не будет «долгих» кадров. Так оно и вышло. Понимая сложную ситуацию с прокатом, хочется верить, что оно затронет души зрителей самых разных возрастов, уставших от серости.


Как вы думаете, последние кадры, когда ребята узнают о смерти Цоя и потом идут по дороге все вместе, — это счастливый или грустный конец? Я увидела в этом конце надежду.

Ощущение неоднозначное. Это финал про объединение: их кумир умер, но они остаются вместе. И они собираются вместе, чтобы отдать дань памяти любимому музыканту. С другой стороны, это предвосхищение того, что скоро все они разъедутся, разлетятся кто куда. Для меня такой финал все-таки счастливый, поскольку крайне важно быть рядом со своими друзьями — здесь и сейчас, и в горе, и в радости. Это важно чувствовать, за это надо держаться и быть благодарной, потому что потом может быть все что угодно. Просто классно жить в моменте, в котором живешь, даже если потом может быть неизвестность, которая обернется чем-то сложным и тяжелым.


Какие темы вас волнуют больше всего в настоящее время? О чем бы вы хотели снять следующую картину? Это снова будет ностальгия по прошлому?

Картина «Скоро кончится лето» — это саморефлексия об учебе и взаимодействии с Соловьевым в течение последних 16 лет. Сейчас мне кажется, что я выразила в этой картине все, чем хотела поделиться со своим учителем. Наступил момент, когда важно снимать кино про современность. Знаете, я полгода прожила в Казахстане, с марта 2022 года, и там понаблюдала за историей подъема современного Казахстана. Какая же там сильная энергия, какая там музыка! Вдруг пришло осознание, что хочу снять фильм о современных казахских музыкантах. Например, о Енлик — рэп-музыканте из Казахстана. Она очень талантливая, но путь ее непростой. Захотелось изучить феномен ее таланта, поговорить про это. Сценарий уже практически написан. Очень хочу снимать эту девочку в главной роли, также планирую пригласить на съемки новой ленты некоторых ребят из своей дебютной картины.

Кадр из фильма «Скоро кончится лето»
Кадр из фильма «Скоро кончится лето»
Фото: Дарья Балановская

Значит, новая картина будет снова про молодежь и о молодежи?

Да, про двадцатилетних. В этой теме и с этими людьми я чувствую наибольшее количество энергии. Они приносят эту удивительную реальность, а все новое очень интересно! Наверное, поэтому я так люблю свою работу со студентами — все ребята удивительны, с прекрасным чувством юмора, в них хочется разбираться, мне необходимо эту энергию захватить и запечатлеть.


Хотите ли вы переехать в Казахстан на постоянной основе или все-таки ваше родное место — Москва?

Я люблю и Москву, и Алма-Аты. Каждый город связан с определенным, важным этапом моей жизни. Буду думать, как совместить их в одно целое… В Москве меня держит творческая мастерская, мои студенты, перед которыми чувствую большую ответственность. Мне хочется побыть рядом с ними, думаю, что они меня еще многому научат.

Рекомендуем прочитать статью о том, как стать режиссером в 8 лет и сделать фильм, трогающий каждого.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю