Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Обновлено: 07.03.2023
Светлана Дубровина
8 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА

Начало ХХ столетия — события 1905 года, Первая мировая война, Октябрьский переворот 1917-го — породили невиданную доселе волну эмиграции с территории всей бывшей Российской империи. Десятки, сотни тысяч людей уезжали через Крым и Константинополь, Дальний Восток, западные границы. Люди всех слоев общества — не только богатые и знатные, как иногда считают, — всех профессий и возрастов устремились за рубеж в попытке выжить и переждать ужасы террора времен Гражданской войны. Многие, так и не получив гражданства принявших их стран и сознательно не стремясь к этому, остались навсегда эмигрантами с нансеновскими паспортами. Другим судьба дала возможность десятилетия спустя вернуться на свою родину и, увы, часто пройти сталинские лагеря и ссылки.

Их жизнь в эмиграции была непростой, материально они очень часто бедствовали, но до конца не принимали нового гражданства. Многие из них были выдающимися людьми, внесшими значительный вклад в науку, культуру и искусство приютивших их стран. «А за то, что нас Родина выгнала, Мы по свету ее разнесли», — писал поэт Алексей Ачаир.

По эту сторону границы о них забыли на долгие годы, но в 1990-е занавес приоткрылся, и мы стали постепенно вспоминать их имена. Они надеялись вернуться в Россию, и если им не удалось это сделать лично, то их наследие может и должно быть осознано как часть нашей общей культуры.

«Мы не в изгнании, мы в послании», — говорили эмигранты. Это послание ныне обращено к нам, и мы не должны его потерять.

Юрий Николаевич Завадовский (1909–1979)












































































































































Выдающемуся востоковеду Юрию Николаевичу Завадовскому с самого рождения было предопределено стать посредником между культурами и цивилизациями: его древний дворянский род происходил с Волыни, края в северо-западной части Украины, где встретились восточноевропейская и западная культура, православная и католическая вера, где смешались нации и языки — русский, украинский, польский, немецкий…

Ю.Н. Завадовский — французский дипломат
Ю.Н. Завадовский — французский дипломат

Среди предков Юрия Завадовского — граф Петр Васильевич Завадовский, фаворит Екатерины II и первый министр просвещения России, благодаря которому в начале XIX века открылось много новых учебных заведений, в том числе Московское императорское коммерческое училище с преподаванием иностранных языков, ставшее известным в ХХ веке под названием Института иностранных языков им. Мориса Тореза. Большинство Завадовских в XIX веке обрусели и приняли православие, но все-таки продолжали поддерживать связи с родными и друзьями, оставшимися в Польше.

Юрий Николаевич Завадовский родился в Варшаве в семье полковника Николая Осиповича Завадовского, командовавшего расквартированным здесь полком Императорской конной гвардии. Мать будущего ученого, Александра Александровна, урожденная Белелюбская, училась в Киеве в Институте благородных девиц и была поклонницей «метода погружения» в изучении иностранных языков венского профессора М.-Д. Берлица, благодаря которому она впоследствии овладела несколькими европейскими и скандинавскими языками.

Незадолго до начала Первой мировой войны отца перевели в Царское Село, но спокойная жизнь очень скоро закончилась: во время Гражданской войны Николай Осипович воевал в Белой армии, а в 1921 году умер от тифа в Феодосии. Мать с сыном уехала в Константинополь на последнем уходящем из Новороссийска английском корабле.

В маленьких комнатках квартала Буюк-Дере ютились раненые, истощенные беженцы. Мать работала в русском госпитале, чтобы помочь страдальцам, а Юрий поступил в восстановленную на чужой земле русскую скаутскую организацию, где его наставником оказался монах Алексий (Н. Дегтерев), будущий архиепископ Виленский и всея Литвы, дружбу с которым Завадовский пронесет до конца жизни. Воспоминания этих времен станут много лет спустя ценным источником для режиссеров культового фильма «Бег» Александра Алова и Владимира Наумова по произведениям М. А. Булгакова: Завадовский как консультант фильма точно описал детали эмигрантского быта, которые, правда, иногда искажались создателями картины, исходя из ее художественных задач.

Семья Завадовских с Владыкой Алексием
В гостях у владыки Алексия в Вильнюсе. Ю.Н. Завадовский, владыка Алексий, Г.В. Завадовская, Коля Завадовский, А.П. Ладинский. Святодухов монастырь. 1958

Как только появилась возможность, Александра Александровна с сыном уехала в столицу русской эмиграции — Париж. Как и все беженцы, она старалась заработать везде, где могла, не отказываясь ни от какой работы: кассиром в ресторане, переводчицей у гадалки… Но однажды набралась смелости и отправила письмо своему учителю профессору Берлицу. Тот откликнулся и предоставил своей лучшей ученице бесплатный патент на открытие школы иностранных языков. Наконец Завадовские были устроены, смогли купить квартиру и дать Юрию хорошее образование.

Сначала Юрий Завадовский учился в русской гимназии, получая стипендию за погибшего отца от Союза белого воинства. После окончания гимназии встал вопрос, где продолжать обучение, и юноша определился не сразу. Он неплохо рисовал и хотел идти по пути живописца. За советом обратились к известному художнику, создателю своего особого, билибинского русского стиля Ивану Яковлевичу Билибину, старому знакомому матери еще по летнему отдыху в Крыму до эмиграции. Билибин ответил решительно: «Искусство не кормит», — и рекомендовал молодому человеку пойти по пути другого его увлечения: стать востоковедом.

Национальная школа живых восточных языков (теперь знаменитый INALCO — Национальный институт восточных языков и цивилизаций) находилась в 1930-е гг. в самом расцвете. Здесь преподавали блестящие ученые Ж. С. Коэн, В. Марсэ, В. Ф. Минорский, Л. Массиньон, Ж. Дени… На последнем курсе института Завадовский уже свободно владел арабским языком и отправился в Мекку и Медину со своим однокурсником-марокканцем, что по тем временам для европейца было связано с большими рисками.

Окончив институт первым в выпуске в 1931 году и получив дипломы по литературному арабскому языку, арабской диалектологии (североафриканские диалекты Магриба), турецкому и персидскому языкам, Юрий Завадовский принимает французское гражданство, чтобы иметь возможность участвовать в конкурсе на должность в министерстве иностранных дел Франции. И вскоре как атташе по культуре французского МИДа получает направление на поездку по странам Ближнего Востока.

В 1934 году Юрий Николаевич Завадовский создает семью, его избранницей стала Галина Васильевна Сасс-Тиссовская, тоже выпускница Школы восточных языков, из эмигрантской среды: ее родители во время Гражданской войны бежали с Украины. После свадьбы Завадовский получает назначение в Багдад, где родится его дочь Светлана, потом в Сирию и в Тунис. Везде он старается помочь русским эмигрантам, способствует устройству на работу русских инженеров в геологоразведочные экспедиции компании «Шелл» в Сахаре, помогает русским морякам, осевшим в Бизерте с остатками русского флота.

Ю.Н. и Г.В. Завадовские в Вавилоне
Ю.Н. и Г.В. Завадовские в Вавилоне

Вторая мировая война застала семью Завадовских в Анкаре. С трудом им удалось вернуться во Францию и на время укрыться на ферме Сен-Жан в Провансе, принадлежавшей родителям жены Сасс-Тиссовским. Этот регион во время оккупации Франции формально был свободной зоной, но все равно контролировался вишистской полицией и гестапо. После доноса, обвиняющего в связи с англичанами — сестра Галины Васильевны была замужем за английским офицером, и в доме были ее письма, — было решено бежать. Спасаясь от возможной высылки в Дахау, семья вышла в путь под покровом ночи, неся в коробках из-под обуви самое ценное — карточки к арабскому словарю Юрия Николаевича…

Семья Завадовских на ферме Сен-Жан
Семья Завадовских с дочерью Светланой и родителями Г.В. Завадовской В.М. и А.Д. Сасс-Тиссовскими на ферме Сен-Жан незадолго до прихода гестапо. Франция. 1942.

Следующим назначением Завадовского сразу после окончания войны стали Александрия и Каир. Дипломат и ученый с увлечением погружается в египтологию, занимается расшифровкой надписей на древних памятниках, изучает местные диалекты. Здесь он завязывает контакт с русским археологом Викентьевым, главным научным консультантом Каирского музея, с атташе по культуре советского посольства, известным египтологом Михаилом Коростовцевым. По долгу службы во французском посольстве принимает приезжавших в Египет известных деятелей культуры — писателя Жоржа Дюамеля, актера Жана Марэ, приехавшего с гастрольным спектаклем по пьесе Жана Ануя, Сержа Лифаря с русским балетом.

Семья Завадовских у пирамид в Гизе. 1946
Семья Завадовских у пирамид в Гизе. 1946

В конце 1940-х годов Юрий Николаевич Завадовский оставляет дипломатическую службу и из двух предложений — возглавить кафедру арабского языка в университете США или получить должность в Карловом университете в Праге — выбирает последнее. Русская колония в послевоенной Праге в основном состояла из тех, кто хотел получить советское гражданство и вернуться на родину. Такой же была цель нашего героя. Семья получила разрешение приехать в СССР незадолго перед смертью Сталина. Это, а еще выбор Завадовским места проживания, больше связанного с его научными изысканиями, — Ташкент — вероятно, позволили избежать общей для многих «возвращенцев» участи тюрем и лагерей.

Юрий Николаевич Завадовский принял решение вернуться на родину прежде всего потому, что считал, что его дети должны вырасти русскими. И, несмотря на все трудности, которые ожидали семью по возвращении, о сделанном выборе он никогда не пожалел.

Из Москвы на новое место жительства семья ехала в комфортном вагоне поезда, но по приезде в Ташкент Завадовских ожидало разочарование — дом, купленный через посредника на крупную сумму в валюте, оказался глинобитной мазанкой без пола и водопровода. Выручили знания Галины Васильевны турецкого языка и скаутские навыки: она отправилась на туркменский базар и договорилась с местными жителями о помощи в ремонте дома. Когда из-за границы и из лагерей начали возвращаться другие бывшие эмигранты и тоже попадали в Ташкент, гостеприимный дом Завадовских стал для многих из них первым приютом на время поисков работы и жилья: здесь останавливались археолог Сергей Николаевич Юренев, дети и внуки писателя Чирикова из Праги, иконописец Иоанна Рейтлингер и ее сестра Е. Кист с семьей, мхатовский актер Н. В. Петрункин, когда-то работавший с Михаилом Чеховым…

Профессиональная деятельность Юрия Николаевича Завадовского тоже постепенно налаживалась: он принял участие во Всероссийской конференции востоковедов в Ташкенте в 1957 году, а в 1961-м по приглашению директора Института востоковедения РАН Б. Г. Гафурова стал сотрудником этого института в Москве. Круг научных интересов Завадовского чрезвычайно широк: он продолжает заниматься арабскими диалектами Магриба и защищает докторскую диссертацию по этой теме, выпускает монографии в серии «Языки народов Азии и Африки», посвященные тунисскому диалекту арабского языка, мероитскому языку, нубийскому языку, готовит книгу «Абу Али ибн Сина. Жизнь и творчество (по таджикско-персидским и арабским рукописным источникам)», которая выйдет уже в 1980 году.

Юрий Николаевич Завадовский был деятельным и щедрым на помощь педагогом и оставил после себя много благодарных учеников. Он окончил свою жизнь 3 января 1979 года и похоронен на Востряковском кладбище в Москве.

Однажды, в 1945 году, во время поездки по Египту, наблюдая из окна поезда окрестности, ученый записал в своем дневнике: «Но вот люди. И вы сразу понимаете, что они несчастны, что они ваши братья, и сердце ваше бежит к ним. Да, они грязны, ужасны, наверное, вонючи, как звери, но они люди. И такие же, как вы».

Трамвай на улицах Каира
Трамвай на улицах Каира. Фото Ю.Н. Завадовского

Есть судьбы, которые поражают воображение, их невозможно вместить ни в самый толстый роман, ни в самый длинный сериал. Но не приключения, опасности, дальние путешествия и удивительные совпадения впечатляют больше всего, а стойкость, сила духа и любовь к людям, которые человек может пронести сквозь самые тяжелые испытания. Юрию Николаевичу Завадовскому это совершенно точно удалось.

Что почитать:

В поисках утраченного Востока. Ю.Н. Завадовский: Очерк жизни и творчества. Автобиографический роман. М., 2014

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю