Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Культура и традиции
7 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Южный Кавказ: деньги или любовь

Нино СКВОРЦОВА, аспирант РУДН























































































































Среди наиболее важных традиций государства и общества с высоким или менее высоким уровнем развития вопросы брака, супружества, создания нового очага (грузинского кера) остаются основополагающими, так как представляют собой средство для человеческого воспроизводства. Если учитывать географическую и историко-политическую специфику южного Кавказа, то здесь всегда имели сильное влияние адаты и традиции.

В ранние периоды существования грузинского государства в большинстве случаев не было права на свободный брак, следовательно, не было и свободного развода. Тем не менее на страну определенное влияние оказывали Греция и Рим со своей относительной свободой.

В высшем обществе Древнего Рима для развода было достаточно желания одной стороны, даже женщины. Это не воспринималось негативно, скорее даже одобрялось. Брак в римском обществе понимался как союз, основанный на коммерческом интересе. Многие известные мужи создавали семьи исходя скорее из прибыльности, нежели любви или высокоморальных принципов. Например, Цицерон расстался с супругой Теренцией из-за долгов, погасить которые сумел лишь благодаря приданому новой жены. Философ и драматург Сенека писал, что часто женщины считали свой возраст по числу замужеств, а не по количеству сменившихся консулов. Поэтому существует мнение, что к падению империи привело моральное разложение общества. Однако тому нет прямых доказательств, и точно так же существует противоположная версия: Рим существовал столь долго и успешно именно благодаря личной свободе граждан во всем, в том числе в брачно-семейных отношениях.

Литература

Рассматривая грузинские традиции, сложно опираться на исторические данные, поскольку они по большей части не сохранились. Как правило, отечественная историография и социальные науки не пренебрегают в исследованиях художественными текстами, где имеются этнографические или культурные зарисовки. В школьную программу страны по литературе включены многие произведения, по которым можно изучать быт и нравы ушедших эпох.

Классик грузинской литературы Давид Клдиашвили описывал обручение и другие брачные ритуалы в повестях «Трудности Камушадзе», «Мачеха Саманишвили», «Соломон Морбеладзе», многих рассказах и драматических произведениях. Чаще описаны комические, хотя и реально происходившие события. Выдающийся поэт, публицист и общественный деятель Илья Чавчавадзе в романе «Человек ли он?» («Кациа адамиани?», 1937) пародийными, мучительно-ироничными пассажами изображает рождение и разложение национальной свадебной морали. Семья главного героя Луарсаба Таткаридзе сфокусирована на материальных выгодах, а не физических и нравственных качествах невесты. К сожалению, для грузинского общества в то время это было характерно. Чавчавадзе считал, к XX веку брак превратился в сугубо коммерческое дело, личности будущих супругов находились где-то на периферии интересов, а ведь союз формировал новую ячейку общества и гарантировал достойное потомство.

В период жизни и творчества Клдиашвили и Чавчавадзе (конец XIX – первая половина XX века) и без того вывернутая свадебная традиция еще более деградировала и приняла крайнюю форму абсурда. Рождение в семье девочки воспринималось как трагедия, а наличие взрослой незамужней дочери считалось тяжким бременем и позором. И неважны ее внешние данные и морально-ценностное мировосприятие. Трагедией родителей воспринималось также количество приданого, которое после свадьбы уходило в другую семью. В итоге часто, несмотря на огромное желание влюбленных, брак не мог состояться из-за споров по приданому. Люди с различным достатком и социальным статусом не могли создавать семьи.

В повести Клдиашвили «Соломон Морбеладзе» отец жениха Кайхосро Катамадзе не хотел пускать в дом невестку, по финансовым причинам не считая ее парой сыну. Престиж и авторитет семьи в тогдашнем грузинском обществе оценивался именно размером приданого.

Семья невесты/жены и ее друзья были обязаны помочь молодой семье предметами сельскохозяйственного обихода и деньгами. Получалось, что обе стороны платили фактически налог, что тоже являлось аберрацией древних традиций. Часто это приводило к распаду семьи, так как молодые супруги разочаровывались во взаимных чувствах и начинали поиски новых партнеров.

В художественных произведениях знаменитого писателя Александра Казбеги с документальной точностью показаны реальные истории из свадебных обычаев в горной местности. По прочтении его прозы у читателя возникает стойкое убеждение, что после реформы 1861 года для горцев-земледельцев Грузии деньги имеют ключевое значение во всем, в том числе в обрядах обручения. В повести «Хевисбери Гоча» («Старейшина Гоча») говорится, что ранее от женщин при вступлении в брак требовались в основном хозяйственные навыки, физическая и моральная красота, а теперь эта традиция канула в лету, растворившись в материально-финансовых интересах.

Исторические документы

Семейные и свадебные обычаи древней и средневековой Грузии отличались от предреволюционных. Согласно христианской церковной доктрине, брак мог быть расторгнут только в случае физической смерти одного из супругов. Позже к причине развода добавилось прелюбодеяние жены. Судя по историческим и художественным источникам, женщина была ограничена в правах по сравнению с мужчиной. В агиографическом произведении Якова Цуртавели «Мученичество святой царицы Шушаник», созданном в V веке, супруг Шушаник, правитель Южного Картли Варскен Питиахш за отказ отступиться от христианства усадил ее на осла и изгнал.

Осел как инструмент позора и разрыва брака фигурировал в Грузии вплоть до времен царя Ираклия II, то есть XVIII века. А если открыть сборник новелл академика Георгия Леонидзе «Волшебное дерево» («Натврис хэ», литературная основа шедевра Тенгиза Абуладзе «Древо желания»), то можно прочитать, что усаживание жены на осла как символическое наказание за супружескую измену соблюдалось даже в первой половине XX века.

«Книга законов» первого царя единой Грузии Баграта III Багратиони (X–XI века) давала право на развод в случае, если жена продолжительно болела. По решению церковного собрания Руис-Урбниси при великом царе Давиде IV Агмашенебели (Строителе, XI–XII века) получали право на развод и сурово наказывались последователи содомского греха (прелюбодеи).

Наиболее приличные условия для женщин появились при царице Тамаре (XII–XIII века). До нее вдовам запрещалось вступать в новый брак, а Тамара дала это право. Также при ней законной причиной развода стала непригодность одного из супругов для совместного проживания. В такой либеральности царицы можно усмотреть личный мотив. Напомним, что ее первым мужем был сын русского князя Андрея Боголюбского Георгий (Юрий), который в отличие от отца, канонизированного впоследствии РПЦ, отличался порочными наклонностями. Тамара со слезами на глазах изгнала его, выплатив несметные отступные. Вторым ее супругом стал осетинский царевич Давид Сослан. Очевидно, что соблюдай царица тогдашние брачные законы, так и осталась бы бездетной разведенкой, после своей смерти ввергнув страну в кризис престолонаследия.

Глобализация

В соседней Армении браки тоже отражали социальный статус семей и были недопустимы между неравными по положению. Кроме того, они ограничивались географически: предпочтения отдавались союзу между жителями одной местности. В армянском обществе эндогамный принцип сохранился до сих пор, и браки с представителями других национальностей и культур, как правило, не приветствуются. Жесткого противодействия нет, но предпочтения старших поколений всегда коррелируются не только по этническому, но и территориальному критерию.

Как и в Грузии, в Армении большое значение имел выкуп (калым) за невесту, а также ее приданое. Эта своеобразная форма торгово-рыночных отношений была распространена практически во всех традиционных обществах. Брак повсеместно обременялся лишними трудностями, но ничего удивительного в том, что люди ставили материальные блага выше морально-этической зрелости.

Похищения невесты обычно совершались, когда невеста была согласна, но противились родители. Сейчас на южном Кавказе они сохранились лишь как дань традиции, особенно с учетом того, что современные законы работают и люди получают реальные тюремные сроки за похищения невест. Вообще, страны региона одновременно перенимают западные нормы и придерживаются традиционных ценностей. В Грузии в последнее время принято отправляться в загс в национальной одежде. Современная жизнь в Закавказье предполагает равенство прав, что влияет на процесс создания семьи. Семья более не может быть патриархальной, поскольку женщина теперь не обязана оставаться дома и заниматься бытовыми вопросами.

Глобализация затрагивает все общественные процессы. Она внушает, что семья основана только на чувствах сторон, каждый человек – ценность сам по себе, а его право доминирует над обязательствами. Однако фундаментом брака, как мы убедились, всегда был материальный, даже меркантильный принцип, где супруг владел и распоряжался семьей так же, как имуществом. Этому были исторически обоснованные экономические причины, стратегии выживания общества. Традиционный брак не изжил себя, а просто видоизменился. Так не раз происходило ранее, поэтому в трансформации нет ничего ужасающего или угрожающего. Она разве что дает возможность манипулировать страхами людей, которые считают традиции незыблемой ценностью.

Статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 4(5), октябрь – декабрь 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю