Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Авторы
  • Сергей Лютых
  • Жанара Таалайбек кызы: «Надо поднимать уровень образования молодежи в стране»
    Докторант Дипломатической академии Министерства иностранных дел Кырзызстана — о том, как девочка из горного села решила изменить жизнь своей родины
Обновлено: 16.06.2024
Сергей Лютых
5 минут чтения

Жанара Таалайбек кызы: «Надо поднимать уровень образования молодежи в стране»

Докторант Дипломатической академии Министерства иностранных дел Кырзызстана — о том, как девочка из горного села решила изменить жизнь своей родины











































































Жанара Таалайбек кызы

Фото автора

В Национальном исследовательском институте развития коммуникаций (НИИРК) в Москве стартовала Международная программа академической мобильности. В ее рамках исследователи из зарубежных стран получают возможность приехать в Россию и подготовить часть научной работы под руководством наставника. Среди первых участников программы — молодой ученый из Кыргызстана Жанара Таалайбек кызы. Непосредственно ее научным наставником стала заместитель директора НИИРК, доктор социологических наук, профессор Валентина Комлева. В сфере научных интересов Жанары — сотрудничество в сфере образования и развитие академического диалога между Кыргызстаном и Россией.


Почему вы стали заниматься наукой, а не финансовым рынком, например?

Вообще я училась на факультете международных отношений Кыргызского национального университета и, став бакалавром, участвовала в программе двойного диплома, по которой год училась в Томском государственном университете, а потом еще год в нашем университете в Бишкеке. Когда я вернулась из Томска, попала в Дипломатическую академию, где с тех пор и работаю.


Вы увлеклись именно проблемами развития образования?

У нас в стране часто меняется власть. В 2020 году, когда в очередной раз досрочно сменился президент, я поняла, что надо менять сознание населения, поднимать уровень образования молодежи в стране, чтобы сделать политическую систему более стабильной, а действия людей, желающих влиять на политику, более осознанными.


Но когда вы оканчивали школу, у вас другие планы были?

Я хотела стать юристом, правозащитником, но родители был против. Говорили, что юристов в стране уже очень много и толку от них мало. Они настойчиво советовали мне учиться на дипломата и работать после окончания вуза в МИДе. Я согласилась.


Зачем нужно международное сотрудничество в сфере образования как некое отдельное направление деятельности? Есть же примеры хороших частных вузов, которые сами по себе становятся международными образовательными площадками, к примеру, какой-нибудь Стэнфорд, куда стекаются люди со всего мира.

Это не может происходить подспудно с определенного момента, так как эта сфера сложнее, чем кажется. Но если обрисовать общую картину, то какие-то страны развиваются быстрее, чем другие, соответственно, какие-то вузы имеют значительно более мощную и современную технологическую базу, чем другие. Мы в Кыргызстане стремимся к тому, чтобы дать студентам более качественное образование, с которым они могли бы конкурировать на международном уровне. Для этого нам нужно сотрудничать с зарубежными вузами, чтобы в чем-то опираться на их возможности. А тем вузам, в свою очередь, выгодно приглашать талантливых студентов, которые не могли бы без помощи на родине сами приехать и поступить к ним учиться.

Кроме того, связи с зарубежными институтами позволяют менять методологию обучения студентов дома, исходя из современных профессиональных требований. К примеру, сейчас, как никогда прежде, оказалось важным развивать у молодежи не только, скажем, навыки чтения, запоминания и пересказа, но и способности к общению, построению коммуникаций, самопрезентации и так далее.

Жанара Таалайбек кызы

Вы проводите исследование образовательного диалога между Россией и Кыргызстаном, очевидно, с целью его развития. Какие-то открытия в этой связи для себя сделали?

В настоящее время я сравниваю нормативную базу в сфере образования, которая имеется в Кыргызстане и России. Они в целом похожи, но есть и отличия, которые уже подталкивают меня к определенным действиям в дальнейшем. В частности, у нас, как и в России, есть стратегия развития образования на будущее. Там написано, что через 20 лет кыргызские университеты войдут в топ-200 лучших университетов мира, однако там не прописаны механизмы реализации этих прекрасных планов. Я хочу восполнить этот пробел, составить, по возможности, более конкретный план.


Где и как вы росли в детстве?

В горном Нарынском районе Кыргызстана, на высотах вплоть до 3500 метров над уровнем моря. Местное население по традиции в этом районе занимается животноводством. Летом мы переезжали вместе со стадами в более высокогорные районы, где не выгорала трава, а осенью спускались в село, где я ходила в школу. У меня пятеро сестер и братьев. Я четвертая по старшинству и, наверное, самый шустрый ребенок в семье. Мама с папой люди очень мудрые. Они постарались сделать все, чтобы мы хорошо учились. Мы все любим читать дома. В этом огромную роль сыграл папа своим личным примером. Потом я переехала в Бишкек, чтобы учиться в вузе. Помогло то, что там уже были мои старшие братья и сестры. Они учились в том же университете.


Освоиться в городе было непросто?

Да, из-за языкового барьера. Там, где я родилась, не было русской школы. А в Бишкеке процентов 70 населения говорит по-русски. Когда я первый раз пришла в университет, то думала, что на нормальном уровне знаю русский язык. Но на самом деле я почти не могла общаться с другими ребятами. Даже позвонила отцу и поплакалась: «Я, оказывается, только три слова знаю: да, нет и не знаю!». Первый год было трудно, а потом ребята привыкли ко мне, а я к ним.


Какие впечатления от образовательной программы, от Москвы?

Бишкек — город совсем маленький по сравнению с Москвой, у которой, как мне показалось, нет ни конца, ни края. Это даже слишком большой город. Первый раз каталась в метро. А что касается сферы образования, то я заметила, что люди здесь реально этим занимаются. У нас в стране экономика не настолько развитая, и кыргызским академикам приходится работать в нескольких местах. Прокормить семью, занимаясь только наукой, они не могут. В России по-другому. Еще у нас студентам не платят такие большие стипендии. В Кыргызстане, наоборот, надо платить, чтобы учиться.

Жанара Таалайбек кызы

А у вас уже есть педагогический опыт, нравится учить детей?

Да, с прошлого года я веду семинары, слушаю студентов, а лекции читает другой человек. Теперь тоже хочу читать лекции и думаю, что обязательно добьюсь своего.

Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 3/2023.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Лучшие материалы за неделю