Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Точка на карте
6 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Земля Коркыта

































































































Сергей БОЛЕЛОВ, археолог, кандидат исторических наук

На территории Республики Казахстан обнаружены и зафиксированы на карте тысячи памятников различных исторических эпох от древнекаменного века до позднего Средневековья. На антропогенном историческом ландшафте одного из крупнейших государств Евразии можно отметить не только отдельные выдающиеся археологические и исторические памятники, но целые сакральные историко-культурные области, которые в определенные периоды играли решающую роль в культурной и политической истории Центральной Азии.

Одной из таких областей является территория среднего и нижнего течения реки Сырдарьи – «Земля Сыра», история которой насчитывает по крайней мере более трех тысяч лет. Именно на ее берегах, по преданию, родился эпический сказитель и духовный лидер тюркского народа огузов Коркыт-ота. Согласно легендарной традиции он и умер на берегах Сырдарьи, где над его предполагаемой могилой возведен мавзолей, бывший местом паломничества казахских и киргизских родов. В конце XIX века памятник смыло Сырдарьей. В 1980 году в Кызылординской области, неподалеку от районного центра Кармакчи возвели мемориальный комплекс «Коркыт-Тобе» (Холм Коркыта), где поставили памятник в виде кобуза – музыкального инструмента, который, по преданию, по наитию свыше сделал Коркыт. В 1997 году комплекс капитально перестроили и на его месте создали целый архитектурный ансамбль. Мемориальный комплекс является одним из основных сакральных центров Казахстана. Однако освоение и культурное развитие «Земли Сыра» началось задолго до того, как Коркыт впервые коснулся своим смычком струн кобуза.

В начале III тысячелетия до н. э., в эпоху неолита, на этой территории появились первые группы охотников и рыболовов, носителей неолитической кельтеминарской культуры, пришедшие в низовья Сырдарьи с территории древней дельты Амударьи. В конце II – начале I тысячелетия до н. э. на берегах магистральных русел древней дельты Сырдарьи – Инкардарьи и Жаныдарьи – поселились группы скотоводов-пастухов эпохи поздней бронзы. Они мигрировали сюда в поисках лучших пастбищ, обеспеченных постоянными водными источниками, и благоприятных условий для зимовок.

К этому времени относится уникальный памятник эпохи поздней бронзы, могильник Северный Тагискен (IX–VIII века до н. э.). Мавзолеи были построены из сырцового кирпича, в чем прослеживается явное влияние южных древнеземледельческих цивилизаций. В них хоронили вождей или военных предводителей скотоводческих племен, пришедших в низовья Сырдарьи из бескрайних просторов Евразийской степи. Тогда на территории Евразийского субконтинента менялся климат, и богатые травой речные долины превращались в сухую степь. Часть населения восточной степной зоны Евразии двинулась в богатые земледельческие области юга Средней Азии и в долины северной Индии, другая часть прошла на территорию северо-восточного и восточного Ирана, а какие-то племенные группы остановились в низовьях Сырдарьи.

Именно они и хоронили своих покойников в мавзолеях, в плане представлявших собой крест, вписанный в круг или в квадрат, или квадрат, вписанный в круг. Эти схемы были воплощением представлений древних людей о вертикальной структуре Вселенной, стержнем которой считалось мировое дерево – центр крестообразной конструкции, а сам крест являлся горизонтальной моделью мира, ориентированной по сторонам света. Круг символизировал небесную сферу, а квадрат – земную твердь. Погребальные сооружения, раскопанные на возвышенности Тагискен, являли собой модель Вселенной – микрокосм. Мавзолеи сжигали, причем это была не просто кремация, поджигалось и горело все погребальное сооружение. Глина огню не поддается, поэтому, как можно предполагать по археологическим данным, горели деревянные вертикальные стойки и перекрытия, охапки хвороста, уложенные по периметру мавзолея. По мифологическим и космогоническим представлениям населения степной зоны Евразии, которые реконструируются по священным книгам иранцев и индо-ариев Авесте и Ригведе, а также отчасти по археологическим данным, ритуальное сожжение гробниц в Северном Тагискене символизировало сакральный мировой пожар.

В представлениях древних индоевропейцев он был, с одной стороны, завершением определенного временнόго цикла (в данном случае жизни одного человека), а с другой – началом (зарождением) новой жизни. Археологические находки, полученные в ходе раскопок могильника, а в основном это керамические сосуды, свидетельствуют, что в мавзолеях хоронили людей, пришедших на территорию нижней Сырдарьи из разных областей необъятных степных просторов Евразии. В комплексе представлены сосуды из центрального Казахстана, южной Сибири, лесостепной зоны Приуралья, низовьев Амударьи. Эти группы населения появились на территории древней дельты Сырдарьи по причине резких изменений климата Евразийского субконтинента.

В первой трети I тысячелетия до н. э. (эпоха раннего железного века) в результате глобальных климатических изменений (аридный и субаридный климат) в степной зоне Евразии создались благоприятные условия для ведения кочевого и полукочевого скотоводства. Здесь сформировались культуры так называемого скифо-сибирско-савроматского круга. На территории юго-восточного Приаралья это были классические культуры кочевников-номадов, этнической основой которых были отчасти скотоводы эпохи поздней бронзы. Одновременно, по данным антропологических исследований, в первой трети I тысячелетия до н. э. сюда пришли группы населения из областей южной и западной Сибири. В облике людей, обитавших тогда на территории Сырдарьинской дельты, восстановленном по черепам из могильников, прослеживаются явные монголоидные черты, характерные для населения Центральной Азии. В большей степени эти особенности видны у женщин, что дало основание предполагать, что саки (местные племена. – Ред.) брали себе жен со стороны, зачастую из отдаленных районов Великой степи.

Группы кочевников не оставили постоянных поселений. Об их художественной и материальной культуре мы можем судить только по находкам из раскопок курганов, десятки и сотни которых открыты в степях Арало-Каспийского региона. В комплексах вещей, найденных в погребениях на территории древней дельты Сырдарьи, выделяются стилистические особенности, характерные только для этого региона. В то же время он, несомненно, являлся частью огромного историко-культурного комплекса, который в археологической и исторической литературе называется скифо-сакско-савроматским культурным миром (еще один вариант научного термина. – Ред.), простиравшимся от Днепра и Дуная до Саян и Алтая. Об этом красноречиво свидетельствуют предметы «звериного стиля», изготовленные в определенном жанре, вооружения (короткие мечи-акинаки, бронзовые втульчатые наконечники стрел) и отдельные элементы конской узды (удила и псалии) с изображениями животных или изготовленные в виде фигурок зверей.

В то же время в обряде захоронения в дельте Сырдарьи, а это могильники Уйгарак, Южный Тагискен, Сенгир-там и другие, отчетливо прослеживается связь с предыдущей традицией эпохи поздней бронзы. Иначе как можно объяснить тот факт, что саки нижней Сырдарьи укладывали своих умерших на уровне земли, сооружали над ними деревянную постройку в виде круглого шалаша, а затем сжигали всю конструкцию вместе с покойником? Об этом свидетельствуют остатки квадратных деревянных сооружений в грунтовых могилах и явные следы огня в погребениях. Следует вывод, что если не в материальной культуре, то уж определенно в области идеологических и религиозных представлений приаральские саки были наследниками пастухов эпохи поздней бронзы.

Полностью статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 1(2), январь – март 2021 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Лучшие материалы за неделю