Все самое интересное о жизни стран-соседей России
3791
Точка на карте
ПОДЕЛИТЬСЯ

Покидая зону комфорта

Доминик МАРТИН, философ и этнограф, Великобритания

Иван ШЕВНИН, перевод, фото

Для меня, как профессионального этнолога, очень важно находиться внутри события, чтобы получить новое знание о нем и самой культуре, в которой событие происходит, а не просто получать внешние положительные впечатления. Именно поэтому в докоронавирусную эпоху я принял участие в ежегодном сплаве по дальневосточной речке Шкотовка.

Его организовала группа молодых религиозных активистов в летнем лагере «Золотой лампас». Этим христианским лагерем долгое время руководит священник Елисей Елисеев. В Приморском крае, в окрестностях малых городов Большой Камень, Артем, Вольно-Надеждинское представители Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ) организуют христианские лагеря не только для детей, но и взрослых из общин Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Когда я решил участвовать в сплаве, то уже много слышал и знал о практиках лагеря «Золотой лампас». Эти рассказы напомнили мне идеи лорда Роберта Баден-Пауэлла, которые были реализованы в 1907 году. Тогда он соединил детей и взрослых в патрулях, в единой организации общего дела, совместной длительной игры в разведчиков, пионеров нового общества, в стремлении быть полезными другим людям и обществу в целом. Один из законов нового движения гласил: «Скаут – друг природы». Идеи Баден-Пауэлла воплощались через игры, физические упражнения, спорт, четкий распорядок дня, романтику полевой жизни, они помогли развивать у детей и подростков организаторские способности, умение работать в команде, принимать ответственные решения. В походных условиях у скаутов гармонично протекали два сложных процесса – персонификация и социализация, необходимые для формирования активной и творческой личности.

Я не знаю, есть ли в английском языке точное определение понятия «сплав», но ясно понимаю, что в русском языке оно вызывает особые воспоминания, связанные с казаками, прокладывавшими путь по дальневосточным рекам для открытия новых земель. С другой стороны, интересно, что название самого мероприятия сочетает русское и английское слово экстрим. Что же означает extreme в английском? Британцы понимают его как событие, выходящее за определенную границу, норму.

Человек в течение своей жизни зачастую создает себе так называемую зону комфорта, в пределах которой он может существовать без особых усилий. То есть пытается контролировать внешние условия, чтобы избежать излишнего напряжения жизненных сил. Не особо важно, до каких пределов человек пытается расширять свою стабильную и безопасную зоны комфорта, в конце концов она становится клеткой, предназначенной для удовлетворения только основных животных потребностей.

Как здесь не вспомнить пирамиду потребностей по Абрахаму Маслоу, с его утверждением, что «человек не может испытывать потребности высокого уровня, пока он нуждается в более примитивных вещах». По-моему, американский психолог не совсем прав. Можно творить, писать книги, делать научные открытия, находясь в условиях несвободы и голодая. И тогда возникает вопрос: зачем выходить из зоны комфорта, во имя чего?

А что, если спросить самого себя: «К чему я, собственно, стремлюсь?». К признанию, любви, уважению, реализации способностей? Есть ли у меня потребность в том, чтобы делать мир красивее, гармоничнее, лучше? Готов ли я быть расстрелянным, как поэт Гумилев, умереть в тюрьме, как академик Вавилов, или от чахотки в 26 лет, как поэт Китс, просидеть всю жизнь в глухой ссылке? Готов ли я к тому, что половину моих работ потеряют, а остальные забудут на 100 лет? Готов ли я к непризнанию современниками при жизни? И получается, что прежде чем выходить из зоны комфорта, которая сейчас дает мне все, что нужно, что уже есть, нужно хорошо подумать.

Как только я оказался на краю бурного потока и почувствовал, что ледяная вода бежит по спине, я наконец-то осознал, во что ввязался. Действительно, всего несколько минут назад, перед тем как войти в речку, я на секунду засомневался: «А не безумие ли это для меня, ученого, привыкшего к библиотечной работе, начать сплав по горной речке в чужой стране с юными, сильными и опытными товарищами? Ведь у меня под рукой нет ничего, кроме небольшого плота из пустых пластиковых бутылок!». Но было слишком поздно поворачивать назад: я мчался вниз по речке, отчаянно пытаясь грести пластиковыми сандалиями, чтобы не столкнуться с плывущими по воде корягами. С самого начала сплав действительно стал для меня настоящим экстримом – не осталось даже возможности крикнуть: «Стоп, давайте вернемся!». Я оказался в стремнине на глубине…

К счастью, впереди по реке и на берегу были проводники и хранители – братья Елисеевы. Эти смелые юноши-староверы уже закрепили свой опыт экстремальных путешествий в нескольких подобных сплавах. Вначале я сосредоточенно слушал инструкции Сергея, когда он вскрикивал «Налево!» или «Направо!». После столкновения на воде с несколькими затопленными деревьями и плавающими ветками я был рад первой остановке, во время которой мы открыли консервы сайры и баклажанной икры. Но как только я стал осознавать, что моя комфортная зона начала восстанавливаться, тут же наступило время вновь нарушить ее границы.

Следующая часть сплава оказалась самой трудной – течение реки было сильным, на нашем пути встретились поваленные деревья, которые совершено блокировали движение. Я услышал команду «На берег!», но время для маневра было упущено: мой плот неумолимо несло прямо на завал из деревьев, и я был не в силах что-либо предпринять. Плот столкнулся с деревом, сильное течение начало засасывать меня под коряги. Но как только я понял, что начал выкарабкиваться из опасной для жизни ситуации, крепкая мужская рука подхватила меня сверху и вытянула из воды. Рука принадлежала моему настоящему другу Сергею Елисееву. Когда другие ребята приблизились к заграждению, я помогал им точно так же, как Сергей. Мы стали работать как команда и теперь зависели друг от друга.

Когда я сдал этот экзамен, подготовленный жизнью, попытался расслабиться, чтобы наконец-то насладиться сплавом, и спокойно поплыл по течению. Но теперь скорость движения увеличилась. Мы кричали от радости, стремясь вниз по реке, чувствовали поддержку солнца, сиявшего в вышине, и голубого неба над головой. Я начал получать кайф от прекрасных видов, проносившихся мимо, и наконец-то почувствовал уникальность природы благословенной России, а не просто как турист пялился на красоты.

У меня осталось незабываемое впечатление от этого уникального опыта. Главное было то, что перед лицом экстремальной опасности я смог вместе с товарищами по путешествию быстро достичь взаимопонимания. К сожалению, в современном обществе люди в большей степени должны рассчитывать на самих себя, даже в семье. Но история учит нас, что большие вызовы, встающие перед человечеством, преодолеваются благодаря сотрудничеству людей. Любое экстремальное приключение требует выхода за рамки бытовых ограничений комфортной зоны, в которых люди привыкли отвечать только за себя и удовлетворять собственный эгоизм. Такое путешествие показывает нам, что жизнь, мир и природа вокруг всегда требуют совместных усилий в достижении целей не только одной личности, а группы людей, вплоть до целой нации.

В Европе давно поняли, что перед человечеством стоит опасность разрушить хрупкий экологический баланс на Земле, и чтобы этого не произошло, нужны совместные действия отдельных людей, наций и организаций. Я верю, что такие экстремальные приключения, как сплав на плотах по речке Шкотовке в докоронавирусную эпоху, вместе с экологической акцией, дружной работой в одной команде являются идеальным способом для подготовки молодых людей любых национальностей и вероисповеданий к совместному ответу глобальным вызовам XXI века.

Полностью статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 1(2), январь – март 2021 г.

Подписывайтесь, скучно не будет!