Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Наринэ Поладян: «Возвращение в Армению было мечтой»
    Дизайнер и скульптор из Армении — о детстве в Ливане, переезде на историческую родину и любви к хачкарам
Обновлено: 14.04.2024
Лица поколения
5 минут чтения

Наринэ Поладян: «Возвращение в Армению было мечтой»

Дизайнер и скульптор из Армении — о детстве в Ливане, переезде на историческую родину и любви к хачкарам












































































Наринэ Поладян
Фото: Stefano Tononi

Автор: Арина Демидова


Жизнь нашей героини — это дорога. Географически — из ливанского Бейрута в армянский Гюмри. Профессионально — из дизайнера интерьеров в создателя хачкаров — уникальных каменных стел с изображением креста. Человечески — дорога в поисках себя.


Вы родились в Бейруте? Как ваша семья там оказалась?

Еще в 1915 году мои тогда молодые бабушка и дедушка оказались в Ливане. С тех пор семья там и жила. И я до 23 лет прожила в Бейруте.


Но свою историческую родину не забывали?

Конечно! У нас было ощущение «маленькой Армении» в Ливане. Мы всегда жили в армянской среде: школа, кружки, мероприятия — все было армянское. Я тоже училась в армянской школе, занималась армянскими танцами.


То есть творческая жилка в вас проявилась еще в детстве? Вы быстро определились с выбором профессии?

Если говорить об архитектуре интерьера, то я не планировала быть архитектором вообще. Когда окончила школу и пришло время идти в университет, еще не знала, что делать, хотела стать медсестрой или акушеркой, даже пожарным. Меня привлекали профессии, связанные с людьми и помощью им. Но в конце концов подала заявку на архитектуру интерьера: мои родители сказали мне, что у меня есть способности к рисованию и архитектуре, я почти 12 лет ходила на уроки рисования. Так почему бы не использовать этот талант? Я пообещала им попробовать. Попробовала — и мне понравилось. Чтобы оплачивать свои университетские счета, подрабатывала в торговом центре. Еще в студенческие годы активно стала заниматься волонтерством. Я и в Армению сперва попала как волонтер, так увидела и Ереван, и Гюмри. Было это в 2014 году. Благодаря лагерю Pan-Homenetmen, в котором я провела всего 12 дней, влюбилась в Армению. С тех пор мечтала вернуться сюда.

Наринэ Поладян
Фото: Stefano Tononi

И когда получилось приехать снова?

В 2018 году я познакомилась с Birthright Armenia. Мой друг рассказал мне об этой программе, и в тот же день я подала заявку. Право первородства было идеальной программой, чтобы не жить «как турист» в Армении. Я начала работать волонтером в Гюмри, в течение первых трех месяцев преподавала AutoCAD и 3Dmax в Tumo&GTC, также преподавала живопись в художественной школе. После этого была волонтером в архитектурной мастерской в Ереване в течение трех месяцев.


Тогда вы решили перебраться в Армению навсегда?

Возвращение в Армению было мечтой и целью для нас — западных армян, переехавших в другие страны после геноцида. Когда я закончила учебу и начала работать, почувствовала, что моя жизнь превратилась в рутину. У меня есть высшее образование, я знала, что смогу сама найти работу в Армении, и переехала одна. Сначала это не было переездом, ведь я еще была волонтером. Но сама себе я говорила: если найду работу в Армении, то обязательно останусь.


Как в вашей жизни появились хачкары?

Я раньше вообще ничего не знала об этом традиционном армянском искусстве. А в 2014 году, оказавшись в Армении, гуляла по Еревану и случайно наткнулась на мастерскую: там мужчины — четыре или пять человек, уже не помню точно — работали над камнем. Считается, что это процесс тяжелый, пыльный, а я влюбилась в него сразу. И сказала себе: «Я смогу это делать». Поэтому, вернувшись в Армению вновь, стала ходить в мастерскую по изготовлению хачкаров, изучать это удивительное искусство. Постепенно увлечение стало моей основной работой.

Наринэ Поладян
Фото: Stefano Tononi

Как ваша семья восприняла переезд в Армению? Вам не страшно было оказаться вдруг одной?

Я стала первой в семье, кто решил уехать из Ливана в Армению, конечно, родные за меня боялись, им было тяжело меня отпускать. И я боялась, ведь в моей жизни это тоже был первый опыт самостоятельности — самой о себе заботиться, оплачивать счета, просто находиться вдали от близких и друзей. Прошло два или три года, прежде чем семья успокоилась, убедилась, что у меня все хорошо, все получается.


Почему вы выбрали в качестве места жительства в Армении не столицу Ереван, а город Гюмри?

Потому что все люди, которые возвращаются в Армению, хотят открыть бизнес или найти работу в Ереване. Почему не в других городах? Для меня Гюмри — особенный город, город искусства, город культуры. И я думаю, что это лучшее место для меня, именно здесь мне комфортно жить и делать свою работу. И плюс Гюмри — тихое место. Мне так удобнее, чем в шумных городах. Здесь я получила степень магистра скульптуры, стала настоящим мастером, использую и навыки, и воображение в своем творчестве.

Наринэ Поладян
Фото: Арсен Мирзаханян

У вас сейчас своя художественная студия в Гюмри. Как она появилась? Как развивалась?

Моя студия находится рядом с домом моего мужа. До моего приезда там был гараж и кладовая, а еще раньше в этом маленьком здании пекли хлеб. До того как я переехала в Гюмри, мой муж, тогда, в 2019 году, еще бойфренд, начал убирать это место, чтобы было пространство для работы к моему приезду. Сначала занимала небольшой угол, расставляла камни. Потом почувствовала, что мне нужно больше места, стала использовать все пространство. Полноценно моя студия существует с 2020 года. Это две комнаты: 30 и 8 квадратных метров. В большой я изготавливаю хачкары и занимаюсь разными другими «пыльными» работами. Маленькая комната — офис, здесь провожу совещания, планирую работу и так далее. В прошлом году мне удалось получить небольшой грант, на него я полностью отремонтировала свою мастерскую.

Наринэ Поладян
Фото: Арсен Мирзаханян

У вас теперь много друзей в Армении?

Я вообще не тот человек, который любит иметь много друзей. Мне достаточно одного или двух. Получается качество и количество. В Гюмри друзей, с которыми я разговариваю каждый день или строю совместные планы, у меня пока нет. В Ереване есть два или три друга.

Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 1-2/2-23.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю