Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Галия Бисенгалиева: «Музыка стала моим образом жизни с детства»
    Скрипачка и композитор из Казахстана – о жизни в Алматы и Лондоне, о сольной карьере и работе с оркестром, о музыке к кино и о дебютном альбоме «Аралкум», посвященном экологической катастрофе Аральского моря
Обновлено: 14.06.2024
Лица поколения
8 минут чтения

Галия Бисенгалиева: «Музыка стала моим образом жизни с детства»

Скрипачка и композитор из Казахстана – о жизни в Алматы и Лондоне, о сольной карьере и работе с оркестром, о музыке к кино и о дебютном альбоме «Аралкум», посвященном экологической катастрофе Аральского моря
































































































































Галия Бисенгалиева

Автор: Кристина Сарханянц

Фото: Gwenaëlle Trannoy

Музыка Галии Бисенгалиевой атмосферна. Казахстанско-британская скрипачка и композитор строит свои пьесы вокруг неистового звучания струн и вплетает в него элементы таких жанров, как фолк и эмбиент, одновременно обращаясь к инструментарию как классической, так и электронной музыки. Свои ранние записи, EP ONE и TWO, Галия выпустила на собственном лейбле NOMAD Music Productions, который она создала для исследования звука и экспериментов в этой области.В 2020 году Бисенгалиева представила публике дебютный альбом «Аралкум». Релиз состоялся на лейбле One Little Independent Records. В этой работе Галия сконцентрировалась на особенностях пространственной обработки звука, что по-своему перекликается с темой альбома – экологической катастрофой Аральского моря и опустыниванием, начавшимся в результате высыхания водоема.


Насколько я понимаю, детство и ранние тинейджерские годы вы провели в Казахстане. Вы и сейчас регулярно приезжаете в Алматы с концертами. Какие наиболее яркие моменты, образы, события вы помните о той поре?

Время, проведенное с бабушкой и дедушкой. У моей бабушки был невероятно добрый и сильный характер. Они с дедом вообще были очень важными и особенными для меня людьми. Еще, конечно, помню друзей детства, выступления и походы на концерты, как моя мама ездила со мной на автобусе в музыкальную школу и много уроков игры на скрипке.


Какими были Казахстан и Алматы в то время?

Много зелени, красивая природа, горы, музыка, доброта, смех. Долгие, жаркие летние каникулы, вишневые деревья, пионы, свежие арбузы и чтение книг – вот такие ассоциации.


Кто ваши родители? И переехали ли они с вами в Лондон, когда вы получили грант на обучение, будучи подростком, или остались в Алматы? Сильно ли они повлияли на вас с точки зрения становления как музыканта?

Мои родители музыканты: мама виолончелистка, а папа скрипач. Но, получив стипендию на учебу, я отправилась в Англию без них. Для меня это было довольно серьезное культурное потрясение, но сейчас, наверное, понимаю это лучше, чем тогда, когда была маленькой девочкой. Мои родители действительно сыграли важнейшую роль в том, что я выбрала именно такой жизненный путь: не думаю, что стала бы выступать и сочинять, если бы не они. Я родилась в семье музыкантов, и музыка стала моим образом жизни с детства. Это моя судьба, что-то само собой разумеющееся. Я благодарна родителям, что они направили меня в это русло, занимались со мной и воспитывали в этом окружении. Мне не пришлось выбирать карьеру: с полутора лет была с родителями на репетициях оркестра. В 5 лет мама отдала меня в музыкальную школу имени Куляш Байсеитовой, к прекрасному педагогу Алме Абракашевне Абатовой. Личный выбор и желание продолжать появились позже, когда я полностью погрузилась в этот мир.


А вы помните, как впервые услышали скрипку, при каких обстоятельствах? Каким было ваше первое впечатление об этом инструменте?

Одно из моих самых ранних воспоминаний об инструменте – как играл мой отец Сагадат. Он был очень талантлив и еще в юности, во времена СССР, был отобран, чтобы поехать учиться в Москву. По окончании учебы возглавил Государственный академический симфонический оркестр Республики Казахстан. Когда я впервые услышала его игру, мне она показалась такой легкой, будто он вообще не предпринимал никаких усилий, а получался такой медовый звук, который может напомнить певца-солиста. Это действительно особенный, ни на что не похожий звук, и, пожалуй, именно это привлекло меня к инструменту.


Можете вспомнить момент, когда поняли, что свяжете свою жизнь с музыкой и конкретно со скрипкой?

Помню, как учила песни на слух, вдохновлялась пением бабушки. У нее был невероятно красивый голос, и она пела много традиционных казахских народных песен. Затем начала учиться играть на скрипке, пыталась освоить мастерство игры на инструменте, а на это уходят годы. Я всегда старалась экспериментировать, с фразировкой ли, прочтением ли произведения, или находила радость в импровизации, откуда рукой подать до сочинительства. Рада, что в моем случае все произошло органично. Мне нравится, что я могу использовать эту любознательность, сопровождавшее меня с юных лет любопытство в своем исполнении и в композиторской практике.

Галия Бисенгалиева
Фото: Gwenaëlle Trannoy

Переезд в Великобританию оказался сложным? Что было самым трудным? А самым захватывающим?

Я практически не говорила по-английски. Возможно, это был самый сложный аспект.


Главный проект пандемийного года для вас – дебютный сольный альбом «Аралкум». Почему вы так долго шли к сольной полноформатной записи?

Да, это мой дебютный альбом, хотя я написала и выпустила много треков до этого.

Дело в том, что чтобы овладеть таким инструментом, как скрипка, требуется много времени, нужно упражняться годами, чтобы просто овладеть основами. Это вообще один из самых сложных инструментов. Мне потребовалось время, чтобы перейти к сочинению собственной музыки, потому что этап обучения был долгим и трудным: сначала позднесоветская школа, затем стипендия в Королевской академии музыки. Стандарты обучения в которой, к слову, довольно академичны и строги. Мой голос развился из бунта против многого из того, чему меня учили. И поскольку, прежде чем стать композитором, я была исполнителем, долгое время моя работа заключалась в прочтении и интерпретации чужой музыки. А вот работа над саундтреками к фильмам заставила меня решиться на создание собственных композиций – начиная с мини-альбомов ONE и TWO и собственного лейбла NOMAD и заканчивая «Аралкумом». Все это время я солировала на скрипке или импровизировала, но, наверное, втайне хотела, чтобы люди услышали мой голос.

Галия Бисенгалиева «Аралкум»

Можете рассказать о концертной версии «Аралкума»? Кто ее придумал и как вы занимались постановкой и репетициями? Были ли сложности с технической точки зрения?

Идея сделать шоу появилась сразу после выпуска альбома. Сочиняя «Аралкум», большую часть музыки записывала самостоятельно у себя дома, поэтому хотела сделать версию, в которой могла бы поделиться этими звуками в большем масштабе и пространстве и придать рассказываемой в ней истории вес. Музыканты, которые присутствуют со мной на сцене, – это особые для меня люди, мои друзья, которых знаю много лет. Я воспринимаю это шоу скорее как аудиовизуальный опыт, нежели традиционный концерт: визуальные эффекты, которые были сделаны во время работы над альбомом, проецируются на сцену. Я работала с потрясающим креативным директором Сарой Хоппер, которая придумала визуальную часть, и мы долго обсуждали детали во время локдауна, как мы могли бы воплотить наши идеи в жизнь и сделать опыт зрителей уникальным. Мэтт Доу, художник по свету, тоже сыграл большую роль в этом проекте, а продюсеры Роберт Эймс и Бен Корриган помогли мне собрать всё вместе. Мне очень повезло работать над проектом со всеми этими невероятными людьми.

Галия Бисенгалиева «Аралкум»

Вышедший в октябре 2021 года альбом ремиксов на «Аралкум» – Aralkum Aralas – впечатляет списком участников. В первую очередь потому, что свидетельствует о ваших крайне эклектичных вкусах в музыке. Что вы лично слушали в последнее время и отметили для себя, чем вдохновлялись в последние два непростых года?

Это правда, я люблю слушать самую разную музыку и наслаждаться естественным смешением жанров. Не люблю раскладывать музыку по полочкам, она просто должна быть хорошей. Музыканты, которые сделали ремиксы на треки с «Аралкума», потрясающие, и вы обязательно должны послушать их. Moor Mother только что выпустила новый альбом, у Jing в 2020-м вышел Psychiatric Population, а моя коллега, диджей из Алма-Аты Назира отыграла улетный сет на вечеринке Boiler Room. Послушайте Actress, Lafawndah, Perila, Люси Лью – у всех у них в 2020–2021-м вышли фантастические альбомы. А мое новейшее музыкальное открытие – японская группа CHAI: не могу выключить их альбом Wink.

Аралкум ремикс
Галия Бисенгалиева «Аралкум»

Галия Бисенгалиева родилась в Алматы (Казахстан). Училась в Королевской академии музыки и Королевском музыкальном колледже в Лондоне. Всемирно признанная исполнительница, Бисенгалиева выступала на таких площадках, как Барбикан-центр и Королевский фестивальный зал (Лондон, Великобритания), Национальный центр исполнительских искусств в Мумбаи (Индия), Бруклинская академия искусств (Нью-Йорк, США), театр ACE (Лос-Анджелес, США), концертный зал Белы Бартока (Будапешт, Венгрия), Виктория-холл (Женева, Швейцария), театр Колон (Буэнос-Айрес, Аргентина), Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» (Москва, Россия) и Парижская филармония (Франция). В 2021 году Галия представила живую программу «Аралкум» на фестивалях National Sawdust (США), Kiezsalon и Berliner Festspiele (Германия), Le Guess Who? и Rewire (Нидерланды) и WOS (Испания). Ее музыка была отмечена авторитетными изданиями и медиа Fact, Boiler Room, Pitchfork и Nowness. Бисенгалиевой удалось посотрудничать с многими из лучших музыкантов планеты: Moor Mother (Камаэ Айева), Полина Оливерос, Сьюзан Чиани, Лори Шпигель, Терри Райли, Хильдур Гуднадоуттир, Мика Леви, Том Йорк и Actress (Даррен Каннингем). Соло и импровизации Галии можно услышать на многочисленных саундтреках к фильмам, телевизионным шоу и сериалам, включая мюзикл «Сирано» Джо Райта, триллер «Тебя никогда здесь не было» Линн Рэмси, драму «Мавританец» Кевина Макдональда, «Милый мальчик» Альмы Харель, «Американские животные» Барта Лейтона, «Два Папы» Фернанду Мейреллиша, хоррор «Суспирия» Луки Гуаданьино и научно-фантастический боевик «Матрица: Воскрешение» Ланы Вачовски. Также Бисенгалиева солировала в турах саундтреков к фильмам «Призрачная нить», «Побудь в моей шкуре», «Пианино» и «Нефть». Ее последние коллаборации включали работу с модными домами Norhla, Phoebe English и Alexander McQueen.

Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 1-2/2022.

Рекомендуем прочитать интервью со скрипачкой из Южной Кореи Суджин Хан.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю