Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Мария Паршина: «Активность нужно подать под правильным соусом, тогда магия свершится!»
    Основатель агентства приключений и королева экстрима из Москвы о мотоцикле в подарок на выпускной, купании с планктоном и багажнике индейца
1772
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Мария Паршина: «Активность нужно подать под правильным соусом, тогда магия свершится!»

Основатель агентства приключений и королева экстрима из Москвы о мотоцикле в подарок на выпускной, купании с планктоном и багажнике индейца

Ольга Антипова

Мария Паршина придумала отправлять взрослых в сказочные приключения и с 2019 года с успехом делает это в своем агентстве Stories. Призер Кубка России по фрирайду 2018 года, призер соревнований по сноукаякингу 2018, 2019 годов, Мария работает инструктором по сноуборду, увлекается, кажется, всеми видами экстремального спорта и путешествует по миру так много, что мы с трудом ее поймали для записи интервью.

@stories_team

На сайте вашего агентства приключений ты подписана как идейный вдохновитель. Тебе свойственно вдохновлять людей на какую-то активность?

Мне всегда не сиделось на месте и нравилось придумывать какие-то «дурацкие» идеи вместе с друзьями. Для меня в любой поездке, в любом деле главное — люди. Люблю окружать себя ребятами с горящими глазами и делить с ними кайф момента. Мне нравится создавать сказку и для детей, и для взрослых, дарить людям те эмоции, которые они не могут получить в обычной жизни. Многие всю жизнь ездят отдыхать в Турцию в пафосные отели и даже не представляют себе, каково это — ночевать на диком пляже, всю ночь танцевать вокруг костра, лежать и смотреть на звезды.

Как работается в сфере организации мероприятий, да еще и таких сложных, как экстремальные туры? В чем твой личный кайф?

Экстремальный спорт и такие же туры — мое самое любимое направление. Именно оно дарит самые сильные эмоции, запоминающиеся приключения и знакомит с яркими ребятами. Да, такие поездки связаны с повышенным риском, и от меня как от организатора и гида требуется повышенная внимательность и квалификация. Поэтому я все время учусь, прохожу курсы по первой помощи, занятия в школе гидов, набираюсь опыта у коллег.

Гендерное равенство — это прекрасно, но все-таки в экстриме чаще выстреливают мужчины. Есть такое?

Надо признать, тот факт, что я девочка, не делает жизнь проще (смеется). Экстремальным спортом на продвинутом уровне занимаются в основном парни, поэтому на фрирайде у меня часто бывают группы из 5–6 парней, и им сложно сразу довериться девушке. Когда набирается незнакомая группа, в первый день часто приходится «себя показывать», но обычно пары спусков хватает, чтобы всех убедить в опыте и профессионализме.

Мы с тобой познакомились, когда я писала текст про катание по снегу на каяке. Напомним читателям в нескольких предложениях, что это было за соревнование?

Это был чемпионат мира по сноукаякингу, проходил он в Москве. Почти как бобслей, но спускаешься с горы на каяке с веслом в руках. В России он проходил всего три раза, совсем новый для нас спорт. Это невероятно классно! Мне ночью позвонили друзья каякеры и позвали поучаствовать. В итоге я случайно заняла 1-е место (смеется). Первый спуск был очень волнительным, он для всех был первый — даже судьи не рассчитали угол трассы, получилось слишком круто и недостаточно безопасно. В следующие годы трасса была более пологой и с закрытыми поворотами.

Ты инструктор по кайту и сноуборду, горный гид и парапланерист. Откуда такая тяга к экстриму?

Меня испортили родители (смеется). Они всю жизнь занимались экстримом и подсадили меня. На окончание школы папа подарил мне эндуро (мотоцикл для агрессивной езды по бездорожью. — Ред.),а на18-летие — параплан. Со сноубордом мои отношения продолжаются уже больше 20 лет. Из нового я не так давно попробовала дайвинг, планирую получать корочки, а еще активно встаю на лыжи. Мечтаю освоить стантрайдинг на мотоцикле (трюковая езда. — Ред.) и парашютный спорт.

Какие эмоции ты испытываешь, когда занимаешься тем или иным видом экстрима?

Чувство искреннего детского восторга, когда тебя переполняет радостью и энергией. Помню, у нас был спуск в Грузии года три назад. Дело было 1 января. Мы проехали длинный маршрут по нетронутому снегу и финишировали по деревне в темноте с фаерштоками в руках и бегущими рядом лошадьми. Тогда мы стояли с парнями внизу, смотрели друг на друга и понимали, что у каждого это был лучший спуск за несколько лет — настолько невероятный, что тут неуместны вообще никакие слова. Такие спуски и моменты коллекционируют. А еще спорт часто похож на медитацию. Когда идешь в гору, плывешь на сноуборде по мягкому снегу, летишь на параплане в спокойных условиях, возникает ощущение умиротворения. Для тебя важен только этот момент и стихия, в которой находишься.

Чтобы слиться со стихией гармонично, приходится осваивать какие-то технические навыки, изучать местность?

Мне нравится спорт, в котором нужно думать головой, а не ходить одну и ту же трассу, выбивая еще пару долей секунды к результату. На фрирайде, параплане ты очень плотно взаимодействуешь с природой и должен все время быть начеку, оценивать степень риска и выбирать линию, исходя из своего опыта. Приходится учить законы аэродинамики, учиться оценивать состояние снежного покрова и вероятность схода лавин. Так уж вышло, что чем опаснее место, тем интереснее в него залезть.

Однажды моя подруга вышла из воды с горящими глазами, после очередного урока по кайту, и сказала: «Я теперь понимаю, почему людям так нравится кататься. Нигде больше не чувствуешь себя таким крутым!»

Насколько я знаю, твоя особая любовь — скитур. Расскажешь, почему?

Скитур (сочетание долгого, но комфортного подъема и уникального спуска на специальных лыжах. — Ред.) прекрасен тем, что ты уходишь туда, где никого кроме тебя нет, да и в целом твоя линия подъема и спуска ограничивается лишь фантазией и трезвой оценкой внешних условий. Это следующая ступенька после фрирайда. С каждым годом фрирайд становится все популярнее, у подъемников уже тесно, а катание превращается в гонку за участками пухлого нетронутого снега, по которому ты плывешь на доске, почти как в невесомости (именно ради таких моментов люди и уходят во фрирайд). Когда надоедает эта гонка и начинает хотеться чего-то нового, время посмотреть в сторону скитура. Это своеобразная медитация и наиболее близкое взаимодействие со стихией.

Можешь описать, как технически это происходит, пошагово?

Тебе нужно выбрать красивую и безопасную линию подъема, оценив предварительно множество факторов (время, погоду, изменения снежного покрова и еще много всего), дальше следуют несколько часов подъема, плавного и неспешного. Идешь вверх и любуешься видами, мягкими плюшками снега на ветках деревьев, лучами солнца, отражающимися от снега, и предвкушаешь, как понесешься вниз по этому пухлому и нетронутому снегу. В общем, подъем — это отдельный кайф, хотя на первых порах он и дается непросто. А потом те 15–20 минут, ради которых ты поднимался эти два часа. 15 минут полета и невероятного кайфа, которые я не могу сравнить вообще больше ни с чем. Вот тут те, кто пробовал, понимающе улыбнутся, а всем прочим остается только поверить, что не так просто люди раз за разом по много часов лезут в горку по глубокому снегу. Эти 15 минут правда невероятны.

Как появилась идея создать агентство приключений?

Компания развивалась очень плавно. Я тогда только окончила институт и работала на полставки в офисе, но мечтала пожить и поработать в больших горах. Так что Stories начинался как проект про сноубордические поездки. Я подрабатывала инструктором, но это было больше хобби. И тут мне позвонил друг и попросил провести вместо него школу фрирайда в Грузии, а я уже тогда активно участвовала в чемпионатах мира по фрирайду. Так все и началось: школы фрирайда пару раз в сезон, соревнования, пару недель работы гидом в Приисковом. Потом участвовала в проведении детского кайт-лагеря. Мне безумно все это нравилось, и, главное, получалось совмещать с работой. Через пару лет поняла, что очень хороша в организации, а участники всегда просят еще и еще. Поэтому теперь есть Stories. Название, кстати, не имеет никакого отношения к Инстаграму. Оно про яркие жизненные истории, которые мы пишем в каждом путешествии. Но из-за развития соцсети, кажется, придется его поменять.

Расскажи о ваших предложениях для участников.

Сейчас мы активно расширяемся, у нас появляются новые интересные гиды в команде, а список программ по фрирайду и скитуру пополняется классными приключенческими историями по всему миру. 80% поездок — это активный и экстремальный отдых, но часто участникам не нужно иметь никакого специального опыта. Например, в поездке на Камчатку у нас каждый день была какая-то новая активность — вулканы, каяки, сапборды, велодаунхил с вулкана, серфинг. Такой формат позволяет, во-первых, собрать команду ребят с общими интересами, а не сборную солянку участников, которым не о чем поговорить; во-вторых, сделать уникальную, насыщенную и наполненную эмоциями поездку; в-третьих, избегать толкучки на самых попсовых и популярных локациях. Мы стараемся смотреть на место с необычной стороны. Так, гуляя по Дагестану, не пошли по очень уже популярному Гамсутлю днем, а поднялись к нему с палатками и встали на ночевку прямо над городом-призраком. В итоге ночью и на рассвете достопримечательность работала только для нас.

Как думаешь, эмоции, которые дарит экстремальный отдых и спорт, можно получить еще каким-то образом?

Я искренне считаю, что это уникальная история. Другое дело, что у всех разный входной порог, и он постепенно смещается. Кому-то для полноты эмоций хватит выйти на сапборде в озеро, а кому-то нужно скатиться на велосипеде с вулкана или прыгнуть роупджампинг. Сейчас мы делаем много программ, которые не требуют специальных умений и имеют низкий входной порог. Есть много организаций, которые могут предложить еще более мягкий вход — различные дневные и выходные развлечения.

С чего посоветуешь начать?

Выбор, определенно, упирается в компанию. Достаточно найти нужных людей, и все произойдет само собой! Проще всего это сделать, поехав в авторский тур, или собрать своих друзей и вместе пойти встречать рассвет на сапборде, например. Вообще, дело не только в самой активности. Все скрыто в мелочах: внешнее оформление, компания, звук, вкус — инструментов для создания правильной атмосферы момента очень много. Активность — это главное блюдо, которое настраивает на нужный лад, способствует выработке дофамина и отбрасывает все лишнее, а дальше его нужно подать под правильным соусом, тогда магия свершится!

Давай предложим какие-нибудь особенно магические варианты читателям?

Можно пойти на каяках смотреть на нерп на фоне рассветного солнца, выйти на сапбордах через джунгли по узкой реке прямо в океан, танцевать вокруг костра на диком пляже и купаться с планктоном, поставить палатку на краю обрыва и начать утро с глотка кофе и эклеров на краю скалы, с видом на океан и разбивающиеся о камни волны. Я специально привела примеры, которые вообще не связаны с экстримом. Хотя в нем все это было бы еще ярче и эффектнее — скатиться с горы на сноуборде ночью, обмотавшись гирляндами, ехать на кайте на закат за тремя дельфинами (я сама так ехала и почти плакала от счастья).

К чему можно присоединиться, скажем, этой зимой, если пандемия позволит?

У нас есть тур на зимний Байкал, где собраны совсем простые и нетравматичные активности, но они позволяют взаимодействовать со льдом, а не просто любоваться им в течение нескольких дней подряд. Мы успеем покататься на собачьих упряжках, коньках, багги, велосипеде на шипованных колесах.

Я знаю, что ты активно смотришь в сторону Африки, Южной Америки, Мексики. Есть что об этом рассказать на данном этапе?

Уже в октябре мы поедем на Килиманджаро! Это одна из самых красивых вершин, во всяком случае из доступных неподготовленным людям, наверх поднимаются с портерами (носильщиками). Восхождение занимает семь дней и максимально разнообразно. Мы пройдем через джунгли, полюбуемся ледником, поумираем на высоте больше 4000 м, пообнимаемся с дикими зверями (смеется). Во всяком случае, посмотрим на них издалека. Что касается Мексики и Южной Америки — это моя давняя мечта. Из-за пандемии пришлось отложить поездку, но скоро мы полетим туда на пару месяцев на разведку. Хотим поплавать с китами, купить мотоцикл и перемещаться на нем, а потом продать перед переездом в другую страну.

Какие у тебя были самые запоминающиеся поездки, не связанные с «работой», если всю эту сказку можно так назвать?

Из моих самых ярких самостоятельных путешествий — три месяца в Северной Америке. Я успела побывать на Burning Man (ежегодный креативный фестиваль музыки и арта в пустыне Блэк-Рок в Неваде. — Ред.), причем меня кинули с купленным билетом, и внутрь попала в багажнике индейца. Но «Бёрн» — это отдельная история, целый мир, сжатый в 3 кв км и 7 дней… О нем нужно рассказывать отдельно. Потом я объехала всю Юту и Аризону, покаталась по Калифорнии и полтора месяца проработала в Лос-Анджелесе и Орегоне. Так случилось, что мы с друзьями оказались в Штатах с сотней долларов в кармане и обратными билетами в Москву через месяц… Пришлось подрабатывать в самых разных местах: в массовке на съемках сериалов в Голливуде, официантами на свадьбе, курьерами, массажистами. Тогда со мной произошло столько приключений, сколько, мне кажется, не случалось и не случится за всю жизнь до и после. Я влюблена в Америку, несмотря на все ее недостатки. А еще, когда у меня защита диплома совпала с днем рождения, мы решили отпраздновать и автостопом поехали в парижский диснейленд прямо из института.

Расскажи про школу горных гидов, в которой ты сейчас учишься.

Школа RMGA (Russian Mountain Guides Association, Ассоциация горных гидов России. — Ред.) — единственная официальная школа в стране, которая работает по канадской системе и может дать международную корочку. В ней есть программы обучения на лыжного, альпинистского и горного гида, а весь процесс обучения занимает 3–4 года. Сейчас в России меньше 30 сертифицированных гидов, несмотря на размер рынка. Культура фрирайда и скитура у нас только развивается, тут мы сильно отстаем от Европы и Америки, но школа становится все доступнее, несмотря на достаточно высокий входной порог — ты уже на старте должен быть очень клевым.

Да уж, неопытным там делать нечего. Я прочитала в требованиях ко всем поступающим на сайте школы, что необходимы уверенные базовые навыки спасения в лавине… Как проходит обучение?

Программа состоит из четырех модулей: лавинная теория (в течение трех недель мы копали снег, изучали снежный покров и учились прогнозировать риски), первая помощь и спасработы и пара практических скитурных блоков. После их прохождения ты сдаешь экзамен на стажера — это недельное путешествие, где ты каждый день ходишь в горы, пробуешь себя в роли гида в команде курсантов, и тебя оценивают по шести критериям. Успешно сдавшие этот экзамен курсанты стажируются сезон и сдают финальный экзамен канадским гидам. В общем, это длинная, очень непростая и невероятно интересная история. Что касается экзамена, мало кто сдает его с первого раза, но надеюсь на лучшее. Сейчас я ровно в середине пути.

Про «Робинзонаду для взрослых» уже можно что-то рассказывать?

Ооо… Это будет одна из моих любимых программ! Идея родилась, когда мы сидели на крошечном острове на Ладоге во время похода на парусных катамаранах. Тогда я подумала, что было бы интересно пожить дня три на необитаемом острове! Есть такие детские лагеря — «Робинзонада», когда ребят отправляют на остров, и они живут там два дня, а я думаю, что во взрослом возрасте это намного актуальнее и полезнее. Мы уже понимаем ценность тишины и отсутствия постоянного внешнего шума. Программа состоит из двух частей. Первая — подготовительная. Это трехдневный фестиваль с мастер-классами, где вы сможете восполнить пробелы в своих знаниях по выживанию на природе и поговорить о медитациях, осознанности и т. д. Вторая — основная. Каждый участник отправляется на три дня на остров, где можно жить в одном из двух форматов — приключенческом и созидательном.

В первом случае для вас пишется индивидуальная история с различным заданиями и испытаниями, которые вам придется выполнять, чтобы получить немного еды или какие-то необходимые вещи. Это формат для искателей приключений.

Второй вариант, созидательный, для тех, кто хочет посидеть в тишине на острове, помедитировать и подумать о вечном. В течение трех дней мы будем контролировать безопасность и раз в пару часов проходить мимо на лодке, чтобы убедиться, что у робинзонов все хорошо.

Вот это экзотика! А как там более понятная обывателю Красная Поляна? Уже стала эпицентром туристической жизни россиян-экстремальщиков в связи с пандемией?

Если отмести вопрос цен (а они там совершенно бесчеловечные), это определенно лучший курорт в нашей стране. Тут хорошо и новичкам, и профи. Что касается толп — на новогодние праздники от поездки в Поляну стоит воздержаться, но в остальное время больших очередей на подъемники нет. Главное достоинство этого курорта — то, что можно прилететь «под прогноз». Увидели в прогнозе снег, купили билет и через восемь часов уже стоите на вершине горы. А снег в Поляне, правда, один из лучших (да-да, он тоже бывает очень разный). Кстати, с приходом пандемии люди не стали меньше путешествовать. Сейчас активно развиваются российские направления. К сожалению, это приводит к стабильному росту цен на жилье и услуги. В прошлом сезоне жилье в том же Шерегеше подорожало почти в два раза, но тут уж никуда не деться.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"