Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Алексей Мокеев: «Поколению детей 1990-х не хватает финансовой грамотности»
    Разработчик игр-тренажеров для социального проектирования, предприниматель Алексей Мокеев – о бизнесе и найме, заработке в коронавирус и поколении детей 1990-х.
3909
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Алексей Мокеев: «Поколению детей 1990-х не хватает финансовой грамотности»

Разработчик игр-тренажеров для социального проектирования, предприниматель Алексей Мокеев – о бизнесе и найме, заработке в коронавирус и поколении детей 1990-х.

Арина Демидова

Расскажите о своем детстве. Где учились, чем увлекались?
Учился в Самарском лицее информационных технологий, увлекался программированием, информатикой, компьютерной техникой.

Почему пошли учиться на социальную работу с молодежью? Были ли сомнения, может, выбирали между специальностями – и какими?
Я переходил из одной специальности в другую. Сразу после лицея пошел в Самарский аэрокосмический университет, где проучился три года, но его не окончил. Хотя моя специальность была связана с тем, чем я увлекался, – программированием, информатикой и математикой, – она оказалась мне не близка, я понял, что не планирую постоянно в этом работать, так как уже имел определенные навыки в другой сфере. На тот момент занимался волонтерской и общественно-политической деятельностью, поэтому специальность «Работа с молодежью» была мне ближе, увлекала. А Международный институт рынка находился через дорогу от моего дома, все сошлось. У меня сейчас два высших образования – это «Информационные технологии в медицине» и «Организация работы с молодежью». Я получил много навыков и знаний про менеджмент, государственный и муниципальный, в совокупности с технической специальностью получилась, на мой взгляд, такая оптимальная смесь, чтобы развиваться как специалист в современном изменчивом мире.

Вы всегда хотели заниматься предпринимательством или были планы уйти в другую сферу, и какую?
Я с 2012 года совмещаю предпринимательскую деятельность с работой по найму. В 2012 году открыл вместе с друзьями тайм-кафе, которые были очень популярны на тот момент. Потом мы запустили тайм-бар, потом вегетарианское кафе. Это все продолжалось до 2017 года. Затем у меня была своя мультипликационная студия, где на коммерческой основе я занимался мультипликацией с детьми. Сейчас развиваюсь в направлении бизнес-консультанта, тоже совмещаю эту деятельность с работой по найму. С точки зрения консалтинга, сфера мне не важна – могу консультировать в любом направлении. А направление работы по найму время от времени меняю под влиянием своих собственных интересов. Не могу сказать, что тяготею к одной специальности, хотя информационные технологии чаще оказываются и экономически выгодными, и это та сфера, где я могу реализовывать свои знания по проектам.

Есть ли у вас авторитет среди предпринимателей, на кого хотели бы стать похожим?
У меня нет авторитета среди предпринимателей по той простой причине, что предпринимательская среда очень изменчива и сегодня человек успешен, а завтра – нет. Поэтому нет каких-то кумиров. Я слежу за деятельностью многих бизнесменов и мирового уровня, и местного, беру успешные инструменты или элементы из бизнеса разных сфер и стараюсь их гармонично, как гибриды, собирать. Но повторить чей-то путь никогда не было мысли.

Предприниматели, как правило, люди с определенными требованиями ко всему своему окружению. Есть ли у вас какие-то требования к друзьям, знакомым, близким?
Требования к близким сложно предъявлять. А что касается друзей… круг общения с возрастом меняется, и сейчас получается, что у меня больше людей со схожими интересами, деятельностных людей. И требование у меня одно: чтобы те, к кому я стремлюсь, больше делали, чем говорили, чтобы у них была какая-то история успеха. То, за что их можно уважать и брать пример. Важно, чтобы человек был увлечен какой-то одной мыслью, идеей, или несколькими – у него могут меняться интересы, но важно, чтобы это было реализовано в практическом русле.

А какие требования вы предъявляете к себе?
Требования к себе у меня те же, что и к окружению. Я не могу сказать, что есть одно дело, которому готов посвятить всю свою жизнь, потому что интересы меняются, большую часть своих интересов в области бизнеса стремлюсь монетизировать, хочу, чтобы они приносили дополнительный или основной доход. Поэтому себя тоже отношу к людям деятельным и увлекающимся. Я стараюсь все увлечения превратить в дело, чтобы это приносило людям пользу, а мне и моей семье – доход.

Назовите наиболее значимые собственные проекты в области бизнеса. Почему именно обучающая сфера? Почему выбрали не сами социальные проекты в качестве дальнейшего направления деятельности?
Я не могу выделить одно направление, для меня значимо то, чем занимаюсь сейчас. Год назад это было что-то другое, а пару лет назад – что-то совсем отличное от предыдущего. Все течет, все меняется, жизнь наша очень переменчивая, но могу сказать: то, чем я занимаюсь сейчас, – самое значимое. Через год это может быть что-то другое, а еще через два – третье. Возникают новые идеи, новые проекты. Я отношу себя к типу людей-сканеров, которые сканируют ситуацию и стремятся ее использовать, насколько это только возможно.
Почему обучающая сфера сейчас? Мне кажется, да и говорили, что у меня хорошо получается доносить легко сложную информацию, интерпретировать, адаптировать материал под широкий круг потребителей. Мои игровые технологии направлены на то, чтобы как можно большее число людей освоили социальное проектирование, социальное предпринимательство. И работа в качестве бизнес-тренера направлена на то, чтобы знания, навыки и умения помогли сделать свою жизнь и жизнь организаций лучше.
Что касается социальных проектов, я не прекращаю работать в данном направлении. В 2020 году было организовано несколько социальных проектов: акселератор по социальному проектированию, акселератор, связанный с реабилитационными средствами для людей с инвалидностью. В 2021 году я продолжаю двигаться в этом направлении: сейчас с коллегами задались вопросами создания своей собственной некоммерческой организации, чтобы иметь возможность самим участвовать в конкурсе грантов, заниматься социальным предпринимательством.

Расскажите подробнее о своих коммуникативных играх-тренажерах «Конструктор мероприятий» и «Социальный бизнес». Как давно вы их создали? Почему вам показались перспективными эти направления?
«Конструктор мероприятий» – это скорее тренинг, чем тренажер. Я преподношу его не как игру, а как тренинг для организаторов мероприятий, чтобы сделать их дело более эффективным. А «Социальный бизнес» – эта тема параллельно со мной всегда идет, потому что я считаю: деятельность, в том числе некоммерческой организации, должна быть финансово устойчивой. Если она существует только на грантовые средства или пожертвования, то это не устойчивая бизнес-модель. Я сам всегда стараюсь, чтобы у меня был доход от коммерческой деятельности, и организациям, с которыми сотрудничаю, предлагаю выбирать устойчивые бизнес-модели, в которых некоммерческая организация может заниматься предпринимательской деятельностью для того, чтобы варьировать потоки своих средств на существование. Я занимаюсь бизнесом почти 10 лет и могу сказать, что в некоммерческом секторе есть недоверие, с одной стороны, к источникам денег, получаемых коммерческим путем, с другой стороны, многие просто не умеют этим заниматься.
Направление «игр» мне самому любопытно, и на такую сферу есть запрос. Значит, это актуально, и я работаю как самозанятый в этом направлении.

Для кого эти игры? Имеют ли они успех и каким образом реализуются? Для кого предназначена ваша игра «Проектное путешествие»?
Мои игры прежде всего направлены на некоммерческий сектор. С другой стороны, они будут интересны студентам и в целом молодежи, потому что знания и опыта у них очень мало и подача информации в такой форме будет для них, на мой взгляд, максимально интересна, доступна и понятна. «Проектное путешествие», моя новая игра, тоже для студентов, некоммерческих организаций, для коммерческих организаций, которые хотят обучить сотрудников проектному подходу. Об успехе можно судить по тому, что их регулярно заказывают. Недавно Тольяттинский государственный университет купил комплект из пяти игр для проведения обучающих мероприятий, в ресурсном центре добровольчества Самарской области тоже приобрели комплект. Я делаю вывод, что эти технологии востребованы, и обучение социальному проектированию именно в таком формате не похоже на другие его виды. Раз мои заказчики этот вариант выбирают, значит он нужен. Реализую я их в основном через Интернет. Плюс провожу тренинги по заказу людей, которые знакомы с игрой, но хотят, чтобы я принял участие в обучении.

Что вы почувствовали, когда вышла первая партия самой первой игры? И что это была за игра?
Это была игра «Проектное путешествие», когда у меня появилась упакованная коробочная версия. Для меня это был эксперимент, цена игры была под вопросом. Это 2019 год, когда она была упакована в коробку, появился свой сайт. Я почувствовал, что могу поделиться своим опытом с неограниченным количеством людей, и этот опыт уже не хобби, а способ зарабатывания денег. Я могу монетизировать свои увлечения, знания, опыт. Чувство гордости и уверенности, что все было сделано не зря.

Вы запатентовали свои разработки?
Настольную игру по российским законам нельзя запатентовать – вообще игровые методики не патентуются. Можно только отдельные элементы, такие как изображение на обложке, иллюстрации на карточках или текст. Сейчас занимаюсь написанием методических рекомендаций к игре и планирую защитить авторские права именно на этот материал.

Каким образом реализуются игры, вышли ли они на самоокупаемость или уже в плюс?
В плюс вышла первая же игра, которая была издана. Это если считать плюсом, что затраты на изготовление и доставку игры меньше, чем сама игра. Я не занимаюсь производством больших партий, они изготавливаются, когда появляется заказчик. Для меня это скорее пассивный доход, на рекламу денег не трачу – заказчики сами находят. Я доволен этим инструментом.

Какие социальные проекты вы ранее реализовали?
Если говорить о самых крупных социальных проектах, в которых я участвовал, это совместные с национальным детским фондом в 2017–2018 году, связанные с обучением детей мультипликации. Это был проект «Мульттерапия», когда мы обучали детей созданию мультфильмов про семью, ветеранов войны – героев семьи. Таким образом мы сохраняем историческую память, чувство патриотизма. Я был куратором этого проекта. И в последнее время работаю в университете, мы трудимся над мастерской социальных проектов, которая помогает ребятам реализовывать свой потенциал, помогает людям с инвалидностью в части разработки новых средств реабилитации для врачей и инженеров. Также занимаюсь консалтингом в части развития социального предпринимательства. Выступаю не только в Самарской области, но и в других регионах, выступаю в том числе на форуме iВолга. Сейчас подключился к «Школе региональных экспертов».

Что для вас ближе – открывать и запускать собственные стартапы, потом передавая их инвесторам, или вести один бизнес?
У меня нет универсального решения – был опыт и создания бизнеса, который мы успешно продали, был и такой, который трансформировался из одного в другой (тайм-кафе), был, который открылся и закрылся (это вегетарианское кафе). Часть дел – такие, как мультипликационная школа и образовательные проекты – это то, что я веду один по модели самозанятого. Происходит по-разному, все зависит от обстоятельств. Все варианты мне близки, доступны, у меня есть в них опыт.

Внес ли коронавирус свои коррективы в ваши бизнес-планы и что именно пришлось изменить?
Коронавирус сказался на моих планах положительно. В начале 2020 года, еще до пандемии, я повысил свою квалификацию как бизнес-тренер и стал проводить онлайн-мероприятия. Как выяснилось немного позже, это было крайне актуально, я мог проводить по несколько сессий в разных географических точках за один день. Поэтому в пандемию мой доход рос. К тому же появились дополнительные связи, когда все перешли в онлайн.

Если говорить о планах, чем вы хотели бы заниматься через 10 лет?
Я не знаю, чем буду заниматься даже через год, не говоря уже о 10-летнем периоде. Но вектор тот же – хочу заниматься чем-то значимым, помогать другим людям и организациям становиться лучше.

Многие предприниматели переезжают из родных городов в Москву или за границу. Почему вы решили для себя остаться в Самаре?
Мне и в Самаре хорошо. Здесь есть все возможности для самореализации. Хотя среди моих приятелей и одногруппников есть те, кто уехал в Москву, но я не могу сказать, что они приобрели качественно отличающийся уровень жизни или зарплату. Да, те, кто работает по найму, могут получать выше зарплату, но и уровень жизни выше. Я регулярно бываю в Москве и других регионах, но все, что мне нужно для работы, бизнеса и самореализации, есть в Самаре. Поэтому в ближайшее время для себя не рассматриваю возможность переезда.

Чем вы увлекаетесь в свободное время?
Свободное время я провожу с семьей – выезжаем на природу, кемпинг, катаемся на велосипедах, играю на гитаре.

Кто у вас любимый киногерой и почему?
Мой любимый сериал – это «Чертова служба в госпитале Мэш» и главный его герой – «Ястребиный глаз» Пирс, потому что по сюжету он высококлассный профессионал, но при этом отзывчивый человек с хорошим чувством юмора. Сериал снят хоть и давно, но я считаю его иконой жанра «Комедия». Мне нравятся люди, которые могут качественно делать свою работу и относиться к жизни с юмором в любой ситуации.

Вы относитесь к поколению тех, чье детство прошло в 1990-х. Как вы считаете, чего не хватает этому поколению?
Финансовой грамотности, потому что 1990-е годы – это было время, когда одна социальная система пришла в негодность, разрушилась, а к другой, которая на ее месте сформировалась, капитализму, готовы единицы. И в этих условиях не хватает того, чтобы людей готовили к работе с инвестициями, к тому, как распоряжаться своими личными средствами, создавать финансовую подушку безопасности.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"