Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Насибахон Аминова: «Я идейный управленец»
    Социальный предприниматель из Таджикистана – о «мамском» предпринимательстве, Агате Кристи и ядерных ценностях.
1600
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Насибахон Аминова: «Я идейный управленец»

Социальный предприниматель из Таджикистана – о «мамском» предпринимательстве, Агате Кристи и ядерных ценностях.

Арина Демидова

Создатель онлайн-сообщества для родителей TajikMama Насибахон Аминова продвигает в Таджикистане идею социального предпринимательства, в частности, женского и «мамского» бизнеса.

Расскажите о своей семье.
Я родилась в Душанбе Таджикской ССР в день официального празднования в СССР дня рождения Сталина, папа очень хотел назвать меня Сталиной. Мамина позиция была иной. В итоге я Насибахон. Окончила с отличием юридический факультет Таджикского государственного национального университета. Мой папа – воин-интернационалист и орденоносец – по окончании Академии МВД СССР проработал более 25 лет в системах органов внутренних дел и безопасности: от следователя уголовного розыска до работы в Совбезе Республики Таджикистан, от лейтенанта до генерал-майора. Поэтому неудивительно, что мне с раннего детства было интересно все, что связано с розыскной и следовательской деятельностью. Зачитываясь в школьном возрасте произведениями Артура Конан Дойля, Агаты Кристи или реальными зарисовками из журнала «Советская милиция», я уже имела представление о своей будущей профессии. В итоге, отказавшись от поступления в школу милиции в Питере, на чем очень настаивал папа, ради летнего лагеря в США, тут настояла я лично, поступила на юридический факультет и выбрала специализацию «Судебное право и прокурорский надзор». Однако, окончив вуз с отличием, ни дня не проработала по своей специализации. После прохождения обязательной практики в прокуратуре твердо усвоила, что реальность намного жестче и методы работы не отвечают моим внутренним установкам. Более близкой по духу оказалась правозащитная сфера. Я работала в правозащитных организациях на позициях от ассистента до программного офицера. В 2008 году по семейным обстоятельствам переехала в Россию, прожила четыре года в Москве и Астрахани.

Вы всегда хотели заниматься социальным предпринимательством, или были планы уйти в другую сферу, и какую?
Я не предприниматель в том виде, в каком понимается это слово и вид деятельности. Я скорее из той сферы, кто формирует благоприятную среду для развития предпринимательства, в том числе и социального. Я идейный управленец, скорее.

Почему появилась идея продвигать женское, «мамское» предпринимательство и когда?
В 2011 году, вернувшись в Душанбе, я стала частью команды Национальной ассоциации малого и среднего бизнеса Таджикистана (НАМСБ РТ). Сначала как специалист по вопросам коммуникации и PR. В 2013 году возглавила исполнительную дирекцию.
В декабре 2011 года я прошла курс обучения «Женщины-предприниматели и ИКТ» в Международном учебном центре им. Голды Меир на горе Кармель в городе Хайфе в Израиле при поддержке Агентства МАШАВ и ЕЭК ООН. Согласитесь, без равного доступа к диджитал-технологиям в сегодняшней постпандемической экономике женщины-предприниматели рискуют быть изолированными.

Расскажите, как вы продвигаете идею «мамского» предпринимательства?
Через цифровые инструменты можно трансформировать существующие гендерные неравенства в возможности и ресурсы. Оказывая позитивное влияние на экономическое, политическое и социальное развитие женщин, можно сократить существующий разрыв в экономической стабильности женщин.
Результатом моего обучения стала «защита» одного из социальных проектов, который бы позволил решить определенную проблему в моем регионе. Начавшись с инициативной группы на платформе Facebook, проект TajikMama.tj с 2012 года смог объединить на сегодня более 36 тысяч участников. Большая часть – это родители, чаще мамы, проживающие в Таджикистане, и часть – за его пределами.

Если говорить о «мамском» предпринимательстве, в чем, на ваш взгляд, его функция?
Именно мамы, сидящие дома в декрете и воспитывающие маленьких детей, становятся наиболее уязвимыми с точки зрения экономической свободы. Постепенно сформировалась группа мам, которая занималась ремесленничеством на дому и вылилась в минипроект Handmade Tajikmama. Именно с их помощью мы провели ярмарку ремесел в рамках нашего первого родительского форума в 2015 году, посвященного трехлетию проекта. Отрадно, что часть мам-ремесленниц стали успешными бизнес-леди, членами Союза ремесленников Таджикистана. Социальное предпринимательство – не благотворительность на постоянной основе, отнюдь. Это сначала про возможности и затем уже про прибыль. Именно такой поход и привлекает меня в концепции социального предпринимательства. Шанс, который дается на реализацию возможностей, на «выход в свет», на позиционирование себя как личности, преодолевшей внутренний барьер из-за ряда ограничивающих причин. В этой концепции важны люди, которые поддержат, а не потопят. В чистом бизнесе – жесткая конкуренция и философия эгоизма, как ни крути. В социальном лежит основа решения социальной проблемы для целевой группы и, в идеальном варианте, выход на прибыль.

Есть ли у вас авторитет среди социальных предпринимателей, человек, на которого хочется равняться?
Несомненно, есть. Знаете, что я заметила у социальных предпринимателей? Это прокачанный навык поиска нестандартных методов и бизнес-моделей и оптимизм. Я слежу за тенденциями в мире, в Российской Федерации и Казахстане. В том числе и за законодательными инициативами. И радуюсь успехам коллег, с которыми мы регулярно на связи. В 2019 году, когда я была организатором Регионального женского бизнес-форума с акцентом на социальное предпринимательство, мне порекомендовали обратиться к Эмину Аскерову (подробнее о нем читайте в июньском номере журнала «Перспектива. Поколение поиска». – Ред.), руководителю социальной мастерской Green Tal и основателю школы социального предпринимательства в Казахстане. Эмин искренне поразил меня своим задором, упорством и профессионализмом. Он вдохновил многих на форуме и стал ментором для наших коллег из организации «Ирода» – они поддерживают детей с аутизмом и их родителей через работу социального кафе. Недавно Эмин познакомил меня с Сергеем Голубевым, членом правления «Опора России». Грамотность в подходе, структурированность и лаконичность – это сильные стороны моих коллег. Сергей и Эмин как раз таки из тех идейных управленцев, кто формирует среду для развития социального предпринимательства.

С какими трудностями столкнулись при продвижении своих проектов, а что, напротив, далось легко?
Будучи идейным менеджером-управленцем, любой свой проект я считаю личным прорывом. Это ведь процесс эволюции. Спираль человечества. Мы не можем быть одинаковыми на очередном витке своего развития. Мы учимся. И вырастаем на ступень выше. Так, в конце прошлого года я запустила серию подкастов MAMA SKAZALA. Первый сезон благополучно выпущен в эфир, и готовится новый цикл, как раз про мам в бизнесе. Занятие достаточно трудоемкое – с учетом вычистки записей и монтажа. Это логическое продолжение проекта Tajikmama, что и отражает концепцию спирального развития.

Какие направления социального бизнеса, на ваш взгляд, наиболее популярны в Таджикистане?
В Таджикистане социальное предпринимательство в обновленной трактовке только набирает обороты. Еще с советских времен существовали предприятия, в которых работали инвалиды и имелись постоянные заказы. Но эпоха госзаказов ушла, появилась задача искать новый выход на рынок, где в целом твоя продукция становится неконкурентоспособной. Наша ассоциация одна из первых поддержала и продолжает до сих пор заказы на кейтеринг со стороны социального кафе «Ирода», где ребята с аутизмом готовят продукцию в кафе и обслуживают ивенты. Другое очень успешное социальное кафе «Чатр», при ОО «Корвони Умед» (тадж. «Караван Надежды». – Ред.), поддерживающее женщин, пострадавших от насилия, является популярным местом в городе. Обе организации расширяют горизонты и выходят с новыми концептами бизнес-моделей.

На какие качества вы обращаете внимание в людях? В себе самой?
Будучи по натуре альтруистом, я стала уделять больше внимания развитию социального подхода в предпринимательстве. К примеру, программы корпоративно-социальной ответственности могут стать явным преимуществом для успешного бизнеса, соединяя в себе нравственную основу и коммерческую выгоду. Я более внимательно отношусь к тому, что покупаю, у кого покупаю. Обращаю внимание на миссию компании, на то, чей труд используется, не дискриминируется ли личность/работник в организации. В нашем восточном регионе такие факты становятся известными очень быстро. Я внимательнее стала относиться и к тому, не «прикрывается» ли компания или бизнес-личность красивой оберткой, фактически нивелируя права человека. Даже фразы и общение в социальных сетях, а это хороший маркер, поведение в обществе, чаще завуалированное, могут стать причиной отказа от использования продукта и тем более от общения с таким человеком/бизнесменом/компанией. В свое время я долго разбиралась с этим внутренним цензором, и буквально недавно вычитала у психолога Юлии Рублевой точное понимание про ядерные ценности, то есть то, что является ядром нашей личности. Эти ценности не меняются с возрастом, временем и обстоятельствами. И как я понимаю сейчас, наоборот, усиливаются. Этический аванс, который был выдан таким людям, даже родным или друзьям, просто-напросто исчерпывается. Отголоски ли это моей правозащитной любви или врожденный ценз – в любом случае, я ему благодарна.

Чем вы хотели бы заниматься через 10 лет?
О планах говорить не хочу, но точно знаю, что буду заниматься любимым делом. Иначе не получается. Потому как какой бы ни была перспективной моя карьера и высокой зарплата, я всегда без особых угрызений совести закрывала за собой дверь и уходила, если работа переставала меня радовать. Искренне считаю и живу по принципу, что работа в первую очередь должна приносить удовольствие, и никакие перспективы и деньги ни в коем случае не должны останавливать человека. Жизнь слишком коротка, чтобы заниматься тем, что тебе не нравится.

У вас есть увлечения помимо работы?
Я люблю путешествовать и писать заметки. Я сторителлер, если говорить современным языком. Мне нравиться записывать истории, делать заметки и публиковать размышления. Эти навыки дают возможность наблюдать за жизнью, вычленять главное, останавливаться на ценном и жить в удовольствие. Мои статьи о путешествиях на регулярной основе публиковались до пандемии в бортовом журнале одной из авиакомпаний. А сейчас веду небольшой блог в Instagram, делясь фотографиями и мыслями о странах, где бываю.

Как вы считаете, чего не хватает вашему поколению, а в чем его сильные стороны?
Я – мама двух сыновей. 17 и 19 лет. Я расту вместе со своими сыновьями. Наверное, как и все мамы, которым интересна жизнь детей, пытаюсь понять, как устроен мир их поколения по сравнению с нашим. Глядя на поколение моих родителей и моих детей, понимаю, что мы всегда будем отличаться друг от друга. Гипотетически, можно найти много сторон, которых нам не хватает. Но мне кажется, тем мы и хороши, что мы не сильнее и не слабее. Мы просто несхожие. У нас, у каждого поколения, свои методы в поиске наилучшего пути человеческого развития.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"