Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Мария Матох: «Без счастливого случая талант и трудоспособность ничего не значат»
    Режиссер и актриса из Беларуси – об Обломове и Штольце, театральных кругах ада и открывающихся дверях
Лица поколения
11 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Мария Матох: «Без счастливого случая талант и трудоспособность ничего не значат»

Режиссер и актриса из Беларуси – об Обломове и Штольце, театральных кругах ада и открывающихся дверях

















































































































































































Мария Матох
Фото: Маша Сапего

В свои еще совсем молодые годы Мария Матох – уже сложившийся режиссер, известная актриса, педагог. Иным и жизни не хватит, чтобы столько успеть. А она не торопится, не суетится, просто занимается любимым делом и смотрит на мир широко открытыми глазами.


Какие детские воспоминания до сих пор с вами?

Летом меня отправляли к бабушке в деревню, и это было счастье! Бабушка жила в городе, но летом брала отпуск, уезжала в деревню – как на дачу, брала меня с собой, чтобы я во время каникул не слонялась по городским улицам. Летом в деревне замечательно! Можно прыгать по сеновалу, ходить на ферму и смотреть, как там все устроено. Начальник фермы из нашей деревни, он разрешал детям все рассматривать. В нашей компании я была, наверное, самая маленькая. Остальные были гораздо взрослее, и меня как талисман везде с собой таскали. Помню, в праздник Ивана Купалы, в ночь с 6 на 7 июля, бабушка мне разрешала гулять хоть до утра. Сколько хочешь, столько и гуляй! На Ивана Купалу зажигали огромный костер, жарили сосиски, пели песни под гитару, один парень всегда читал стихи. Мы прыгали через костер, водили хороводы, это было здорово!


Вы были послушной девочкой?

В школе да, а за ее пределами нет. Я была хитрым ребенком. Занималась своими делами, иногда шалила или плохо себя вела, но делала это так хитро, чтобы никто об этом не рассказал родителям. То есть внешне все было хорошо: я ходила в школу, училась. Только вот категорически отказывалась делать домашние задания. Я с детства такая: если не хочу что-то делать, то никогда этого делать не буду. Если чувствую, что мне это не надо, не могу себя заставить. Делаю, когда мне это нужно и я этого хочу. А если не понимаю для чего это нужно, интерес сразу пропадает.


Орша, где вы выросли, – маленький город?

Там, по-моему, 125 тысяч населения. Это небольшой городок в Витебской области, недалеко от Смоленска. Очень старый, его впервые упоминают в «Повести временных лет» аж в 1067 году. К сожалению, никаких памятников старины с тех пор не сохранилось. В городе есть школы, промышленные предприятия, тюрьмы. На главной площади поставлен памятник Ленину. Всё, как в любом небольшом городе. С тех пор, как я оттуда уехала, почти ничего не изменилось.


Вам хотелось оттуда вырваться?

Да, хотелось. Но я не отказываюсь от своего родного города. Хотелось уехать потому, что мне там уже было тесно. Особенно оттого, что в Орше не было театра и спектакли можно было смотреть только в записи. То есть ты знаешь, что театр существует, но чтобы что-то посмотреть, обязательно нужно куда-то уезжать. И я поняла: надо двигаться туда, где есть театр. Хотя мне приятно возвращаться в Оршу, там текут реки Оршица и Днепр, летом их берега очень красивы.


Почему вы решили стать именно режиссером?

Наверное, потому, что в детстве дедушка привел меня в театральную студию, и было очень интересно там заниматься. Мне нравилась сцена, фонарики театральной рампы… Мой дедушка очень любил театр, поэзию, жизнь. Он научил меня играть в шахматы. По телеканалу «Культура» в тот момент показывали спектакли, мне очень нравилось их смотреть, и хотелось понять, как у актеров получается играть совсем других людей. Как-то дедушка сказал: «Вот это все сделал режиссер». А я ему ответила: «Тогда я стану режиссером». Потом все это забылось, я мечтала стать физиком-ядерщиком, астрономом и много кем еще. Но в итоге стала режиссером.

Мария Матох
Фото: Маша Сапего

А если бы вы не поступили?

Я решила, что должна стать режиссером, и все. Если бы не поступила, точно знаю, что поступала бы еще раз или пошла каким-то более длинным путем: окончила колледж культуры, а потом штурмовала бы Белорусскую государственную академию искусств. Но мне повезло.


Но ведь режиссер – совсем не женская профессия. Например, Сергей Женовач всегда проводит беседы с девушками-абитуриентками, пытаясь отговорить их заниматься режиссурой.

Нас тоже отговаривали, наверное, девочек всегда отговаривают. Но я не делю профессии на мужские и женские, если видишь хороший спектакль – неважно, кто его поставил, женщина или мужчина. Сейчас женщин-режиссеров стало гораздо больше, чем раньше. И эта профессия меня совсем не угнетает. Артисты меня слушаются, службы работают, все хорошо. Я выпустила уже четыре постановки в разных театрах России и Беларуси. И везде возникало взаимопонимание, складывался диалог, находились какие-то компромиссы и все получалось по любви и взаимному согласию.

Спектакль «Цианистый калий… с молоком или без?»
Спектакль «Цианистый калий… с молоком или без?» по пьесе Хуана Хосе Алонсо Мильяна. Гомельский областной драматический театр (г. Гомель, 2020). Фото: Владимир Ступинский

Чему научил вас руководитель вашего курса Сергей Михайлович Ковальчик?

У нас на курсе было три преподавателя. Сергей Михайлович Ковальчик пригласил преподавать Бориса Ивановича Луценко и Ольгу Михайловну Клебанович. Оба народные артисты, можно сказать, живые легенды. У наших педагогов были абсолютно разные видения театра, а у нас – возможность от каждого что-то брать или с кем-то внутренне спорить. Сергей Михайлович уделял больше внимание действенному анализу. Мы разбирали все конфликты пьесы. Пока не принесешь написанную на бумаге режиссерскую экспликацию, где указаны все идеи, сверхзадачи пьесы и так далее, пока не выстраданы их формулировки, Ковальчик ничего не разрешал репетировать. У Бориса Ивановича не было правил. Он всегда говорил: «Сделайте интересно!». А как? Ты сидишь, придумываешь, и у тебя немножко «взрываются мозги» от мыслей, как же это сделать интересно. А Ольга Михайловна преподавала у нас мастерство актера и учила нас законам психологического театра: петельки-крючочки, взаимоотношения между героями. Это совсем другое театральное дыхание. Еще Сергей Михайлович научил нас выстраивать отношения с артистами, мы учились у него, как репетировать. И, низкий ему поклон, он пустил нас в театр. Мы занимались там с первого курса и практически не появлялись в Академии. В нашем распоряжении была Малая сцена, где мы репетировали, играли экзамены, и нам разрешали занимать в наших студенческих работах артистов театра. Сергей Михайлович смотрел, сумеешь ты договориться с артистом, чтобы он ходил к тебе в свободное от основной работы время, или нет. Наш курс был при Национальном академическом драматическом театре имени Максима Горького, и четверо выпускников нашего курса стали в этом театре работать.


Вы окончили академию как режиссер, но вас взяли в этот театр работать актрисой. Почему?

Потому что режиссером меня не взяли (смеется). Мне предложили работать актрисой, и я согласилась. Но мне никто не мешает заниматься режиссурой. Художественный руководитель театра – мастер нашего курса. Если меня приглашают куда-то ставить спектакль или я сама что-то нахожу, он меня отпускает. Беру отпуск и еду ставить.


Как выбираете пьесы для постановки, почему поставили дипломный спектакль по пьесе Михаила Угарова «ОбломOFF»?

Художественным руководителем моей постановки был Борис Иванович Луценко. И мы с ним очень долго искали материал. Как-то Борис Ивановичпозвонил мне и спросил, читала ли я пьесу «ОбломOFF» и что по этому поводу скажу. Я ответила, что читала, но сложно что-то сказать, пока не понимаю. Он ответил: «Вот и я не понимаю. Надо брать», и мы начали работать.

Спектакль «ОбломOFF»
Спектакль «ОбломOFF» по пьесе М. Угарова «Смерть Ильи Ильича». Национальный академический драматический театр имени М. Горького (г. Минск, 2018). Фото: Любовь Новикова

Обычно я просто читаю все подряд, неважно, пьеса это или проза. И всегда очень важно первое впечатление. Первая эмоция. Если пьеса очень нравится или возникает желание подумать и разобраться, что сделал автор, скорее всего, этот текст надо ставить.


Обломов лежит на диване и мечтает, его друг Штольц говорит, что надо постоянно работать, что-то делать. На чьей вы стороне?

Я поставила спектакль об этих двух людях, но ничью точку зрения не разделяю. Переживаю за Обломова, но хочу избавиться от всех страхов, терзающих его и других людей. Могу ли я жить, как Штольц? Тоже вряд ли. Хотя сейчас время диктует такую модель поведения: надо, как Штольц, спешить, работать, делать что-то и все успеть. Но хочется иногда остановиться, как Обломов, и немного подумать.


Трудно репетировать со старыми опытными артистами? Объяснять им, как нужно играть?

Я понимаю, что глупо и смешно учить опытных артистов. Поэтому мы находимся в диалоге, и благодаря моим хитростям артисты постепенно сами делают все, что мне надо. В Гомеле я репетировала с ведущими артистами театра Юрием Михайловичем Фейгиным и Евгенией Ивановной Коньковой, обоим уже за 70. Знаете, с ними не было проблем. Если даешь им конкретную задачу и нормально все объясняешь, они не обращают внимания на мой возраст. Обычно об этом думают более молодые артисты. Приезжая куда-нибудь на постановку, я всегда слышу: «Ой, к нам девочка приехала». Но когда мы прощаемся или кто-то из них потом мне звонит, они называют меня Марией Михайловной, понимаете? Ведь если режиссер приехал на постановку, значит, художественный руководитель театра утвердил его кандидатуру. И мне до начала работы приходится проходить театральные круги ада: худсовет, техсовет, беседы с худруком, директором, а потом и с местным художником, потому что у меня нет художника, с которым я постоянно работаю. Короче говоря, шуточки и странные взгляды актеров бывают, но это быстро проходит. Я понимаю, что, наверное, так же относилась бы к приглашенному режиссеру, и у меня нет претензий.


Как вы считаете, режиссер должен быть диктатором?

Мне кажется, что нет. Стараюсь создать на репетициях комфортную атмосферу. Мы работаем спокойно, медленно, без криков и истерик, никуда не торопимся, и я знаю, что все всегда успеется и все сложится. Наверное, это немножко наивный подход к работе.


Не боитесь, что новых предложений поставить спектакль не будет? Что делать, если в работе возникает пауза?

Не думала об этом… Знаете, иногда какие-то двери открываются, а иногда дверь есть, но ты в принципе ее не видишь. Думаю, в моменты пауз надо как можно больше читать, развивать себя, думать. Чтобы в тот момент, когда дверь откроется, ты был к этому готов. Потому что если мне вдруг позвонит художественный руководитель какого-нибудь театра и скажет: «Мария, мы хотим пригласить вас на постановку, что вы можете предложить?», а я не смогу ему ничего ответить, потому что ничего за это время не прочитала и ни о чем не думала, то эта дверь с треском захлопнется. И больше мне никто не позвонит, потому что круг людей, занимающихся театром, в нашей стране довольно тесный, практически все друг друга знают. Нам говорили педагоги, что 60 процентов успеха зависит от твоей трудоспособности, 30 процентов от таланта и только 10 процентов от счастливого случая. Но без счастливого случая талант и трудоспособность ничего не значат.

Спектакль «Крейцерова соната»
Спектакль «Крейцерова соната» по одноименной повести Л.Н.Толстого. Национальный академический драматический театр имени М. Горького (г. Минск, 2021). Фото: Маша Сапего

Вы не только актриса и режиссер, но и педагог. Что вы преподаете? Чему учите студентов?

Я преподаватель по мастерству актера на режиссерском курсе, который Сергей Михайлович Ковальчик набрал после нас в Академии искусств. Передаю студентам максимум из того, что педагоги дали нам, занимаюсь с ними тренингами, сама ищу что-то новое. Когда была возможность, ездила в Москву на фестиваль «Артмиграция», участвовала в разных лабораториях и отовсюду что-то привозила и передавала им все, пока «горячее». Режиссуре же нельзя научить, ей можно только научиться! Я даю студентам список того, что мы читали, того, что читали до нас, и того, что надо прочитать им. Советую посмотреть какие-то спектакли. Мы общаемся, находимся в диалоге. Иногда мне кажется, что это я у них продолжаю учиться. Потом приходит Сергей Михайлович как руководитель курса, смотрит, что мы натворили, и либо говорит, что мы на правильном пути, либо просит что-то переделать.


У вас со студентами большая разница в возрасте?

Некоторые студенты старше меня, они до поступления оканчивали другие институты. Есть те, кто младше. Ровесников нет. Но в какой-то момент это становится неважно. Вначале всегда бывает недоверие, но потом мы начинаем работать, и либо студент доверяет педагогу и работает с ним, либо нет. Вот и все.


Ваше поколение, какое оно? Чем оно отличается от тех, кто моложе и тех, кто старше?

Мне вообще кажется, что как-то глупо делить людей на поколения. Ведь в каждом есть разные люди, и так было всегда. Я общаюсь и с людьми, которые намного старше меня, артистами и не только, и с теми, кто младше. И всегда нахожу людей, близких по духу, по мировоззрению, и из этого делаю вывод, что в принципе разница между поколениями не так уж и велика. Возможно, наше поколение отличает стремление делать что-то свое, многие минчане стараются меньше работать в государственных театрах и делают свои проекты, собирая свою команду. Например, в Минске из актерско-режиссерских лабораторий выросли три спектакля «Ричард III». Сначала это были эскизы, а сейчас полноценные спектакли. Но в Европе так работают уже давно, и это никак не связано с поколением. И в проектных театрах работают люди разного возраста.

Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» N 7(8)/2021.


Мария Матох
Фото: Маша Сапего

Мария Матох в 2019 году окончила Белорусскую государственную академию искусств по специальности «режиссер драматического театра» (курс заслуженного деятеля искусств Республики Беларусь С. М. Ковальчика). Затем прошла курс повышения квалификации Российского института театрального искусства (ГИТИС) по программе «Актерское мастерство. Разбор пьесы и роли. Драматургия А. П. Чехова» (г. Москва, 2020 г.). В Национальном академическом драматическом театре имени М. Горького в Минске работает с 18 августа 2017 года. Получила диплом лауреата I степени в направлении «Речевое исполнительское искусство» Международного театрального фестиваля-конкурса «Рыжий клоун» имени заслуженного артиста Российской Федерации Андрея Владимировича Панина (Кемерово, 2018 г.) и диплом лауреата II степени I Международного фестиваля-конкурса чтецов «Добрый сказ» (Минск, 2018 г.).

Рекомендуем прочитать статью о том, как стать режиссером в 8 лет и сделать фильм, трогающий каждого.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю