Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Мариета Закарян: «Все, что нас окружает, – химия»
    Ученый из Армении – о свободе и честности в науке, экологических проблемах и необходимости коммуникации
Обновлено: 15.04.2024
Лица поколения
6 минут чтения

Мариета Закарян: «Все, что нас окружает, – химия»

Ученый из Армении – о свободе и честности в науке, экологических проблемах и необходимости коммуникации





























































































Мариета Закарян

Автор: Арина Демидова


Мариета Закарян – одна из самых молодых ученых, кандидатов наук в Армении. Она создает наноматериалы, управляя ими при помощи температуры и других параметров.


Говорят, что вся наша жизнь так или иначе состоит из химии. Как вы относитесь к такому утверждению?

Конечно, согласна с мнением, что наша жизнь состоит из химии, я тоже так думаю. Все, что мы используем в нашей жизни, – химия. Самые маленькие предметы, то, что мы едим, пьем, надеваем, у нас есть благодаря науке, благодаря химии. Если бы не было химии, мы не узнавали бы окружающую среду, не могли бы синтезировать новые материалы, разрабатывать новые технологии, делать новые вещи. Все, что нас окружает, – химия. И мы должны больше внимания уделять этой науке.


Такая страсть к науке у вас наследственная, из семьи? В детстве опыты какие-нибудь делали, эксперименты?

Не делала. И в семье ученых до меня не было. Мою маму зовут Армине, папу Карен, и еще у меня есть сестра Наира. Они живут в Гюмри, я – в Ереване, потому что здесь училась и работаю. У нас маленькая семья с армянскими традициями, родители скромные и порядочные люди, которые воспитали нас с сестрой, давали все, что могли, в прямом и переносном смысле, внушали, что самое главное – быть справедливым и честным человеком. Они не ставили препятствий передо мной, когда я захотела покинуть Гюмри и переехать жить в Ереван. Для них это было сложно, но родители думали не о себе, а обо мне. Среди моих родных есть только один научный работник. Он очень известный в своей сфере химик, живет в Америке. В науку я попала только благодаря себе, так сказать. Никто при мне не говорил много о науке, никто не сказал, это хорошая или нехорошая работа. Я просто насмотрелась фильмов и решила, что хочу стать научным работником.


Как получилось, что вы учились в университете 10 лет?

Четыре года бакалавриата, два – магистратуры, и еще четыре – аспирантуры. Вот и получилось 10 лет.


Работать начали еще в студенческие годы?

Да, я была на третьем курсе бакалавриата, когда начала работать в Институте химической физики имени Налбандяна, там и сейчас работаю.


Как складывается ваша профессиональная карьера?

Работаю в лаборатории макрокинетики твердотельных реакций в исследовательской группе, которая называется «Физическая химия и инженерия перспективных материалов». Наша лаборатория специализируется на СВС-синтезе. Это самораспространяющийся высокотемпературный синтез. Мы занимаемся получением и изучением новых материалов с помощью СВС, которые отличаются интересными свойствами и получение которых стандартными известными методами очень нелегко и дорого. Я начала здесь работать лаборантом, потом была младшим сотрудником, сейчас работаю как научный сотрудник.

Еще я преподавала в американском университете Армении два года, также работала в центре гидрометеорологии и мониторинга как ведущий специалист хроматографического анализа, а потом как главный специалист, ответственный за качество контроля в центральной лаборатории службы мониторинга качества поверхностных вод. Это компания государственная, некоммерческая организация, которая выполняет очень важные функции для нашей страны. Я работала в сфере мониторинга окружающей среды.

Мариета Закарян

В какой момент вы решили, что будете заниматься именно наукой, а не пойдете, например, в бизнес?

Никогда не думала о бизнесе, не могу представить себя в бизнесе, это не мое. В науке ты всегда очень свободна, занимаешься тем, что тебе нравится. А в бизнесе занимаешься тем, что нравится другим. Это очень неудобная, стереотипная для меня работа.

Я работаю в сфере материаловедения и инженерии. Это очень интересная работа, она объединяет инженерию, физику, химию для решения реальных проблем, связанных с нанотехнологиями, биотехнологиями, информационными технологиями и энергетикой, производствами и другими основными инженерными дисциплинами. Материаловедение всегда будет модно, интересно всем, и там очень многое можно сделать, много интересных вопросов для научного работника. Всегда будет чем заняться.


Над чем работает непосредственно ваша лаборатория?

Мы изучаем возможность получения разных материалов: сплавы, псевдосплавы, металлы, керамические и композитные материалы путем восстановления этих материалов, используя комбинированный восстановитель. Управляем скоростью и температурой горения, тепловым режимом протекания реакций, что важно для получения наноразмерных материалов. Мы хотим получить наноразмерные материалы, сплавы, псевдосплавы, композитные материалы, керамические материалы, которые могут использоваться в той или иной сфере. И получаем эти материалы с помощью СВС-реакции.

Лично я планирую еще преподавать: читать лекции на химическом факультете в Ереванском государственном университете. Сейчас составляю интересные лекции для молодого поколения.


Какие, на ваш взгляд, сейчас наиболее популярные направления в химии и почему?

На мой взгляд, наиболее популярное направление химии – опять-таки материаловедение, потому что это междисциплинарный раздел науки, изучающий изменение свойств материалов в зависимости от некоторых факторов. Материаловедение подчеркивает понимание того, как история материала, его обработка влияют на структуру и, следовательно, на свойства и характеристики. Если ты знаешь, из чего сделан материал, знаешь все, что тебя окружает. Если ты не понимаешь материал, ты как будто в воздухе: не понимаешь ничего, что тебя окружает. Я люблю эту сферу.

Мариета Закарян

Есть ученые, являющиеся для вас примером в науке?

Прежде всего мой научный руководитель Сурен Левонович Харатян, он очень известен в своей сфере в Армении, а также в России. Я беру пример с него, потому что он терпеливый, умный. Я всему, что могу и умею, научилась у Сурена Левоновича Харатяна. Он восхитительный преподаватель, руководитель, и я очень рада, что работаю у него. Он очень честный ученый и учит нас быть честными.


В чем вы видите глобальную миссию своей работы?

Сделать что-то новое в науке, что помогло бы моей стране измениться к лучшему. У нас очень непростая ситуация. Мы должны развиваться и менять что-то, чтобы не было войн. Нужно быть сильными, и я понимаю, что моя глобальная миссия – что-то изменить в науке моей страны.


Что бы вы посоветовали школьникам, которые в дальнейшем хотят посвятить себя науке?

Я бы посоветовала в первую очередь не бояться. Еще хочу сказать: конечно, будет очень сложно. Конкретно в Армении работать ученым сложно, потому что маленькие зарплаты у начинающих. Молодое поколение очень много занимается IT-сферой, там большие деньги можно зарабатывать. Поколение сегодняшних школьников должно знать: в науке тоже можно заработать большие деньги, но не очень быстро. Я хочу, чтобы они не боялись и знали: все будет хорошо в дальнейшем. Главное, чтобы человек работал в той сфере, которая ему нравится. Если нравится наука, то нужно начать с маленькой зарплаты.

Мариета Закарян

Ваше поколение – какое оно? Чем отличается от поколения родителей?

Наше поколение очень не похоже на поколение наших родителей. Мы более храбрые, не боимся что-то изменить. Наше поколение рискует чаще, чем наши родители. Они очень боялись что-то менять, а мы нет. Мы хотим и меняем – в отличие от поколения родителей. Я, например, всегда хочу развиваться, узнавать что-то новое, добиваться еще больших вершин. И всегда работаю над собой для этого.

Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 9/2022.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Лучшие материалы за неделю