Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Айри Мотокура: «Мне часто снится Россия»
    Специалист по туризму из Японии – о тоске по России, путешествии по Транссибу, признании в любви к русской музыке, разнице менталитетов и любимых уголках Москвы
4642
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Айри Мотокура: «Мне часто снится Россия»

Специалист по туризму из Японии – о тоске по России, путешествии по Транссибу, признании в любви к русской музыке, разнице менталитетов и любимых уголках Москвы

Анна Пясецкая

Более пяти лет Айри Мотокура возглавляла московский офис Японской национальной туристической организации. Командировка в заснеженную Москву из совсем другой «японской вселенной» – это всегда шанс расширить горизонт познания и восприятия жизни, получить новый опыт. В апреле прошлого года Айри вернулась с семьей в Токио. И вот сейчас мы решили поностальгировать и снова встретиться – только на этот раз виртуально.

Длинные гудки в пространстве огромных расстояний. Москва – Токио. Будто почувствовав неладное, связь прервалась, не взяв с первого раза такую «высоту», а в нашем случае расстояние и разницу во времени. Наконец соединение установлено – передо мнойдо боли знакомое лицо. Это она, Айри Мотокура. И теперь мне можно называть ее просто – Айри.

В Японии конец рабочего дня. Вечер. В Москве – полдень. Нас разделяют более 7 тысяч километров. Хрупкая очаровательная японка сидит перед монитором, пытаясь поймать мой взгляд. Радость встречи, пусть и виртуальной, – бесценна.

Айри-сан, почему вы выбрали именно русский язык для изучения?

Однажды мой педагог подсказала: «Мир шире заявленных границ – а почему бы тебе не подумать об изучении китайского или русского языка?». Я задумалась: и правда, а почему бы и нет? Стала читать русские стихи, которыми была очарована. Поблагодарила преподавателя за совет и выбрала русский, поступив в Токийский университет иностранных языков, на факультет русского языка. Тогда мне пришлось несладко – весь первый год мы штудировали сложнейшую русскую фонетику и грамматику. Потом к этому предмету добавились русская история и русская литература.

А когда удалось попасть в Россию впервые?

Это было в 1994 году. Я путешествовала с тремя подругами по Транссибу из Владивостока до Москвы. Нам было по 18 лет, и это было смелым решением. Тогда в России было очень бедно и, помню, моментами даже опасно путешествовать. На всем пути нас, немного испуганных, поддерживали простые русские женщины – попутчицы: то вкусным покормят, то просто поговорят о жизни. Тогда не было смартфонов, и поэтому в длительных поездках единственным, чем мы могли заняться, – это проводить время в беседах с русскими попутчиками. Помню бабушку, которая рассказала нам свою историю жизни и накормила вкусными домашними сосисками. Во время этого путешествия мы не только тренировали русский, но и познавали иной менталитет. Или вот еще картинка-воспоминание – в соседнем купе шестилетний мальчик из Иркутска заглянул к нам, смеялся, что-то лепетал. Он был такой трогательный! В конце путешествия в течение двух недель нас «хлебом-солью» принимала теплая семья москвичей. Тогда мы посетили очень много интересных мест – музеев, театральных постановок и экскурсий.

Какие впечатления у вас остались от работы в России, и какое главное отличие русских от японцев вы для себя отметили? А что общего между нашими народами?

Я поняла, что «русский подход к работе» – это все сделать по максимуму, от души. С европейцами я тоже работаю – там все «по контракту», все «в рамках», есть ТЗ – и все. Так же мыслят и японцы. Здесь, в Японии, не может быть неожиданностей. Для того чтобы что-то сделать и запланировать, мы все делаем заранее и прежде очень много и долго дискутируем. У вас же подход к работе более интуитивный, но что удивительно – в последний момент все хорошо получается (смеется)! В принципе, за годы работы в России мне стал постепенно понятен «российский стиль» ведения бизнеса – здесь все очень быстро меняется и заранее очень сложно что-либо спланировать. Набравшись опыта, поняла, что этому есть причины. И тогда мне стало легче. Это происходит из-за нестабильных условий жизни.

Какие новые черты в самой себе вы обнаружили после жизни в России?

Я стала еще более эмоциональной, могу многое говорить прямо, перестала что-то планировать слишком заранее – максимум на неделю (смеется). Здесь, в Японии, не принято выражать открыто свои эмоции. Поэтому мне и сейчас приходится балансировать между желанием сдержаться или что-то сказать прямо и эмоционально.

Что было самым сложным для вас во время жизни в России?

Вы знаете, что в Японии большое значение придается такому понятию, как «омотэнаси» (яп. おもてなし – японская философия гостеприимства и практика «душевного настроя» с целью предоставления «экстраординарного» сервиса). И это правило гостеприимства распространяется на все звенья управления – от самых низших до самых высоких позиций, да и на всю повседневную жизнь. Такая философия гостеприимства присутствует и в России на душевном, человеческом уровне, когда близкие или даже далекие тебе люди приходят на помощь и помогают в сложные минуты. Но на чиновничьем уровне приходилось искать пути взаимопонимания, поскольку до чиновника еще приходилось «достучаться». Хотя как только они становились твоими друзьями – все менялось, все проблемы разрешались по мановению волшебной палочки.

Какие самые яркие дни, воспоминания отложились у вас в памяти за время вашего пребывания в России?

Каждый день, проведенный в России, был значимым для меня – и наша небольшая команда отлично справлялась с поставленными задачами. У нас никогда никто не говорил, что «ой, мы не справимся» – наоборот!

Из приятных уютных мест часто вспоминаю уютный парк «Красная Пресня», куда мы ходили гулять с детьми. Вспоминаю жаркие летние деньки, когда мы покупали там мороженое и с удовольствием совершали прогулку по его уютным аллеям. Самые яркие впечатления были накоплены уже к концу моей командировки в России – меня вдруг пронзило осознание, что времени осталось очень мало – всего несколько месяцев – надо многое успеть! С января по апрель 2021 года стали самыми насыщенными и эмоциональными.

Какие города России вам наиболее близки?

Это Москва и Владивосток. Владивосток совсем рядом от Японии, я там была много-много раз. Этот город давно уже стал родным и понятным. Первый пункт пребывания всегда был именно Владивосток, а Москва – это «моя любовь с первого взгляда», здесь прошли мои самые интересные и профессиональные зарубежные годы.

Вы большой ценитель музыкальной культуры России. Знаю, что вы много музицируете на фортепиано и ваш любимый русский композитор – Рахманинов. Какие музыкальные коллективы, имена и события отложились в памяти во время пребывания в Москве?

Cерьезно музыкой я стала заниматься с четырех лет. Один из путей в карьере рассматривался – это стать профессиональной пианисткой. Я принимала участие в разных конкурсах, но не лидировала. И тогда поняла, что в музыке надо быть либо первой, либо все оставить на уровне хобби. Да и мой японский профессор по фортепиано не сильно стимулировал меня. Однажды он сказал, что самое большее, на что я могу рассчитывать, – это стать преподавателем фортепиано в школе. В Москве же ситуация поменялась – мне выпал шанс взять уроки у замечательного педагога и пианиста, лауреата десяти международных конкурсов Николая Саратовского. Он мне дал новую жизнь в музыке, и, знаете, мне снова захотелось музицировать. В Москве я много занималась, выступала на небольших площадках. В Японии сначала учат правильной технике, а потом уже подключают эмоции. Здесь же, в России, подход совсем иной: на первый план выходит душа и познание самой музыки на эмоциональном плане, а потом уже подключается техника. Также я очень благодарна замечательной виолончелистке, преподавателю ДШИ им И. Ф. Стравинского Анастасии Гудковой, которая занималась с моим сыном все эти годы виолончелью, привила ему любовь к инструменту и нашла общий язык. Очень надеюсь, что сын Тома выберет музыкальную карьеру в будущем.

Из моих музыкальных увлечений в Москве – я полюбила группу «Кватро» и их исполнительское мастерство. Не скрою, походы на концерты этих талантливых певцов стали моей «второй жизнью». Было приятно завести новых знакомых среди их поклонников, влиться в гостеприимное сообщество «друзей Кватро». В Москве старалась не пропускать концерты Дениса Мацуева, Теодора Курентзиса, Вадима Холоденко.

Как вам живется в Токио сейчас? Тоскуете ли вы по России?

Токио – это совсем другой мир. Каждое утро я начинаю с русской музыки, и это касается не только группы «Кватро», но и других музыкантов. На работе тоже стараюсь включать русскую классику, чтобы окружить себя «русской душой». И перед сном снова включаю что-то русское, музыкальное. Однажды захотелось поесть блюда русской кухни, и зашла в русский ресторан «Годунов» в Токио – но поймала себя на том, что это не совсем то – и по ощущениям, и по вкусовым моментам…

Если бы была возможность приехать в Россию в ближайшее время – какой план путешествий, мест и встреч вы бы составили?

Вы знаете, мне часто снится Россия, я тоскую. В Японии комфортно, вкусно, спокойно. Все вежливо и хорошо – претензий нет, но чего-то не хватает. Если бы у меня была возможность приехать в Москву, в первую очередь я бы встретилась со своей командой, с теми, с кем проработала бок о бок в течение многих лет. Потом обязательно бы заглянула в Консерваторию и в какой-нибудь театр. Из Москвы направилась бы в Петербург, а еще в Ивановку – в Музей-усадьбу С. В. Рахманинова «Ивановка»,расположенную в 200 км от Тамбова. Помню, как мы добирались туда 8 часов на машине из Москвы. А еще бы я обязательно взяла в руки томик Пушкина и погрузилась в его ностальгические стихи.

Фото – Наталья Панферова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"
Лучшие материалы за неделю