Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Дамель Мектепбаева: «Инновациями должны заниматься ученые»
    Ученый из Казахстана – о семейных традициях, движении науки вперед и переводе ее на понятный язык
Обновлено: 21.07.2024
Лица поколения
11 минут чтения

Дамель Мектепбаева: «Инновациями должны заниматься ученые»

Ученый из Казахстана – о семейных традициях, движении науки вперед и переводе ее на понятный язык












































































































































































Дамель Мектепбаева

Автор: Арина Демидова


Биотехнолог и химик Дамель Мектепбаева училась в Университете Индианы в США, потом во Франции. Она участвовала в исследованиях NASA. Ее команда изобрела диагностическое кольцо HOOPE для быстрого и легкого обнаружения инфекционных заболеваний. Также Дамель участвовала в разработке лекарства против ишемической болезни сердца на основе стволовых клеток.


Вы родились в России. Почему решили переехать в Казахстан?

Я действительно родилась в России, как и мои родители. Но у нас были корни в Казахстане. И, когда мне было 7 лет, родители приняли решение вернуться в Казахстан. Сначала мы какое-то время жили в Петропавловске, я училась в школе с уклоном на языки, поэтому я знакома с английским и немецким. Когда была в 10-м классе, мы переехали в Астану. Я с детства мечтала спасать жизни, хотела стать медиком. Поэтому на ЕНТ (аналог ЕГЭ в Казахстане. – Ред.) выбрала биологию.


Ваши родители тоже занимались наукой?

У меня стандартная советская семья. Мой папа работал в милиции, мама преподавала в университете, по образованию она технолог. Мама – очень инновационный человек и всегда подталкивала к чему-то новому, учила не стесняться и не бояться. Мама с детства покупала энциклопедии, и самыми моими любимыми были «Я познаю мир». Мне очень нравилось, особенно про животных. Родители всегда с пониманием к этому относились, даже терпели в доме собаку, кошку, были и попугайчики, зайчики, ежики – поддерживали мое желание изучать что-либо.

Папа более советского склада человек. У меня есть сестра, которая старше на семь лет. Она всегда была для меня примером, ментором. Сестра посоветовала подать документы на «Болашак», уехать на учебу в США. У меня очень правильная семья. Нельзя опаздывать, нельзя нарушать свое слово. Для нас это закон. Я записываю все, у меня есть дневник, куда я все фиксирую. Это пришло из семьи. У нас есть традиция на Новый год: мы пишем два списка. В одном фиксируем то, чего мы добились в этом году, а в другом – то, чего хотим достигнуть в следующем. Это шикарная традиция, она существует более 10 лет. Так интересно иногда доставать листочки прошлых лет и видеть, как твои желания исполняются! Это не сразу, но происходит.

Семья играет главную роль в моей жизни. В прошлом году я создала свою семью. У меня есть муж, он моя главная опора и поддержка.


Вы стали одной из лучших студенток на факультете в Университете Индианы. Каким образом выиграли грант, как долго жили в США?

Грант на обучение в Университете Индианы я выиграла через «Болашак». Несмотря на то, что я окончила с отличием, поняла, что учиться мне не будет легко. Все лекции проходили на английском, вокруг одни американцы. Никто не делал поблажек за то, что чего-то не понимаешь или не знаешь. Ты должен во всем разобраться сам. В первом семестре были моменты, когда я приходила домой, читала темы на русском языке, потом на английском, потом конспектировала это все. То есть я работала в 2–3 раза больше остальных. Но в первом семестре удалось войти в этот ритм и держать его до конца четвертого курса. Это еще раз показывает: человек может достигать очень больших высот, если старается. Если у него есть мотивация и дисциплина. То есть можно приехать в чужую страну, не иметь поддержки, но иметь четкую цель – получить образование – и достигнуть цели.

Я училась постоянно, делала отдых только на покушать. Понимала, что если сейчас не сделаю этот рывок, то потом будет сложно. Я делала очень большой акцент на то, чтобы если не обойти сверстников, то хотя бы дойти до их уровня. В итоге получилось догнать и перегнать, в том числе потому, что многие американские студенты полностью отдаются своей работе. Везде есть конкуренция, особенно в американских вузах.

На втором и третьем курсе, когда пошли лабораторные работы, мы буквально поселились в лабораториях: по 5–6 часов практики в день. Этому я тоже благодарна, в американских вузах очень много практики. Я училась в магистратуре во Франции и с уверенностью могу сказать: во французских вузах нет столько практики, сколько в американских.

В США я прожила около 6 лет в общей сложности. Штаты для меня очень близкая ментально страна. Приехав обратно, поняла, что уже другой человек. Я благодарна американскому вузу, что он научил меня ответственности, доводить свою работу до конца, отвечать за свои поступки. Эти вещи заложились очень глубоко. Я однозначно люблю свой вуз и эту страну. И, конечно, благодарна программе.


Почему вы решили вернуться в родную страну?

Я вернулась из США в Казахстан с горящими глазами. Хотелось что-то делать, воплощать, применять свои знания. Мне очень хотелось, чтобы у казахстанских студентов были такие же профессора, как у меня. Чтобы им так же понравились биология, химия, биотехнологии и лабораторные работы. Я просто была влюблена в это все. У меня была и остается очень большая мотивация. Я много работаю со студентами не только Назарбаев университета, но и других вузов. Я уверена, что медицина и биотехнологии, образование – это мои сферы, сферы, где я должна быть.


Как начиналась ваша научная карьера?

Закончив обучение в США, вернулась домой, где как раз открывался Назарбаев университет. Я начала работать по специальности биотехнологом. Мой первый научный проект был связан со стволовыми клетками. Мы использовали их, чтобы вырастить новые сосуды. Стволовые клетки имеют огромную область применения. Я довольно много времени провела в лабораториях. Но чувствовала, что нужно учиться дальше, поэтому выиграла в программе Erasmus Mundus и уехала учиться в Париж. Затем продолжила работать над научными проектами. А в 2014 году я выиграла проект от NASA, уехала учиться в Штаты. И там поняла, что от работы в лаборатории я немного отхожу, подустала, хочу заниматься инновациями, технологичными стартапами. Не все на работе это восприняли хорошо. Я перешла в административный отдел университета. Некоторые восприняли это так: зачем ученый будет администратором, пусть работает в лаборатории. Хотя я считаю, что инновациями должны заниматься именно ученые.

Дамель Мектепбаева

Вы были в команде по разработке лекарства против ишемической болезни сердца на основе стволовых клеток. Каких результатов удалось достичь?

Мы брали стволовые клетки и выращивали сосуды. Нам нужно было показать, как это работает на уровне организма. Чего мы добились: молекулы, которые выделяются стволовыми клетками, провоцируют рост новых сосудов. Это как раз мы увидели в экспериментах на мышах. Эту работу мы подвели к научным статьям, так и делается наука. Ученые работают над различными проектами, а потом публикуют свои научные исследования. Это позволяет создать общую картину и знания по какой-то теме. Ученые по всему миру пишут статьи, что позволяет собирать эти знания. На основе крупиц, которые вложили разные ученые в разных частях мира, получаются легендарные открытия.


Если говорить о развитии науки в области создания лекарств для сердца, на какой она сейчас стадии?

Здесь я могу с уверенностью сказать: Казахстан сделал прорыв в кардиобиологии. Если вы посмотрите на кардиологический центр, который находится на левом берегу столицы, – это уникальный центр, в котором проводятся сложнейшие операции.

Есть несколько операций, которые проводятся нашим знаменитым кардиологом, доктором Пя. Даже такие, которых в ближайших странах нет. Это прорыв для всего мира. Очень маленьким детям делают операции на сердце: месяц – два месяца малышу, ему уже могут сделать операцию. Появилось очень много малоинвазивных методов. То есть сейчас не всегда нужно делать операцию на открытом сердце. Много операций проводятся через вены в руке, ноге. При таких операциях человек довольно быстро встает на ноги и может вернуться к полноценному образу жизни в течение месяца-двух.


Как изменилась наука в данной области за последние 10 лет?

Наука за последние 10 лет сделала просто огромные шаги. Это не всем очевидно. К сожалению, наш мозг акцентируется на том, что плохого происходит, но реже видим, какие прорывы и исследования есть. Хорошие новости порой теряются в потоке негатива. Но если говорить о науке и медицине, они идут огромными шагами. Делаются потрясающие вещи, которые с первого раза кажутся чем-то невероятным.


Каких перемен, на ваш взгляд, ожидать в ближайшем будущем?

Так как рост нелинейный, а геометрический, изменений также будет очень много. Во-первых, это цифровизация. Мы сами не заметим, как все перейдет в диджитал, даже какая-то часть биологической информации. Пандемия, конечно, ускорила этот процесс. То, что лет пять назад казалось нереальным, сейчас обычно. Но я хочу сказать, что, как бы ни боялись этого процесса, в нем больше плюсов, чем минусов.


Чьи работы, достижения науки вас вдохновляют?

Мне хочется отметить двоих людей. Первый – Рэй Курцвейл, второй – Питер Диамандис. Это двое ученых-футурологов, которые говорят о том, куда движется наш мир, как мы развиваемся, какой будет наука. Это те люди, чьи работы я читаю, чьи выступления обязательно слушаю. Их работа меня очень сильно вдохновляет, мне очень нравится позитивное мышление, которое у них есть, и то, что эти люди могут представить, как мы будем жить в будущем. То есть существует очень маленькое количество людей, которые могут говорить на такие темы, и они как раз из таких. Самое поразительное: они говорили, как мы будем жить сейчас, и это сбывается.


Чем вы занимаетесь сейчас? Какое направление вы развиваете?

Я сейчас являюсь проректором Kozibayev University, и мы одни из первых, кто будет выдавать диплом казахстанского и американского вуза. Работаем с Аризоной в данном направлении.

Также я занимаюсь инновациями. Мне очень нравится эта сфера, считаю, инновации – это просто прекрасно. Мне кажется, что настал момент, когда Казахстан должен уйти от бизнеса по схеме «купи-продай», от нефтяного бизнеса и других полезных ископаемых к бизнесу, построенному на знаниях. Это когда мы берем какие-то открытия и делаем из них проект, который может повлиять на жизни людей.

Еще одно направление – научная коммуникация. Это перевод науки на понятный язык – тоже моя мечта. Я мечтаю, что это будет продвигаться. Не всегда ученые и медики могут доносить понятно научную информацию, поэтому научная коммуникация – моя вторая сфера деятельности и одновременно мое хобби. Большая часть времени уходит на это. И было множество проектов, я была организатором научного фестиваля на базе Назарбаев университета в течение нескольких лет. Мы также учили ученых и медиков говорить понятно.


Какое открытие вы мечтаете совершить?

Таких желаний очень много, но основное, наверное, это быстрая диагностика. То есть еще в 2014 году, когда я попала в NASA, мы сделали проект по быстрой диагностике инфекционных заболеваний. Мне хотелось сделать такое кольцо, которое быстро диагностировало бы инфекционные заболевания. Чтобы люди могли сделать тесты на дому и им не надо было идти в поликлинику, стоять в очереди. По сути, как тест на беременность.


Что самое интересное в вашей работе?

Инновации сами по себе очень интересные. Ты можешь сделать проект, который повлияет на миллионы людей, и это уже сильно вдохновляет. Инновации – это всегда что-то новое, уникальное. Во-вторых, моя работа – всегда работа с молодежью. Это никогда не скучно. Это живая энергетика, если можно так выразиться. Поэтому я в своей работе вижу только плюсы на данный момент.


В чем, на ваш взгляд, главная функция науки?

Взять то, что недоступно или чего мало, и сделать это доступным для всех. То есть наука всегда предоставляет какие-то возможности. Например, раньше алюминий был очень дорогой, так как люди не умели его очищать. И алюминиевые ложки ценились больше золотых и платиновых. Но потом химики научились очищать алюминий. Алюминия стало много, наука позволила сделать его из эксклюзивного чем-то очень доступным. Этим меня наука и привлекает. Это мое понимание функции науки.


Насколько я знаю, вы еще и занимаетесь благотворительностью?

Да, меня привлекает благотворительность. Я с самого завершения университета начала параллельно заниматься различными проектами. Это все было параллельно работе. Я выделю отдельно работу с детским домом Астаны. Уже несколько лет вхожу в попечительский совет. Я консультирую детей из детского дома по будущим специальностям, по направлениям, которые им нравятся, по поступлению. Мне кажется, это очень важно. Многие пытаются помогать детскому дому финансово: покупают сладости, игрушки. Это тоже классно, я тоже это периодически делаю. Но эти вещи заканчиваются. А когда мы даем людям знания – это остается с ними навсегда, работает на них. Они уже с этими знаниями могут пробивать себе дорогу.


Какие требования вы выдвигаете к самой себе и к окружающим?

Я очень требовательна и к себе, и к другим людям. Мне нравится достигать, доделывать, всегда иметь цель, направление, вектор. Мне очень плохо, если знаю, что прошла неделя, а я никак не развилась. И, возможно, из-за того, что у меня такие требования к себе, они такие же к людям, с которыми работаю. Мне проще, когда я вижу, что люди мотивированы, они хотят двигаться, а не стоять на месте.

Дамель Мектепбаева

Каким вы видите свое поколение, его сильные стороны, недостатки?

Самый большой плюс нашего поколения – в том, что у нас не было Интернета. Во-первых, это более активное детство: спорт, игра на улице, неиспорченное зрение. Из-за того, что не было Интернета, в школе мы учились читать и искать самостоятельно. Но и минус нашего поколения связан с Интернетом. Мне кажется, что у следующего поколения благодаря доступу к Интернету, различным знаниям шире мышление. Когда ты понимаешь, что ответ на любой вопрос можно найти в Интернете, границы стираются.

У нашего поколения сильная связь с родителями. И развиты семейные ценности. Если сравнить со следующим поколением, дети сейчас понимают какие-то задачи человечества, например экологические проблемы. К сожалению, в моем поколении люди больше заботятся о своих личных задачах, задачах своей семьи, а не о глобальных проблемах.


Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 3/2022.

Рекомендуем прочитать интервью с ученым, создателем биоматериалов для имплантации, Анжеликой-Марией Бурцевой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю