Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Мариам Хачатрян: «Приехав в Ереван, я почувствовала, что вернулась домой»
    Руководитель ремесленных студий TUMO Studios из Армении — о постоянных переездах, детях, растущих в разных культурах, и магазине дизайнерских вещей в гараже
Обновлено: 14.04.2024
Лица поколения
10 минут чтения

Мариам Хачатрян: «Приехав в Ереван, я почувствовала, что вернулась домой»

Руководитель ремесленных студий TUMO Studios из Армении — о постоянных переездах, детях, растущих в разных культурах, и магазине дизайнерских вещей в гараже












































































































































































Мариам Хачатрян

Одни предпочитают жаловаться на жизнь и обстоятельства, другие умеют повернуть их так, чтобы реализовать свои мечты. Одни ждут, другие делают. Одни никогда не сворачивают с единожды выбранного пути, другие всегда хотят узнать, что приготовила им судьба за углом. Мариам Хачатрян как раз из других, из тех, кто реализовывает, делает, не боится перемен.


В детстве вы несколько раз переезжали: из Еревана в Грузию, потом в Москву. Какие у вас воспоминания об этом времени?

Да, мы часто переезжали. В Ереване я родилась, прожила здесь полтора года, поэтому Ереван тех лет я не помню. Я всегда говорю, что мое детство прошло в Тбилиси, потому что все ранние воспоминания у меня оттуда. Но это совсем не тот Тбилиси, который мы видим сейчас. У меня, конечно, прекрасные детские воспоминания, меня старались оберегать, но когда я сейчас говорю с людьми, которые хорошо помнят те годы, понимаю, что это было ужасно тяжелое время для взрослых. Мне казалось, что мы жили счастливо, все было так просто. На самом деле в Тбилиси было довольно опасно. Мы переехали, потому что папа был дипломатом. Я, например, не помню, чтобы мы гуляли на улице. Оказалось, что в то время похищали детей дипломатов, поэтому нас постоянно перевозили на машине. Очень интересно сейчас пересматривать видео тех лет, где мои родители младше меня теперешней, и слушать их рассказы о том, как они с тремя детьми постоянно были в разъездах. Чем старше я становилась, тем больше обвиняла родителей в том, что мы постоянно переезжаем: как только у меня появлялись друзья, налаженный быт, и я привыкала к школе — нам нужно было уезжать. Сейчас понимаю, что это очень обогатило нас. Я хорошо знаю грузин, за многое их люблю, но знаю и их негативные стороны. То же самое и с армянами, и с русскими. Здорово, когда ребенок растет в разных культурах. Все они отчасти становятся родными, но другая сторона этой медали — ты не понимаешь, откуда ты. Я, например, очень и с Россией связана. Все, из чего я сейчас состою, — это то, чему училась в России. Всю сознательную жизнь я прожила в Москве, немного в Петербурге. Все люди, которые на меня как-то повлияли, были из России. Но приехав в Ереван, я почему-то почувствовала, что вернулась домой.

Мариам Хачатрян

В одном из интервью вы говорили, что учились в Финансовой академии, но никогда не работали по специальности. Как так получилось?

Из-за того что мы постоянно переезжали, у меня сбился нормальный человеческий путь: садик, школа, институт — все это было очень размыто. В садик я вообще не ходила, в школу пошла в пять лет сразу во второй класс почему-то. Потом еще перепрыгивала через класс из-за того, что мы меняли страны и программы обучения везде были разные. В итоге получилось, что в 15 лет поступала в институт. И не потому, что была вундеркиндом. Тогда я была абсолютным ребенком, только начинала задумываться о том, что мне интересно. Мне очень нравилась архитектура, я думала про МАРХИ. Мы жили Москве, и я поступала в институт лимитом: детям дипломатов дают возможность сдавать меньше экзаменов. Можно было выбрать только из списка университетов, где предоставлена эта программа. МАРХИ там не было. Тогда решила, что раз уж люблю математику, выберу что-нибудь, связанное с этой сферой. Я не очень была готова к студенческой жизни, мне было тяжело общаться с однокурсниками, потому что они все были намного старше меня. Мне нравилось там учиться, но было тяжело, тем более обучение было на русском, да и по школьной программе я многое пропустила. Все четыре года, что я там училась, постоянно пыталась всех догнать. Но зато меня это здорово закалило, и русский я выучила. Ближе к четвертому курсу устроилась на работу в издательство «Центр книги Рудомино» при Библиотеке иностранной литературы. И здесь поняла, что никогда в жизни не буду работать по специальности, диплом Финансовой академии мне никогда не понадобится. Я стала думать, где мне доучиваться, потому что в моей семье не иметь высшего образования считается катастрофой. Перевелась в «Полиграф» на рекламу и пиар. Вот тогда поняла, как человек может получать удовольствие от учебы.


А вас всегда интересовало создание вещей своими руками?

Когда мы после Грузии переехали в Армению, меня родители отдали в очень классную школу, которая работает по немецкой Вальдорфской системе. Это была общеобразовательная школа, но с направленностью в сторону ремесел и искусства. Мне, как ребенку, очень нравилось, что мы постоянно что-то делаем своими руками. Поэтому я многое умею: вышивать, лепить из глины, работать с деревом — это мне всегда помогало. Я думала, что мне тяжело что-то теоретически учить, легче на практике понять, как это происходит: нарисовать, физически увидеть, чтобы понять, как это работает. Всегда очень хотела делать вещи своими руками, но поскольку у меня нет профильного образования, понимала, что могу только организационно помогать, придумывать, как это представить. Поэтому часто работала арт-директором, креативным директором, помогала тем, кто умеет создавать вещи своими руками, правильно это преподносить. Но я всегда мечтала сама что-то делать.

Мариам Хачатрян

А почему вы вернулись в Ереван, насколько я понимаю, вы планировали переезд с семьей в Берлин?

Мы думали, что теоретически классно было бы пожить в Берлине, потому что у нас там друзья, мы туда часто ездили и нам там нравилось. Но никаких серьезных планов не было. Мы просто с друзьями купили билеты в Берлин, чтобы поехать в первое путешествие с детьми. И тут начался ковид, все стало захлопываться. Мы первое время даже не верили, что границы могут закрыться, до последнего не отменяли билеты, в итоге их отменила авиакомпания. Мы остались в Москве, была зима, ужасная погода, я гуляла с ребенком в коляске, дул сильный ветер, все закрывалось, Берлин не предвиделся. Казалось, что грядет конец света. Но потом мы поняли серьезность ситуации. Я тогда не работала, а мой муж всегда вел свои дела из дома. И мы решили, что в Армении нам будет жить проще, мы хотя бы сможем выехать за город. Но там уже было объявлено чрезвычайное положение, в страну могли въехать только граждане Армении и их семьи. Наконец-то мне пригодился мой армянский паспорт. Мы улетели последним рейсом, в самолете были только мы втроем. Для меня это был очень тяжелый период: я не понимала, чем хочу заниматься, а у нашего ребенка обнаружилось расстройство аутистического спектра. Но потом все стало приходить в норму, мы решили осуществить мою давнюю мечту — открыть магазин в гараже. И практически сразу началась история с TUMO. Когда я начала делать магазин, постоянно думала о том, что надо армянских авторов обязательно представить, но мне не нравилось то, что делают в Армении. Здесь есть хорошие мастера по коже, по дереву. Они очень классно все делают технически, но мне кажется, их проблема в ненасмотренности, в недоверии ко всему новому. И когда мне предложили работу в TUMO, первая моя реакция была, что я не смогу. А потом поняла: то, что делает TUMO studios, решает проблему, которую я увидела, создавая магазин. Здесь воспитываются ремесленники, которые помимо технически хорошей базы, работают с дизайнерами. В студиях мы помимо того, что даем образование, отправляем на практику в европейские дома моды и университеты.


Как вам пришла идея магазина в гараже, который вы открыли в Ереване? Если честно, он совершенно не похож на гараж.

У нас во дворе дома гаражи, которые давно обещали снести. В детстве они не раздражали меня, потому что в них всегда что-нибудь происходило — это были маленькие магазинчики, ими активно пользовались. И я решила, что раз эти гаражи не сносят, пусть восстанавливается эта культура активности вокруг них. Потому что если в гараже что-то происходит, за ними начинают ухаживать, следить за территорией вокруг. У нас во дворе только в одном гараже всю жизнь продают овощи и фрукты, а все остальные заброшены, уже никто не знает, кто их владельцы. И я придумала: сделаю неожиданно классный гараж. Поначалу даже не предполагалось, что будет магазин, это скорее должен был быть перформанс. Мы стали искать подходящий гараж, единственным условием было — он должен находиться в центре города, потому что в Ереване вся жизнь сосредоточена там. Мой муж с сыном, когда гуляли, случайно нашли этот гараж. Мы надеялись, он уже будет в нормальном виде, чтобы не надо было делать ремонт. Но они увидели это помещение, где не было одной стены и внутри росло дерево. Сейчас место довольно популярное, рядом уже много интересного открылось, но тогда это считалось отшибом, хотя идти всего 7 минут до главной площади. Мы были первыми, кто вообще что-то сделал в гараже, поэтому очень быстро по Еревану поползли слухи: в магазине дерево, странная планировка, стеклоблоки. И потом мы стали подначивать наших друзей, чтобы они тоже делали что-то в гаражах. Один наш друг открыл кафе в гараже, которое сейчас очень популярно, наши приятели из Москвы, переехав, открыли магазин своего бренда одежды в гараже. И теперь уже цены на гаражи поднимаются, никто не удивляется, что кто-то ищет очередной гараж.

Мариам Хачатрян

В этом гараже вы стали продавать дизайнерские изделия для дома?

Да. Когда говоришь дизайнерские изделия, всегда представляют: это что-то дорогое. Когда мы переехали в Ереван, у нас в квартире ничего не было — только стены и одна кровать. Я после локдауна стала искать что-нибудь для интерьера, оказалось, что в Ереване толком ничего нет: либо Zara home, либо неоправданно дорогие и не всегда симпатичные вещи. И я решила создать альтернативу. Помещение маленькое, но я стараюсь привозить такие вещи, которые показывают, что дизайнерское — это не обязательно очень дорогое. В Ереване редко у кого дома есть что-то для красоты, все очень функционально. Мне хотелось собрать какое-то количество вещей для дома, чтобы появилась альтернатива Икеи, но более авторская.


А как вы попали в TUMO?

Про TUMO я знала давно, когда только еще открылся TUMO Center, лет 10–11 назад. Мы знали об этом все, потому что это первый и единственный такой большой альтернативный образовательный проект. Была собрана очень классная команда, и, когда я приезжала в Ереван 10 лет назад, даже из Москвы мои друзья приезжали с TUMO работать. Они были современными, создали очень хорошие условия работы, восстановили большой парк, который долгое время был заброшенным, построили огромное новое здание. Потом они открылись в Берлине, в Париже, в Москве. Я гордилась, что армяне сделали такую классную историю. А пару лет назад они открыли альтернативный проект — TUMO studios — про все аналоговое. TUMO Center — про креативные технологии, мультипликация, кино, робототехника, современные и технологичные вещи. Он находится в современном большом здании. А TUMO studios — в старом особняке в центре города. Когда мы уже в Ереване открыли магазин, буквально месяца через четыре пришла очень приятная пожилая пара. Я подумала, это туристы, а они сказали, что пришли со мной поговорить. Так мы познакомились, я узнала, что это основатели TUMO, и они ищут человека, который возглавит TUMO studios. Они где-то увидели мое интервью и решили предложить мне работу. Я очень удивилась, потому что это довольно высокая позиция и ответственная история, странно, как по какому-то интервью они поняли, что именно я должна этим заниматься. Забавно: потом оказалось, они часто делают такие серьезные и неоднозначные шаги, любят рисковать, пробовать, нестандартно работать. А я несколько лет до этого не работала, наш магазин — это был первый проект, за который взялась после декрета. Я им сразу сказала «нет», но они мне предложили сначала сходить и посмотреть мастерские. Увидела классные мастерские, очень красивое здание, приятную команду и после этого уже не смогла отказаться.

Мариам Хачатрян

Расскажите, пожалуйста, как проходит обучение вTUMOstudios? Кто может там учиться?

Обучение абсолютно бесплатное. Философия TUMO — все должно быть доступно для всех. Единственное ограничение сейчас — возрастное. Мы рассчитываем на молодых людей от 16 до 28 лет. Это отчасти потому, что у нас маленькое помещение, до конца года мы должны переехать в новый особняк, и там уже ограничений не будет. В TUMO studios можно попасть, подав заявку у нас на сайте или в соцсетях. Есть основные направления: аналоговая печать, керамика, ювелирные изделия, fashion и product designe — по ним есть технические долгие курсы, которые длятся до года, и туда можно поступить с нуля. Есть еще короткие дизайн-воркшопы, которые длятся от одной до четырех недель. Мы приглашаем воркшоп-лидеров из разных стран по нашим специальностям, которые проводят короткие курсы, направленные на создание какой-то определенной коллекции или на определенную тему. Программа так построена, чтобы студент имел технически разные направления образования и мог их сочетать впоследствии. Помимо этого, самых активных и перспективных студентов мы отправляем учиться в европейские университеты. В Париже есть одна из лучших ремесленных школ — школа прикладного искусства Duperré, там потрясающий текстильный факультет. Мы раз в год отправляем одного студента на полное обучение туда, покрываем все расходы. За наш счет они живут в Париже четыре года, учатся и возвращаются сюда. Я очень им завидую: это классная возможность пожить за границей, пообщаться с иностранцами, у них начинается какая-то другая жизнь.


Вы не так давно вернулись в Ереван, у вас уже есть любимые места в городе?

Наверное, это детская железная дорога. Она классная тем, что в самом центре ты заходишь в советский длинный тоннель и выходишь из него уже как будто за городом: видишь реку, горы, скалы. Там очень красиво, и там находится старая детская железная дорога с сохранившимися витражами, где ходит детский поезд, настоящий, просто маленького размера. Мы там с ребенком катаемся, я очень люблю это место. И еще наши студии. Здесь можно увидеть, чем сейчас живет активная и творческая молодежь.

Мариам Хачатрян

Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 11/2022.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю