Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Обновлено: 21.07.2024
Культура и традиции
8 минут чтения

Сила мечты

Елена ГЛЕБОВА, этнограф






































































































































Комсомольск-на-Амуре

Набережная в Комсомольске-на-Амуре – одно из самых притягательных мест, особенно в жаркие летние дни. Стоишь у кованого ограждения на высоком берегу, словно на носу большого корабля, а впереди открывается полноводный Амур, поросшие зеленым бархатом хвойников сопки. Обернешься назад, а там, на высоком постаменте, устремленные в небо бронзовые фигуры – памятник Первостроителям. Герои композиции – инженер, девушка, рабочий, геодезист, солдат – словно только что сошли с парохода и напряженно всматриваются вдаль, туда, где среди тайги им предстоит построить город. Поверх сброшенных рюкзаков, плащ-палаток и лопат лежит гитара – непременный спутник истинных романтиков. Известный российский скульптор ленинградец Сергей Кубасов создал этот монумент в стиле реализма, но со временем в «Первостроителях» отчетливо проступили символические черты Комсомольска-на-Амуре, который всего за несколько десятилетий стал сбывшейся мечтой тысяч молодых людей. Отсюда второе название, когда-то широко известное, – Город юности (третье – Аэроград из-за авиазавода и знаменитого фильма 1935 года). Он по-прежнему молод: в мае 2022 года ему исполнилось 90.


Город-сад. Точка отсчета

Сегодня Комсомольск-на-Амуре – четвертый по величине город российского Дальнего Востока с населением около 250 тысяч человек, но далеко не первый среди всесоюзных ударных комсомольских строек. В 1929-м молодые силы страны были брошены на возведение Кузнецкого металлургического комбината, положившего начало Новокузнецку, и уже через три года его первая доменная печь выдала первый сибирский чугун. У горы Магнитной приступили к строительству крупного металлургического комбината, а в 1930-м заложили фундамент первого капитального жилого дома соцгорода Магнитогорска, спроектированного группой немецких и австрийских архитекторов под руководством Эрнста Мая. Далекому городу на Амуре лишь через два года предстояло занять свое место в ряду важных народно-хозяйственных объектов, но его положение изначально было особым. Комсомольск строили с нуля, сражаясь с непроходимой тайгой, шаг за шагом создавая первый в стране образцовый город социалистического будущего, символ нового государства.

Официальная дата рождения Комсомольска-на-Амуре – 10 мая 1932 года. В этот день к берегу причалили пароходы «Колумб» и «Коминтерн», баржа «Клара Цеткин», и с них сошли первые комсомольцы. Провели торжественный митинг, на котором выступил начальник новой стройки Иосиф Каттель, прежде главный инженер Магнитостроя, и сразу взялись за дело. В течение суток разгружали пароходы, под проливным дождем ставили палатки и в них, а также в сараях, амбарах, на чердаках и просто под открытым небом у костров провели свой первый ночлег. Спустя 35 лет, в июне 1967-го, на этом месте установили гранитную глыбу весом в 23 тонны. Ее отыскали в таежных дебрях между поселками Солнечный и Горный, доставили на судостроительный завод, очистили от мха, отшлифовали, сделали памятную надпись. В канун очередного дня рождения Комсомольска камень-монумент установили на берегу Амура – точно по оси проспекта Мира, и теперь, словно широкая река, он брал начало в этом символически важном месте.

Г. Цивилев работает над картиной Первый митинг строителей города. 1953

У Города юности тоже была своя точка отсчета – село Пермское-на-Амуре, основанное в 1860 году крестьянами Пермской губернии как один из постов вдоль Амура от Хабаровки (с 1893 года – Хабаровск) до Тихого океана. Идея создания целостной системы такого рода поселений принадлежит исследователю-мореплавателю адмиралу Г. И. Невельскому. Еще в 1849 году он отправился на барке «Байкал» в экспедицию по Амуру и впервые документально доказал, что крупная дальневосточная река судоходна, имеет выход к Тихому океану и ее стратегическое значение для Российской империи неоспоримо.

К 1888 году Пермское стало крепким и обжитым. В «Географическо-статистическом словаре Амурской и Приморской области с включением некоторых пунктов сопредельных с ними стран», составленном А. Кирилловым и изданном в 1894 году в Благовещенске, сообщается, что здесь действовала православная часовня во имя святого пророка Ильи (в 1909 году на ее месте возвели красивую деревянную церковь), имелось 26 дворов, а население состояло из 78 человек мужского пола и 82 женского. Жители Пермского заготавливали дрова для пароходов, ловили рыбу, занимались почтовой гоньбой, а вот земледелие не развивали из-за «недостатка для сельского хозяйства земель». Действительно, единственная улица тянулась цепочкой одноэтажных деревянных строений вдоль реки, а сразу за домами начиналась тайга. Когда в 1932 году сюда прибыли комсомольцы-добровольцы, в селе было уже 49 дворов и 300 жителей, но в этот момент история Пермского-на-Амуре завершилась.

Коренной перелом в судьбе дальневосточного села мог произойти гораздо раньше. Еще в 1910 году инженер Орест Вяземский разработал Николаевский проект по сооружению стратегической железной дороги от станции Уруша в Забайкалье до Императорской гавани в Приамурье, и проходить она должна была через Пермское, где планировалось также построить артиллерийский и судостроительный заводы. Октябрь 1917-го внес существенные коррективы в жизнь Российского государства, однако новое правительство, наметив курс на индустриализацию Дальневосточного края, Николаевский проект со счетов не сбросило, и это еще раз подтверждает его геополитическую значимость для восточных рубежей страны. Только теперь в районе Пермского вместо артиллерийского завода решили возводить авиастроительный.

В марте 1932 года наркомат тяжелой промышленности СССР направил в район будущей комсомольской стройки небольшой экспедиционный отряд «Дальпромстроя», которому надлежало подготовить жилье для строителей. Хабаровская организация «Проектверфь» разрабатывала временную схему генерального плана судостроительного завода и схемы застройки при нем поселка. Одновременно ЦК ВЛКСМ объявил масштабную мобилизацию, и уже через два месяца в Пермское прибыл первый отряд добровольцев – около 900 человек. Пароход «Капитан Карпенко» со 147 первостроителями на борту пришвартовался у стойбища Дзёмги. Почти 80 лет назад это древнее поселение коренных жителей Приамурья нанайцев описал русский исследователь и натуралист Ричард Маак в книге «Путешествие на Амур, совершенное по распоряжению Сибирского отдела Императорского русского географического общества в 1855 г.», а теперь здесь предстояло заложить площадку под авиационный завод. Дзёмги тоже поглотил строящийся город, но необычное название чудом сохранилось, его по-прежнему носит один из районов Комсомольска.


Уголок Ленинграда в тайге

Тот, кто впервые оказывается в Комсомольске-на-Амуре и прогуливается по его центральным улицам, почти всегда угадывает в их архитектурном облике черты северной столицы. Ошибки нет: в 1939 году над первым генеральным планом города работали специалисты Ленинградского отделения «Горстройпроекта». И если исторический центр современного Комсомольска несет в себе отпечаток величественного Ленинграда, в городской топонимии ярко отражено ушедшее время, наполненное духом социалистического созидания и трудовых подвигов во имя общей идеи – проспекты Мира и Первостроителей, Комсомольское шоссе, площади Юности и Металлургов, улицы Парижской Коммуны, Аллея Труда, Пионерская, Хетагуровская, парк Строителей.

Дом Советов на Аллее Труда. 1944 Комсомольск-на-Амуре

По точному определению Юлии Янушкиной, кандидата архитектуры, автора ряда монографий и учебных пособий, образ каждого города представляет собой сложный смысловой комплекс, постоянно воспроизводящий свое прошлое и в то же время генерирующий новые потоки информации. Официальный статус города Комсомольск-на-Амуре получил уже в декабре 1932 года, но по сути это были две площадки, где одновременно возводили судостроительный и авиационный заводы. Вокруг них стихийно возникали островки из саманных бараков и шалашей, соединенные тропами, кривыми немощеными улицами и грунтовыми дорогами. Остро не хватало инструментов, оборудования, техники и даже спецодежды, но тем не менее к концу 1933 года комсомольцам удалось расчистить уже 255 га тайги, построить лесозавод, механический комбинат, временную электростанцию, овощехранилище, больницу. Люди работали в условиях сурового дальневосточного климата, в отсутствие элементарных удобств и нормального питания, но мечта об идеальном городе и вера в светлое будущее давали силы. Оспаривать сегодня этот факт значит вычеркнуть судьбу целого поколения россиян.

Сегодня мы назовем это мужеством, а 90 лет назад происходящее воспринималось как важнейшее дело жизни. Вот несколько строк из дневника первостроителя дальневосточного писателя Александра Грачева, написанных в 1934 году: «Только прошлую зиму была тайга, а сегодня ее нет. Выросли большие светлые дома. Тем больше чувствуется волнение в душе, когда видишь, как поднимаются ввысь сооружения ТЭЦ, корпусов сборочного цеха, инструментального, доков и т. д. Да, велика сила людей, руководимых партией, не жалеющих собственных жизней за благо будущего человечества. Эти чувства проникают глубоко в душу, когда на твоих глазах творятся рукотворные чудеса».

Дом со шпилем Комсомольск-на-Амуре

Таким был прообраз Комсомольска-на Амуре, который до 1937 года строился в режиме сплошного штурма и в отсутствие общего градостроительного решения не имел не только единого архитектурного ансамбля, но и четко выраженного центра. Сооруженная в это время самая длинная городская улица, Комсомольское шоссе, соединила наконец две строительные площадки – «Город» и «Дзёмги» (сегодня Центральный и Ленинский городские округа), и это стало одним из первых шагов к формированию целостной планировочной структуры. Городское пространство развивалось поэтапно, в разные периоды упраздняли одни архитектурные проекты и утверждали другие, что вносило хаотичность и отражалось на «архитектурном тексте». Поэтому первый генеральный план, созданный под руководством главного архитектора Ленинградского отделения «Горстройпроекта» Бориса Данчича (он также автор генерального плана Магнитогорска), сыграл важную историко-градостроительную роль.

Кинотеатр Комсомолец 1947 Комсомольск-на-Амуре

… В портрете Комсомольска-на-Амуре есть штрихи, вписанные скульптором Надеждой Ивлевой – выпускницей Ленинградского высшего художественно-промышленного училища имени В. И. Мухиной, приехавшей в 1955 году по распределению и оставшейся здесь на всю жизнь. Она стала автором мемориала к 25-летию победы в Великой Отечественной войне, памятника Алексею Маресьеву, а кроме того, создала множество скульптурных портретов, увековечив память о тех, кто сделал реальностью мечту о городе-саде, Городе юности, Аэрограде.

Полностью статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 3(8), июль – сентябрь 2022.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю