Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Алина Малошик: «Есть мечта – значит, все получится!»
    Логопед, нейропсихолог и специалист по проблемам обучения из Латвии о драйве в профессии, женских инициативах и международном сотрудничестве
Обновлено: 12.04.2023
Лица поколения
9 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Алина Малошик: «Есть мечта – значит, все получится!»

Логопед, нейропсихолог и специалист по проблемам обучения из Латвии о драйве в профессии, женских инициативах и международном сотрудничестве













































































































































Алина Малошик

Автор фото: Екатерина Полянская


В сфере профессиональных интересов Алины Малошик – речевые нарушения и проблемы в обучении, среди которых дислексия, СДВГ и многое другое. Детям и подросткам с особенностями необходим индивидуальный подход, а их семьям – поддержка. Этим и занимается наша героиня, которая расскажет, как пришла в логопедию и нейропсихологию и чем родители могут сами помочь детям дома.


Вы довольно долго выбирали разные векторы в профессии, а с чего все началось?

В детстве я почему-то мечтала заниматься стройкой, уж не знаю, чем она меня привлекала. После школы пошла учиться на дизайнера интерьеров. Учеба мне нравилась, но институт оканчивать не стала – почувствовала, что это не мое. Во-первых, мне сложно давались компьютерные программы, а во-вторых, я поняла, что в этой профессии романтики и творчества не так много, как мне казалось. Однако любовь к дизайну интерьеров живет во мне и по сей день – люблю обустраивать свой дом. Сейчас как раз делаю комнату для дочки, она скоро пойдет в школу, и ей нужна многофункциональная детская.


Расскажите, какие были попытки найти себя.

В педагогический я поступила как-то неосознанно. Мне было лет 20, и знакомая предложила поработать в детском саду, чтобы появилась замена и тамошние педагоги могли сходить в отпуск. Но им нужно было, чтобы я пусть еще и не окончила педвуз, но хотя бы в нем училась. Работать с детьми мне нравилось, но и там не ощущала себя полностью на своем месте. Кстати, можно сказать, что неосознанный интерес к логопедии возник как раз в то время. Меня вдохновила работающая там женщина-логопед. Ей было лет 50, она была очень красивая. Так спокойно приходила ко мне в группу и уводила кого-то из детей к себе на занятия, потом спокойно приводила их обратно. Она была такой спокойной, неспешной в отличие от меня, которая в те моменты пыталась справиться с 16 дошкольниками в группе, что не всегда получалось. Тогда я параллельно стала изучать детскую психологию – учиться на двух факультетах одновременно. В итоге окончила магистратуру по педагогике и детской психологии. Потом поработала в частной школе, ушла в декрет. У меня родилась доченька Милочка. Осознанный интерес к профессии возник уже после ее появления на свет. Когда дочке исполнился год, я поняла наконец, чем хочу заниматься – выбрала коррекционную педагогику и пошла учиться на логопеда. Как только переступила порог логопедического факультета, поняла: это мое! Именно то, чем я хочу заниматься и чему хочу посвятить свою жизнь.


В своих интервью вы часто говорите, что учитесь постоянно. Таков удел грамотных специалистов, верно?

Да, я все время нахожусь в процессе обучения! Уже получив необходимый рабочий опыт, поняла, что для полной профессиональной картины мне не хватает знаний в области нейропсихологии. Необходимо понимать первоначальные причины нарушений и уметь корректировать их на более глубоком уровне. Пошла учиться дальше, и теперь наконец ощущаю себя целостно. Признаться, я не понимаю, как эти дисциплины могут жить отдельно друг от друга. Сегодняшний мир скоротечен, он постоянно меняется: появляются новые знания, технологии, методики, и нужно успевать следить за всем, чтобы оставаться в курсе всех событий. Кроме того, я такой человек, что мне все интересно. Вообще все! Даже не знаю, как объять необъятное. Сейчас делаю первые шаги в сфере планирования времени, и это помогает мне конструктивно распределять дела и многое успевать.

Алина Малошик

Есть логопеды, дефектологи и нейропсихологи. В чем отличие этих специалистов друг от друга? Скажем, в каких случаях и к кому из них стоит обращаться родителям?

Это очень актуальный вопрос, в первую очередь именно для родителей. Логопед занимается нарушениями речи – устной и письменной, диагностикой и коррекцией. Дефектолог занимается проблемами психофизических нарушений обучения и воспитания. Он работает с детьми с задержками развития, нарушениями эмоционально-волевой сферы, опорно-двигательного аппарата, а также со сложной структурой дефекта. Нейропсихолог работает на стыке психологии и неврологии, его профессия основывается на понимании неврологических процессов и причин нарушений. Если у ребенка есть сложности, нарушения, диагноз, то лучше, когда с ним занимаются специалисты в команде – я за междисциплинарный подход.


Расскажите о самых драйвовых и притягательных моментах в своей профессии, ведь обыватель зачастую не очень разбирается, чем вообще заняты логопеды кроме, условно, постановки звука «р» у дошкольников.

Действительно, логопед ассоциируется у большинства с постановкой звуков и помощью людям с заиканием. Хотя я, например, заикающихся детей беру в пациенты крайне редко, ведь логопед далеко не первый специалист в списке тех, кто корректирует эту особенность. На самом деле спектр логопедической помощи огромен: неговорящие дети, задержки развития, различные неврологические нарушения, несформированность письма и чтения и многое другое. Я работаю не только с детьми, но и с их семьями, ведь зачастую родителям нужна огромная поддержка. Мое основное направление в логопедии – проблемы обучения, такие как дислексия, дисграфия, дискалькулия, СДВГ, а еще я занимаюсь развитием интеллекта у детей и подростков. Мой главный драйв – это результаты, особенно там, где ты в прямом смысле слова «пошел против законов физики и физиологии». Еще люблю нестандартные решения в своей работе. Например, как-то работала со звуками у подростка, и ему было скучно на этапе автоматизации (отработки) зачитывать по кругу разные детские стишки. Тогда мы решили, что он будет читать рэп, и было так круто! Я люблю легкость в своей работе. Приветствую уход от стандартов.

Алина Малошик

Какие задачи решаете на своей основной работе?

Мое основное рабочее место – Exupery International School. Там я занимаюсь с детьми разных возрастов: от дошкольников до выпускников. Моя задача вовремя увидеть сложности и помочь ученику в его учебе, а еще работать с его семьей, поддерживать его близких. У нас есть целая команда поддержки, и состоит она из меня, психолога, специального педагога и тренера по психологии. Я работаю с русскоязычными детьми.


Меняется ли со временем так называемый «горячий список проблем», с которыми к вам как к специалисту обращаются?

Определенно, в самом начале моего профессионального опыта 90% работы были связаны с постановкой звуков, сейчас же 90% – дислексия. Но это еще и мой осознанный выбор, ведь дислексия – моя профессиональная страсть. Уже будучи специалистом в этой области, я наконец поняла, что со мной не так (смеется) – я тоже дислексик! Поэтому я, как никто другой, понимаю детей, с которыми работаю, и могу им не только помочь, но и по-дружески поддержать!

Алина Малошик

Расскажите про замечательную инициативу женского бизнес-клуба «Ladies Deal Club» в Риге, частью которого вы стали. Мне понравилась фраза с их сайта: «Мы ищем не статусы, а своих людей».

У нас и правда замечательный клуб, и я очень рада быть его частью! Он называется Ladies Deal Club. В нем встречаются профессионалы самых разных сфер, обмениваются опытом, сотрудничают, общаются. Там и культура, и спорт, и красота, и социальные вопросы, и образование – разнообразные проекты. В клубе настоящая женская поддержка, связи, помощь, приятная дружеская атмосфера, мероприятия, бизнес – это очень крутое место! Участницы клуба постоянно вдохновляют своими успехами и достижениями, это дает силы двигаться дальше. Я обожаю видеть успех других людей, это меня вдохновляет и очень подстегивает.

Алина Малошик

Знаю, что вы активно занимаетесь методологией, пишете книги, придумываете новые пособия. Поделитесь успехами в этой сфере.

Я сотрудничаю с издательством AGC (Accent Graphics Сommunications and Publishing, Канада). Они в том числе выпускают книги для детей с дислексией, напечатанные кириллическим вариантом шрифта Боэра. Это уникальный шрифт, который помогает детям с оптической формой дислексии читать свободнее. Вместе мы выпустили 4 тетради-тренажера по профилактике и коррекции дислексии и дисграфии, а еще терапевтическую сказку Романа Грачева «А о чем мечтаешь ты?» – рассказ о дружбе и взаимопомощи с нейропсихологическими упражнениями для развития речи и профилактики дислексии. Кроме того, я сотрудничаю с украинским издательством инклюзивной и развивающей литературы «Кенгуру». С ними мы выпустили пособия по развитию интеллектуальных способностей «Горішки для мозку» (укр. – «Орешки для мозга»). Еще я автор курса по развитию интеллекта у детей и подростков BrainTime, который мы успешно реализуем в Exupery International School, и карточек по развитию интеллекта IQTeacherCards. Вообще, планы грандиозные. Сейчас работаю над созданием десятка новых пособий, но пока о них информацию не разглашаю.


Отличный международный обмен опытом! Есть какие-то проекты, специалисты в России, за которыми особенно пристально наблюдаете?

Я люблю учиться у российских коллег. Иногда они приезжают к нам с лекциями, и это всегда очень ценно. Люблю Татьяну Григорьевну Визель, доктора психологических наук, профессора – нейропсихологию изучала у нее. Люблю Олесю Жукову и все ее пособия, это специалист по детскому развитию, педагог с огромным стажем.


Что вдохновляет такого специалиста, как вы, помимо рабочих успехов и талантливых коллег?

Профессионально очень вдохновляют мои дети – например, книга «А о чем мечтаешь ты?», о которой я говорила выше, посвящена мой дочке Миле. Идея создания книги родилась, когда Мила училась читать, так что это пособие создано специально для нее. После рождения каждого ребенка меня буквально «прорывает», и хочется творить! Так что дети – мои музы (смеется). Еще я благодарна мужу за то, что он поддерживает меня во всех начинаниях, идеях, пусть и не всегда реалистичных, во всех моих делах и мыслях. Он моя опора и настоящий друг. Достаточно сложно совмещать работу и домашние дела, но у меня есть формула: нужно держать баланс 50/50, и тогда в моей жизни гармония.

Алина Малошик

Какие советы вы дали бы родителям, которые подозревают, что у их ребенка есть речевые или образовательные особенности, и хотят не только подобрать грамотного специалиста, но и как-то помочь ребенку дома?

Будьте внимательны к своему ребенку и принимайте его таким, какой он есть. От этого многое зависит. Поддерживайте ребенка в интересах, особенно в тех сферах, где он успешен. Пообщайтесь с воспитателем или учителем ребенка, расскажите о своих подозрениях, узнайте их мнение по этому поводу. Часто учителя могут многое прояснить касательно успеваемости. Действительно важно подобрать подходящего специалиста. Он должен не только быть знающим и умеющим, но и подходить вашей семье как личность: у вас должны быть общие ценности в том, что касается образования, общее видение. Помните, что работа с нарушениями (если они подтвердятся) – долгая и требует системности. Очень важно не затягивать коррекционную работу – чем позже она начнется, тем сложнее будет размотать клубок устоявшихся привычек.


Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 5/2022.

Рекомендуем прочитать интервью с создателем приложения для дислексиков «ПростоСлово» Светланой Скангале.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю