Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Александр Литягин: «Я за то, чтобы труппа была многонациональной»
    Художественный руководитель Воронежского государственного театра оперы и балета — о страхах, сомнениях и трепете
Обновлено: 07.08.2023
Лица поколения
9 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Александр Литягин: «Я за то, чтобы труппа была многонациональной»

Художественный руководитель Воронежского государственного театра оперы и балета — о страхах, сомнениях и трепете














































































































































Александр Литягин

Автор: Оксана Карнович


На сцене РАМТа — XII Летние Балетные Сезоны. В этом году в афише проекта 17 классических балетов. После пятилетнего перерыва на гастроли в Москву приедет Воронежский государственный театр оперы и балета под руководством Александра Литягина. С 10 по 13 августа коллектив покажет столичной публике четыре спектакля.


Расскажите, пожалуйста, с какой программой Воронежский театр оперы и балета приезжает на Летние Балетные Сезоны?

Мы привозим спектакли для разной аудитории: прекрасную романтическую историю любви «Ромео и Джульетта» в постановке Михаила Леонидовича Лавровского, крупномасштабный балет-феерию «Дон-Кихот» (балетмейстер-постановщик А. А. Меланьин), а также показываем балеты для семейной аудитории — волшебную сказку «Продавец игрушек» Андрея Борисовича Петрова на музыку Алексея Шелыгина и легендарного задорного «Чиполлино» в постановке Генриха Александровича Майорова (муз. К. С. Хачатуряна).


Эта программа предложена Воронежским театром или таким был запрос организаторов Сезонов?

Изначально нам предложили привезти «Баядерку», но, к сожалению, этот балет из-за большого размера декораций технически сложно разместить на сцене РАМТа. Но у обеих сторон было желание представить Воронежский театр оперы и балета как можно шире и интереснее для зрителя, показать что-то эксклюзивное в насыщенной программе Летних Балетных Сезонов.


Кстати, балет «Продавец игрушек» у вас пользуется большой популярностью. Как у Андрея Борисовича Петрова возникла идея поставить его сначала в Воронеже, а потом перенести на сцену Государственного Кремлевского дворца?

Мы давно дружим, точнее, дружили с этим мастером. К сожалению, Андрей Борисович ушел из жизни. Он сам предложил поставить у нас аналог современного «Щелкунчика» на прекрасную музыку Алексея Шелыгина на либретто Виктора Добросотского и сделал все, чтобы реализовать свой замысел. После успеха «Продавца игрушек» на нашей сцене Андрей Петров решил перенести постановку в «Кремлевский балет», худруком которого являлся. И я очень рад, что спектакль полюбился зрителю не только воронежскому, но и столичному.


Сейчас, на мой взгляд, ощущается потребность в спектаклях для семейной аудитории. «Продавец игрушек» как раз является прекрасным произведением для семейного просмотра. Спектакли будут идти под фонограмму или будет звучать оркестр?

Спектакли Воронежского театра оперы и балета, как и вся программа Летних Балетных Сезонов, пройдут в сопровождении оркестра. Мы привозим своего прекрасного дирижера Данилу Серганина, который ведет «Ромео и Джульетту» и «Продавца игрушек». А на спектаклях «Дон-Кихот» и «Чиполлино» за дирижерским пультом будет стоять главный дирижер Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко, народный артист России Феликс Павлович Коробов.

Воронежский государственный театр оперы и балета

Вы давно дружите с Феликсом Павловичем?

Да, уже давно. Это дружба как личная, так и творческая. И я очень горжусь тем, что Феликс Коробов сотрудничает с Воронежским театром оперы и балета. Для нас он уже стал, что называется, своим человеком, который задает высокие профессиональные критерии не только оркестру, но и балетной, оперной труппам. Это сотрудничество приносит прекрасные, яркие творческие плоды.


Вы привозите на Летние Балетные Сезоны «Ромео и Джульетту». Не боитесь ли конкуренции с Большим театром? В будущем году там решили восстановить этот культовый советский балет.

«Ромео и Джульетта» — легендарный драматический балет, он идет во многих театрах нашей страны. В репертуаре Воронежского театра оперы и балета он появился в 2011 году и с тех пор пользуется успехом и на родной сцене, и на гастролях. Соревноваться, мне кажется, не для чего и незачем. Если думать о конкуренции с Большим театром, то можно ничего и не начинать. Моя главная задача, как худрука, показать на Летних Балетных Сезонах профессиональную труппу и хорошо подготовленный, отрепетированный материал.


Вы рано стали главным балетмейстером, а потом и художественным руководителем театра. Сегодня Воронежский театр оперы и балета — самобытный, конкурентоспособный коллектив на театральной карте страны. У вас были страхи, опасения — получится или нет?

Во-первых, огромное спасибо за вашу оценку. А что касается страхов, сомнений, волнений — они не то что были, они есть и по сей день, и по сей час. Очень переживаю за свой театр, хочу, чтобы он рос, развивался, шел вперед. Я работаю для того, чтобы Воронежский театр составлял достойную конкуренцию лучшим не только хореографическим, но и оперным труппам нашей страны. Получается или нет — не могу судить, считаю, что время покажет.


За вашими плечами успешная работа балетной труппы. Теперь вы отвечаете не только за балет, но и за оперу, оркестр, постановочную часть… Балетные коллеги не ревнуют вас к другим цехам?

Ваш вопрос вызывает у меня улыбку и даже некий трепет внутри. Конечно же, и мне, и всей балетной труппе не хватает того прежнего количества времени, которое мы проводили вместе в танцевальном классе, в репетиционном зале. Будучи руководителем балетной труппы, я практически все время находился с ребятами в балетном зале или на оркестровых репетициях. Сейчас в театре сформирован качественный штат педагогов-репетиторов, которые держат это все в своих руках. Мне остается только посматривать, курировать, ставить какие-то цели, планы, задавать критерии оценки. Но, мне кажется, балетные знают, что они на особом контроле. Хотя ко всем работникам нашего театра я отношусь с большим уважением, потому что все мы делаем одно общее дело.

Александр Литягин

Какая у театра связь с балетной школой? Как удается привлекать в труппу лучших выпускников Воронежского хореографического училища?

Сотрудничество театра оперы и балета и Воронежского хореографического училища выстраивается и развивается уже не одно десятилетие. Для себя я давно решил, что разрывать эту связь не то что нельзя, а просто невозможно, и надо делать все для ее укрепления. Понятно, что учащиеся Воронежского хореографического училища участвуют в спектаклях театра. И за этим очень приятно наблюдать: дети получают первый опыт выхода на большую сцену, а это колоссальная школа и база. Со своей стороны, я делаю все, чтобы выпускники остались в родном театре, чтобы те, кто подходит труппе, укрепляли коллектив Воронежского театра оперы и балета. Конечно, кто-то уезжает, но многие остаются. Кто-то уезжает, а потом возвращается. Да что говорить — я сам, окончив Воронежское хореографическое училище, уехал танцевать в труппу Бориса Яковлевича Эйфмана, проработал там 2,5 года. Мои одноклассники работают в Большом театре, кто-то в Нью-Йорке, кто-то в Берлине. Но нельзя упрекать выпускников в том, что они ищут свой путь, свой театр, который им станет близким. Каждому надо дать возможность попробовать. А дальше человек определится сам.


Как развивается фестиваль «РЕ:форма танца», который был инициирован вами? Какое он имеет значение для театра?

На мой взгляд, «РЕ:форма танца» — один из интересных имиджевых проектов Воронежского театра оперы и балета. Мы проводили его уже трижды, и за эти годы в рамках фестиваля было выпущено более 20 спектаклей. С каждой постановкой труппа получает бесценный опыт работы с новым хореографом, опыт нового мышления, нового ощущения пространства, музыки, искусства в целом. На мой взгляд, после «Ре:формы» наши артисты и классику начали танцевать чище, ярче, аккуратнее, стабильнее и качественнее и могут составить конкуренцию многим столичным театрам в том числе. Что касается зрительского интереса к данному проекту — когда первый раз проводили фестиваль, количество проданных билетов не превышало и половины. А в последний раз на три фестивальных дня были распроданы абсолютно все билеты. Мне кажется, сегодня людям хочется видеть что-то уникальное, новое — что происходит здесь и сейчас, что не остается в репертуаре, но дарит неповторимый зрительский опыт, незабываемые впечатления и эмоции. Мне это очень нравится.


В труппе Воронежского театра оперы и балета сейчас работают иностранцы?

Да, у нас танцуют трое японцев: две девочки, Юмико Накагава и Канон Карита, и выпускник Московской государственной академии хореографии Ацунори Ото. Они отлично влились в нашу труппу и активно участвуют в жизни театра, пробуют себя в различных направлениях хореографического искусства. Я за то, чтобы труппа была многонациональной, разношкольной, если можно так сказать. Каждый артист приносит в балетное мастерство свою неповторимую краску, добавляет в труппу особый колорит. К сожалению, были вынуждены улететь домой танцевавшие у нас бразильцы и американка. Но все они очень хотят вернуться в Россию — пишут, звонят, скучают.


Каковы перспективы реконструкции здания Воронежского театра оперы и балета?

Реконструкция здания подразумевает одновременное воплощение двух проектов. Во-первых, это строительство репетиционного вспомогательного корпуса театра в ста метрах от основного здания. Надеюсь, в конце 2024-го — начале 2025 года корпус, включающий два подземных и пять наземных этажей, построят. Это будет огромная театральная база, где разместятся репетиционные залы, помещения для оркестра, мастерские художников и цехов — пошивочного, бутафорского, слесарного, столярного. Как только работы будут завершены, мы совершенно спокойно, без спешки перейдем в новое здание — и тогда начнется реконструкция исторического здания Театра оперы и балета.

Сейчас активно ведутся проектные работы. Проектный институт согласовывает с нами план реконструкции и то, как будет оснащен театр, — это достаточно кропотливая работа. Недавно мы были на Исторической и Новой сценах Большого театра, в Театре Станиславского и Немировича-Данченко, чтобы посмотреть, как устроены ведущие театры страны: как технически оснащены, какие есть варианты размещения того или иного цеха, сколько залов необходимо для репетиций оркестра, балета, хора. Это были очень полезные рабочие встречи, после которых наши проектировщики по-другому взглянули на проект и предлагают новые решения. Дай бог, чтобы все наши замыслы реализовались и мы построили театр, которым можно гордиться.


Уверена, с таким неравнодушным и упорным руководителем, как вы, всё осуществится. Сегодня воронежский театр развивается какими-то удивительными, фантастическими в профессиональном смысле темпами. За это, конечно, вам огромное спасибо. Какие у театра творческие планы?

Конечно, развивать фестивальную деятельность, продолжать проводить фестивали «Воронежские звезды балета» и «Ре:форма танца». Естественно, планируем премьеры. В октябре выпускаем «Хрустальный дворец» в постановке Екатерины Мироновой и Александра Сомова. В ноябре выйдет опера «Кармен», в начале 2024 года, очень надеюсь, — оперетта «Принцесса цирка». Весной хотим провести оперный фестиваль.

Александр Литягин

Александр, вы победитель телевизионного конкурса «Лидер года — 2021» в номинации «Культура», обладатель престижной профессиональной премии «Душа танца» в номинации «Рыцарь танца». Но у каждого рыцаря должна быть своя Прекрасная дама! Расскажите о своей семье, пожалуйста.

Я очень благодарен своей супруге Луизе. У нас в семье все построено на абсолютном доверии друг к другу, все достаточно просто, но надежно и душевно. Жена во всем мне помогает. Если затеваю какой-то проект, она всегда поддержит. Рад, что моя жизнь сложилась и проходит с любимой женой. У нас прекрасный сын, которым я очень горжусь. Он уже становится взрослым, ему 17 лет. Поэтому у нас все как у людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю