Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Куратор выставки Полина Коротчикова: «Посетители музеев помолодели и стали заинтересованнее»
2511
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Куратор выставки Полина Коротчикова: «Посетители музеев помолодели и стали заинтересованнее»

Арина Демидова

В Государственном музее Востока открылась выставка «Роскошь заката: Иран эпохи Каджаров». Зрителей знакомят с малоизвестной широкой публике страницей иранской истории и искусства: периодом конца XVIII – начала XX века. Впервые в России в одном пространстве собрали более 300 предметов из богатейшей иранской коллекции музея Востока: произведения живописи и миниатюры, керамику и стекло, изделия из дерева и художественный металл, ковры и расписные ткани, манускрипты и оружие. На выставке также можно ознакомиться с историческими документами из Государственного архива РФ, экспонатами из фонда Марджани и фотоматериалами из Кунсткамеры (МАЭ РАН). Большая часть экспонатов никогда не покидала фонды музея и выставляется впервые. Обо всем этом и многом другом рассказывает куратор выставки Полина Коротчикова.

Расскажите о себе: краткая биографическая справка. Где и когда родились, учились?
Я родилась в Москве в 1988 году. Училась на историческом факультете МГУ, история искусства. Писала свои работы именно по Востоку: тогда по исламской Индии, позже стала заниматься искусством Ирана, потому что получила фонд, стала его хранить. Так как язык единый, персидский и там, и там, то моя профильная переподготовка прошла достаточно безболезненно. В музее я шесть лет.

Почему именно искусство – такая сложная и не всегда благодарная сфера?
Искусствоведение случилось со мной с детства: мама отдала в кружок при Третьяковской галерее, и мне всегда было очень понятно, как это – говорить об искусстве. Мы ходили по залам, занимались искусствоведением. И я поступила на исторический факультет, что тоже сыграло свою роль. А область Востока я выбрала потому, что совершенно не понимаю актуальное искусство и не умею в нем разбираться. Искусство Востока подразумевает изучение исторического материала: занимаешься немного религией, немного этнографией, немного историей. Сначала ты должен все это подобрать, освоить и так далее, а после этого ты уже можешь приступать, переходить к искусству. Мне системно проще работать именно так. Поэтому искусство уже такая вишенка на торте. Сначала собираешь историческую, религиозную часть. С теми же Каджарами: быт, как люди жили, как они мыслили, ты это понимаешь, а потом, исходя из этого, начинаешь оценивать искусство. Чаще всего прелесть восточного искусства заключается в том, что оно не функционировало только как эстетический момент, только для красоты, а всегда исполняло некую функцию: бытовую, идеологическую и так далее.

Когда и почему родилась идея выставки?
Примерно три года назад. У нас была плановая сверка фондов, которая подразумевает, что мы пересматриваем каждый предмет, оцениваем его сохранность. И тогда мы с моим сокуратором Марией Кулландой вдруг поняли: у нас совершенно потрясающие вещи, и их очень много. То есть более 1000 предметов только каджарского искусства. И в тот момент, когда мы это задумали, такой моды на Каджаров не было еще. Мы ее придумали, стали раскапывать информацию, и потом пошла волна, бум настоящий этих выставок. Две были до пандемии, одна из которых в Лувре. Потому что буквально две выставки открылись в Нидерландах, одна выставка открылась даже в Сиднее, они достали своих Каджаров, хотя у них не много. Это действительно поветрие. Видимо, всем стало интересно.

Почему это направление стало модно?
Специальный стиль, острый, который придумали Каджары, ранее не находил своего применения, так как он очень рекламный и современный. Даже знаменитая монобровь, которая сейчас вошла в моду среди девушек, она была популярна в Иране в XIX веке. Это искусство очень яркое, намеренно бросающееся в глаза во всех своих проявлениях. Видимо, пришел момент, когда это все оказалось достаточно старым, чтобы стать историей, и достаточно красивым, чтобы это стало настоящим искусством. Мы хотели открывать выставку Каджарского искусства в прошлом мае, но начался ковид. Нам было так чудовищно обидно, что вся наша работа пошла насмарку, захотелось хотя бы чуть-чуть показать онлайн из того, что мы подготовили, и мы сделали небольшой онлайн-проект.

Вас изначально привлекало восточное направление больше остальных?
Да, оно мне нравилось еще со школы. Я хотела работать в теме Востока. Я очень много раз была в этом музее еще в детстве, постоянно просила маму пойти именно в этот музей. И вопроса о смене направления у меня, конечно, не возникает.

Есть ли у вас авторитет в мире современного искусства, человек, на которого хочется равняться? Почему именно его достижения кажутся вам наиболее привлекательными?
У нас достаточно специфический музей, мы тут все научные сотрудники в первую очередь. То, что мы все так или иначе занимаемся кураторством, связано прежде всего с тем, что у нас галерея небольшая. И такая сфера, как подготовка выставок в профессиональной деятельности, мне не близка. Когда мы делали выставку, нам нужно было ее не только показать каким-то оригинальным способом, но и объяснить, кто такие Каджары, чем они жили. Поэтому для нас это больше наука. И сложно тут говорить об авторитете в кураторской сфере, если применительно к выставочной деятельности.

Был ли какой-то факт в процессе подготовки выставки, который даже вас поразил?
Например, мы узнали, что у нас в коллекции есть грамота, сами ее ранее не читали, она лежала в фондах. Эта грамота была вручена русскому послу Ивану Симоничу. Интерес заключается в том, что Симонич этот – такая сложная фигура, он участвовал в войне с Наполеоном, но на стороне Франции. Попал в русский плен, а потом стал дипломатом на нашей стороне. И его направили в Персию, хотя он не очень в этом разбирался. К грамоте прилагалась золотая медаль. Что самое любопытное, в его биографии, а он написал биографию, нет ни слова про то, что его награждали. То есть этот момент он обошел. Это было действительно удивительно. Вторым стало батальное полотно, которое мы выставляем. Долго не могли его отреставрировать. А когда это получилось, мы смогли расшифровать сюжет. Тоже было очень интересно: понять, из какой это области. И у нас появились разные научные вопросы, которые предстоит решать.

Если говорить об искусстве как о языке международного общения, в чем, на ваш взгляд, заключается его функция?
Безусловно, искусство должно работать как единственная или одна из немногих сфер, где не существует политики, сложных межрелигиозных отношений. Потому что все области искусства принадлежат всему человечеству, и они способны поднять человека над уровнем каких-то своих частных интересов.

Какие ваши проекты в области искусства наиболее значимы для вас?
Проект «Восток – другая красота» в 2018 году, который мы делали при музее. Он был потрясающий с точки зрения взаимопроникновения людей, потому что обычно мы немного каждый в своей стороне сидим и каждый свое делает, а тут все делали всё. Это был момент воссоединения с искусством. Еще был проект, который мы делали с частными коллекционерами, посвященный редким малодоступным горным регионам Афганистана и искусству этих народов, два года назад. Он позволил мне работать с частными коллекциях и вписать их в нашу среду. И, конечно, это Каджары сейчас.

Есть ли у вас тема мечты? Тема, по которой вы непременно хотите открыть выставку?
Я не оставляю своего интереса к теме индийского ислама. Мне бы хотелось раскрыть тему взаимопроникновения персидской и индийской мусульманской культуры, которую теперь, на этом этапе, я могу сделать. Возможно, надо задействовать какие-то внешние ресурсы, что не очень просто. Это мечта наперед.

Как за последние 10 лет менялись посетители музеев?
Они стали моложе и заинтересованнее в информации. Стало интересно не просто смотреть на картинку, но и получать знания. Люди готовы к этому, но знания нужно немного иначе подать: не так, как это делалось раньше.

Если говорить о планах, чем вы хотели бы заниматься через 10 лет?
Открыть еще пяток хороших выставок, написать как минимум два каталога. Хорошо бы монографию.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"